Нино Бурджанадзе: Надеюсь, что я стану новоизбранным лидером Грузии

Нино Бурджанадзе: Надеюсь, что я стану новоизбранным лидером Грузии

Потери Грузии огромны... Политическая ситуация напряжена... Саакашвили свое президентство реально закончил в августе... Интервью

В интервью УНИАН экс-спикер парламента Грузии Нино БУРДЖАНАДЗЕ рассказывает, как изменила Грузию война с Россией

Прошло уже более полугода после войны – Ваша оценка произошедшего…. Кто виноват и могла ли ситуация разрешиться другим путем?

Нино БурджанадзеЯ оцениваю ситуацию как огромную трагедию для грузинского государства и грузинского народа, поскольку мы реально были откинуты августовскими событиями на 15–20 лет назад, сейчас даже не с нуля придется начинать любому другому правительству. Начинать с негативной точки, с минусов и больших минусов. Регионы Южная Осетия и Абхазия были заняты российскими военными, мы получили российские военные базы на нашей территории и еще одна военная морская база начинает появляться на горизонте. Наша инфраструктура была серьезно разрушена и экономика получила большой удар, страна потеряла имидж надежного партнера, наше стремление быстро войти в НАТО было серьезно замедлено, перспектива получить членство в НАТО была откинута в неизвестное будущее. Поэтому, конечно же, страна оказалась в очень тяжелом положении. Можно ли было избежать этой ситуации? Я думаю, что да. Я думаю, что такого катастрофического развития можно было бы избежать, если бы мой президент адекватно оценивал ситуацию, адекватно оценивал возможность реагирования России и мощь российской военной машины, реальную готовность противостоять этой силе. Поэтому я однозначно считаю, что наше правительство в ответе за то, что произошло. Но это не значит, что мы оправдываем какие-либо шаги, сделанные Россией. Наоборот, что сделала Россия – непростительно, реакция и действия России до и после военных действий были однозначно негативными. Но моя проблема - это действия моего правительства, которое не смогло оценить эти негативные действия и цель российской политики в данной ситуации, не смогло уберечь страну от катастрофических последствий прямого столкновения с Россией.

Ведутся ли сегодня официальным Тбилиси хоть какие-то переговоры с РФ для восстановления дипотношений, снятия экономической блокады и возвращения к нормальным двухсторонним отношениям?

Насколько я знаю, таких переговоров практически нет, если не считать Женевского формата. Наверное, вы читали заявление Григола Вашадзе (глава МИД Грузии. - Прим. ред.) о том, что Грузия не собирается говорить с Россией, вести диалог, пока последний солдат не покинет оккупированную территорию. Был объявлен совершенно непонятный форс-мажор, смысл которого никто мне не может объяснить. Что это такое между двумя государствами? А самое печальное то, что Грузия говорит о том, что не будет вести прямой диалог с Россией, а с другой стороны, – отдает ИнгуриГЭС в руки России. То есть, полная неувязка, и это просто можно назвать преступлением. Во-первых, без диалога я не представляю, как мы сможем урегулировать вопросы, хотя диалог будет сложным, безусловно. Как раз искусство диалога, искусство дипломата и государственных мужей в том и заключается, что когда диалог сложный - они должны найти выход из этой ситуации, должны защитить интересы своей страны и найти разумный путь по договоренности. Мне совершенно непонятно, когда с одной стороны якобы не разговаривают, а с другой - отдают России стратегические объекты. Это дань этого руководства российской стороне и все.

Какова ситуация в признанных Россией Южной Осетии и Абхазии? Могут ли признать политики в Грузии потерю части территории своей страны, и как к этому отнесется население?

Мне сложно об этом судить, потому что мы не получаем реальной информации оттуда. Мы судим о ситуации в Абхазии и Южной Осетии по информации российских СМИ или иностранцев, которые там бывают. Конечно же, там ситуация ненормальная и не стабильная, это однозначно. Абхазия и Южная Осетия стали милитаризованными районами, практически большими военными базами, поэтому ни о каком нормальном развитии этих регионов и речи быть не может.

Население относится резко отрицательно к тому, что происходит. Что касается того, признаем ли мы потерю, то если кто-то считает, что мы смиримся с признанием этих территорий, я вам однозначно говорю, что нет! А то, что сейчас де-факто они временно потеряны, это ясно всем, кроме Саакашвили, который до сих пор говорит, что мы выиграли войну или, во всяком случае, не проиграли. Сейчас о контроле над этими территориями и политическом урегулировании нет даже возможности говорить. Возможность возвращения этих территорий в единое грузинское государство потеряна надолго. Хотя я считаю, что ресурсы остаются, но не у нашего правительства во главе с Саакашвили. Следующее правительство должно сделать все, чтобы построить мосты между грузинами и абхазами, между грузинами и осетинами, восстановить эти мосты, завоевать доверие внутри страны и на международной арене. Это нелегкая работа и займет не один год, но это единственный выход.

Каковы экономические потери в целом для страны? Насколько их усиливает мировой финансовый кризис?

Нино БурджанадзеПотери Грузии огромны, поскольку потеряно два района, которые были подконтрольны стране - это 114 деревень. Это и потеря каждой семьи в отдельности…

Экономические потери фактически равны тем потерям, которые мы получаем от экономической нестабильности, от того, что страна потеряла имидж более или менее программируемого партнера. Инвестиции сократились практически до нуля. И я не думаю, что в ближайшее время есть ресурс для того, чтобы убедить всех инвесторов, чтобы они активно вкладывали деньги в Грузию. Приведу такой пример - турецкие инвесторы, которые вложили деньги и занимались строительством на территории Ахалгори, сейчас имеют дела не с грузинским правительством, а с российскими властями. Естественно, такая нестабильность никому не нравится и не может понравиться в будущем. Поэтому экономические потери на сегодняшний день огромны, но впоследствии они будут еще более тяжелыми.

Финансовый кризис пока особо Грузию не затронул. Скорее всего, резкого удара из-за всемирного кризиса по грузинской экономике не будет, так как если не существует реальной экономики и она не связана с мировой экономикой, то, естественно, и влияние менее ужасающе. То есть, у каждого минуса есть свой плюс, если, конечно же, это можно назвать плюсом. Хотя уже пострадала банковская система Грузии - многие теряют работу, идут сокращения. В определенном смысле негативное влияние всемирного кризиса уже сказывается, и я думаю, что более чувствительным это будет уже в марте-апреле.

Как складывается политическая ситуация в стране? Возможны ли внеочередные выборы – как президентские, так и парламентские?

Политическая ситуация в Грузии очень напряжена, хотя Саакашвили и не признает политического кризиса. Это нонсенс, когда все оппозиционные партии в один голос говорят о том, что президент должен подать в отставку, президент должен уйти, что это единственный выход из сложившейся ситуации, а, с другой стороны, президент говорит, что в стране нет политического кризиса. В стране происходит серьезная политическая борьба, и я уверена, что мы добьемся назначения досрочных президентских выборов, а после выборов президента уже должны быть назначены парламентские, поскольку нынешний однопартийный парламент совершенно не отвечает ни демократическим стандартам, ни чаяниям грузинского народа. Я считаю, что выборы должны быть проведены достаточно быстро, и я не раз говорила, что считаю оптимальным вариантом для их проведения весну.

Каким Вы видите обозримое будущее Грузии? На каком этапе строительство Вашей оппозиционной партии "Демократическое движение - единая Грузия"? Какова поддержка населения и станет ли она реальной силой в стране? Каковы Ваши планы в политической жизни?

Сейчас об этом невозможно реально говорить, пока не будут назначены президентские выборы, потому, что если теоретически предположить, что Саакашвии на этот период останется у власти, то это будет означать конец страны. Это отодвигает возможность возвращения Абхазии и Южной Осетии и демократического развития нашей страны, осуществление всех планов, которые у нас есть в отношении страны, на десятки и десятки лет. Каждый день правления Саакашвили и его команды ввязывает страну во все больший кризис. Поэтому я считаю, что в первую очередь нужно достичь проведения выборов. Я считаю, что выборы пройдут демократично и справедливо, и новоизбранный лидер, надеюсь, им стану я, поведет страну в новом направлении. Правильное направление – это демократия, диалог, нормальное развитие государства, хотя ближайшие пять лет для нашей страны будут в любом случае очень тяжелыми.

Наша партия уже существует, она во всех регионах представлена серьезными структурами, во всех регионах и практически во всех районах Грузии у нас есть достаточно большое количество наших единомышленников и членов партии, и тех, кто ей сочувствует. Я уверена, что сейчас «Демократическое движение – Единая Грузия» - одна из самых сильных партий, несмотря на то, что мы были созданы недавно. Я не буду называть количество членов, мы сейчас находимся в процессе регистрации, к нам сейчас поступают десятки и сотни заявлений о вступлении в партию, мы сейчас активно выдаем мандаты членов партии. Все это говорит о том, что у нас есть серьезная поддержка среди населения, что население ждет перемен, и они доверяют и лидеру этой партии, и лидерам, которых они выдвинули в партийный актив, активистам этой партийной организации. Наши офисы уже есть практически во всех регионах.

Безусловно, когда создаешь серьезную политическую партию, и ведешь серьезную политическую борьбу, естественно, ты готовишься к выборам – это не игра.

По Вашему мнению, остались ли у Украины и Грузии шансы получить в ближайшие годы ПДЧ и продолжить интеграцию в НАТО, учитывая российско-грузинскую войну, внутриполитические и экономические проблемы в Украине, смену власти в США?

Во-первых, в Украине сложилась немного другая ситуация, сам украинской народ должен решить, хочет ли страна вступить в НАТО, что очень важно для любого дальнейшего продвижения в альянс. Я не знаю, каковы перспективы Украины. К сожалению, в ближайшие годы я не вижу перспективы вступления Грузии в НАТО. Эта перспектива была перечеркнута Саакашвили в августе прошлого года.

Как Вы считаете - каково политическое будущее Президентов Ющенко и Саакашвили?

Нино БурджанадзеНе буду говорить о президенте Ющенко. Не думаю, что должна оценивать его политическое будущее. К сожалению, Украине не удалось наладить ситуацию так, чтобы не было перманентной кризисной ситуации в стране. Это очень печально, но, к сожалению, это факт. Что касается Саакашвили, то считаю, что он свое президентство реально закончил в августе. То есть он поставил точку во всем, что он сделал до этого, а он сделал не только плохое. Он сделал что-то и хорошее в стране, но в августе он все перечеркнул, поставил большую жирную черную точку. У него нет перспективы как политика и как президента и, к великому сожалению, он потерял шанс войти в историю Грузии как человек, который смог поднять эту страну на ноги, который смог построить в этой стране реальную демократию и этим путем объединить страну. Он останется в истории, как человек, который потерял не только эти территории, но к тому же сказал: «Ну и что, мы потеряли только два района, подумаешь!». А это уже не прощается, это даже не прощается больше, чем сама потеря территорий.

Беседовала Инна Кукуджанова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter