Кому мешает секонд-хенд

Кому мешает секонд-хенд

Власть хочет запретить «секонд-хенд», аргументируя свою инициативу поддержкой отечественного легпрома. Последний не считает «вторые руки» конкурентом. Так кто же лоббирует ликвидацию «дешевой одежды из Европы»?

Дискуссия вокруг будущего «секонд-хенда» в Украине не затихает. В начале 90-х многим из нас пришлось переступить через брезгливость, впервые взяв в руки футболку, пахнущую дезинфектантом.  Потом мы поняли, что «вторые руки», хоть и не первые, но и откровенным рваньем их назвать никак нельзя. Затем в СХ стало появляться новье с ярлычками, явно купленное на оптовых распродажах в Европе и ввезенное в страну под видом бэушной одежды. Именно этот псевдосеконд является сегодня основным аргументом в пользу закрытия магазинов и базарчиков СХ-одежды как недобросовестных конкурентов отечественного легпрома. Особенно преуспел в закапывании «секонд-хенда» глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский. Между тем, президент Всеукраинского объединения областных организаций работодателей легкой промышленности Александр Соколовский заявил, что запрет «секонд-хенда» не спасет отечественную легкую промышленность. Логично предположить: если СХ не мешает отечественным производителям, то и запрещать его незачем. Тем не менее, вряд ли стоит рассчитывать на то, что идея ликвидации «секонда» будет забыта как неудачный экспромт отдельных представителей власти. И не только потому, что противно быть шмоточной помойкой Европы и Америки, которые с радостью используют украинские просторы для утилизации собственных вещевых завалов.

Несформированный образ врага

Все началось с того, что глава Государственного комитета по вопросам регуляторной политики и предпринимательству Михаил Бродский сообщил в своем блоге на livejournal.com о необходимости запретить ввоз в Украину «секонд-хенда». «Хотим запретить ввоз в Украину секонд-хенда. Ежегодно его привозят у нас по 2 кг на человека. Через секонд завозят даже новые, брендовые вещи - естественно, без налогов. Практически весь секонд-хенд завозят как благотворительную помощь, таможенный сбор не платят, а продают потом его на рынках. Я уже не говорю о санитарном состоянии этих вещей. А наша легкая промышленность тем временем умирает. 20 лет назад в ней работало 750 тысяч человек, а сейчас - 90 тысяч», - пишет Бродский.

В ответ президент общественной организации «Ассоциация секонд-хенда» Магер Таббах заявил о готовности продавцов секонда выйти на митинги протеста. Он категорически не согласен с тем, что его коллеги составляют конкуренцию украинскому легпрому.

Как у первого, так и у второго мнения нашлись сторонники.

Но как уже было отмечено выше, наиболее показательным стоит признать мнение президента Всеукраинского объединения областных организаций работодателей легкой промышленности Александра Соколовского, который, по идее, должен был выступать на стороне противников СХ.  Основной враг наших производителей, по его мнению, - это одежда из Юго-Восточной Азии (ЮВА), в первую очередь из Китая. Вместе с тем, Соколовский считает, что в Украине необходимо ввести лицензирование деятельности по импорту товаров категории «секонд-хенд».

«Если бы было введено лицензирование для тех операторов, которые занимаются данным видом деятельности, если бы лицензия стоила денег, то, конечно, это никак не повлияло бы на количество операторов, занимающихся ввозом, но они стали бы ответственнее относится к тому, что под видом «секонд-хенда» завозится другой товар - регулярный или стоковый», - говорит он.

Соколовский считает, что запрет на ввоз в страну товаров «секонд-хенд» таки будет введен.

В свою очередь, народный депутат, зампредседателя комитета Верховной Рады по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства Ксения Ляпина убеждена, что основной проблемой для украинского легпрома является использование «серых» и «черных» схем ввоза в Украину дешевой одежды из Турции и ЮВА, в том числе и под видом «секонд-хенда».

При этом, Ляпина считает, что нельзя запретить импорт «секонд-хенда» в Налоговом кодексе, так как это некорректно с точки зрения законодательства. «Налоговый кодекс включает в себя исключительно вопросы налогообложения, в нем может идти речь о повышении пошлин. Но одновременно необходимо принимать во внимание то, что мы являемся членами ВТО, что влечет за собой некоторые ограничения», - отметила депутат.

Напрашивается вывод, что защита отечественного производителя от демпингующих импортеров, в первую очередь, зависит от Гостаможслужбы. Так что, пусть каждый занимается своим делом - таможня дает или не дает «добро», Госкомпредпринимательства помогает развиваться частному бизнесу, а не призывает к уничтожению отдельных его видов, а наша легкая промышленность повышает свою конкурентоспособность, пользуясь налоговыми каникулами, которые ей пообещал Кабмин. Запрещать у нас уже неплохо научились, только вот результат зачастую не оправдывает ожиданий. К примеру, так было с игорным бизнесом, который и через полтора года после своей фактической ликвидации продолжает функционировать, правда, теперь полностью уйдя «в тень». Но если бы все было так просто, то идея о запрете «секонд-хенда» вряд ли бы вообще появилась.  

Блеск и нищета «секонд-хенда»

Исходя из собственного опыта, а также с оглядкой на знакомых и друзей, позволю себе предположить, что граждане Украины уже давно в состоянии «удовлетворить» спрос на СХ в стране за счет собственных ресурсов. Обратите внимание на склады старой, но еще вполне носибельной одежды, которые можно обнаружить на даче у среднестатистического соотечественника. Там десятки футболок и рубашек, джинсов и ветровок, кожаные «танкеры» в стиле 90-х и шубы из натурального меха. В лучшем случае десятая часть этого гардероба задействована на «садово-огородных» работах, остальное годами висит в ожидании волевого решения об отправке на мусорник. Не намного лучше дело обстоит и в некоторых городских квартирах. Несмотря на годы относительного благополучия, в нас глубоко сидит уважительное отношение к вещам. В богатой Европе гардеробы обновляют в разы чаще, чем у нас, что собственно и является источником постоянного пополнения прилавков «секонд-хенда», но и там поношенная одежда не выбрасывается, а сдается в специальные пункты приема, чаще всего бесплатно. Почему же европейский опыт не нашел применения у нас. Да все потому, что коррупция во всевозможных разрешительных органах и сложная система налогообложения сделали внутриукраинский секонд-хенд неинтересным для наших предпринимателей, тогда как импортную б/у одежду значительно проще завозить по «серым» схемам или под видом гуманитарной помощи. Попытки возродить что-то по типу комиссионных магазинов, существовавших при Союзе, пока проблематичны.

Что же представляет собой б/у одежда. Если исключить совершенно новые вещи, которые сегодня широко представлены в магазинах СХ с вывеской «Одежда из Европы», и посмотреть на настоящий секонд-хенд, то его можно разделить на несколько типов. В первую очередь, это действительно заношенные произведения легкой промышленности, которые продаются по 10-20 грн. и представляют интерес для наиболее малообеспеченных покупателей, к которым можно отнести подавляющее большинство наших пенсионеров, а также жителей периферий и небогатые родители быстрорастущих малолетних детей. Вторая категория - одежда средней «убитости» по цене 30-50 грн. за футболку или джинсы. Этой категории «секонд-хенда» сегодня приходится хуже всех, ее практически вытеснили вещи из так называемых стоковых магазинов, где цена на совершенно новую рубашку может колебаться в пределах 60-70 грн. Вот тут действительно широкое поле для деятельности таможни и налоговых органов. Ну не может цена легально ввезенной одежды одного и того же класса так сильно различаться в зависимости от места ее реализации. Яркий пример - недавно открывшийся в подземном переходе на столичном Крещатике стоковый магазин, совмещенный с «секонд-хендом». Цены там, как минимум, в два-три раза ниже, чем в магазинах недорогих брендов, расположенных в соседнем «Глобусе». При этом по качеству и дизайну одежда из стокового и «Глобуса» не отличается, по крайней мере, с точки зрения дилетанта. Заметьте, СХ пусть и со стоковым уклоном открылся в самом центре столицы, где арендные ставки на торговые площади самые высокие в стране. Понятно, для того, чтобы покрыть затраты на аренду (а может, и на покупку) помещения, «стоковый секонд-хенд» на Крещатике закладывает в стоимость своей одежды наценку (в реальном денежном выражении) не меньшую, чем его конкуренты из «Глобуса». Трудно даже предположить, почем же эти вещи были куплены у поставщиков - небось гривен 5-10 за штуку, а может и за килограмм…

Одежда дешевле - обороты больше

Теперь мы переходим к еще одному интересному моменту. По данным компании Colliers International, к концу 2010 года средний размер арендной ставки в торговых центрах Киева достигнет 85 долл. за 1 кв. м. без НДС и эксплуатационных расходов. В 2009 году арендная ставка составляла 75 долл. за 1 кв. м, а в 2008 году - 105 долл. за 1 кв. м. То есть, на лицо восстановление рынка торговой недвижимости, а, соответственно, возросли и продажи одежды, которая составляет до 90% всех  товаров, реализуемых через ТЦ. При этом эксперты отмечают массовый переход операторов, арендующих торговые площади в ТЦ, с дорогих на более дешевые бренды. Бренды, рассчитанные на среднюю ценовую категорию (стоимость одной покупки в таких магазинах составляла 70 долл.), сокращают свое присутствие на рынке, тогда как их место занимают бренды, в магазинах которых средняя стоимостью чека - 30 долл. При этом операторы отмечают увеличение товарооборота после перехода на более дешевый товар, а владельцы торговых центров говорят о возможности повышения арендных ставок. И такая тенденция наблюдается по всей Украине, хотя относится, в первую очередь, к городам-милионникам.

В результате стоимость одежды в торговых центрах постепенно приближается к ценам стоковых магазинов. Более того, в некоторых ТЦ, пока, правда, не в столице, уже появляются торговые точки, откровенно называющие себя «секонд-хендом». Так может быть причины активизации борьбы с одеждой СХ стоит искать именно здесь. Возможно, операторы торговых точек в ТЦ, переориентировавшись на одежду, доступную обедневшим в кризис украинцам, исподволь лоббируют запрет «секонд-хенда»? Это всего лишь предположение, тем не менее, имеющее под собой достаточные основания. И тут опять таки некоим образом не представлены интересы украинских швейных фабрик, ведь наши торговые центры завалены недорогой одеждой из той же Турции, Китая, Индонезии, Малайзии и т. д. и т. п. Магазины с одеждой «made in Ukraine» в Киеве можно пересчитать по пальцам, еще и лишние останутся.

Мечты из «вторых рук»

Начав говорить о типах одежды с «секонд-хенда», мы прервались на среднем ценовом сегменте. Сразу оговоримся, что всевозможных подходов к классификации секонда существует множество, мы же условно разделим его на три основные составляющие: 3-й сорт, 2-й и 1-й. О третьем и втором речь уже шла выше, остался первый. Обычно одежда «второй руки» закупается реализаторами у оптовиков 100-килограммовыми тюками, хотя и тут существуют варианты. Цена одного тюка, привезенного из Западной Европы, варьируется от 100 до 150 долл. Покупка, хотя и напоминает приобретение «кота в мешке», но только внешне. Конечным реализаторам прекрасно известно, что в каждом тюке приблизительно одинаковое соотношение тряпок по 5 грн., футболок по 20 грн., а килограммов 10 приходится на  вещи, которые в магазине стоили не меньше 100 долларов. Ясное дело, что на еще вполне респектабельной кожаной куртке одного из ведущих европейских брендов может оказаться пятно от краски или дыра, но может и не оказаться. Тогда такой товар смело можно предлагать за 300 грн. и выше.

Встречаются в СХ и дизайнерские вещи, за которыми охотятся состоятельные столичные модники, лишенные комплексов. До сноса в Киеве Сенного рынка именно там чаще всего можно было встретить джинсы от Armani или футболку Dolce & Gabbana, сшитую не в Турции, а в Италии. В конце 1990-х - начале 2000-х посещение Сенного рынка в Киеве напоминало лотерею, «выигрышем» в которой становилась действительно эксклюзивная вещь, о которой не будь СХ и не стоило мечтать. В качестве бонуса в кармане ветровки из СХ обнаруживалась датская монетка в 25 эре, что знающими людьми воспринималось не иначе как привет от Карлсона. А еще в «секон-хенде» можно было купить что-нибудь из военного обмундирования. К примеру, автору этого текста достался совершенно новый форменный пиджак швейцарского военного летчика. К чему все эти воспоминания? Да к тому, что правильный блошиный рынок, которым и была  киевская «Сенка», - нормальный атрибут любого европейского города. Там можно купить керосиновую лампу 19-го века или портсигар с видом Кремля, старинный фотоаппарат с объективом «гормошкой» и набор оловянных солдатиков, ну и, конечно, одежду «секонд-хенд». Противники СХ могут сказать, что автор явно передергивает, ведь речь идет о массовом ввозе в Украину дешевой ношенной (иногда - заношенной) одежды отнюдь не haute couture. Они скажут, что проблема лежит в социально-экономической плоскости и совершенно не касается эстетствующих любителей антиквариата. Позволю себе не согласиться. «Секонд-хенд» как единственная возможность одеться для пенсионера, а также малообеспеченных украинцев, особенно в регионах, где зарплата отнюдь не столичная, и как источник пополнения гардероба для юного панка является проявлением свободы выбора. Поиски причин для того, чтобы «взять и запретить» являются попытками эту свободу ограничить, а все остальное нюансы…  Возможно, рост зарплат и пенсиий, повышение обеспеченности как можно большего количества украинцев, укрепление среднего класса само по себе ликвидирует издержки секонд-хендовского бизнеса.

Антон Лосев, УНИАН-экономика

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter