REUTERS

Реформирование ООН: от "глубокой обеспокоенности" до эффективных действий

Дискуссии о реформировании ООН, которые ведутся уже не один год, на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи, в контексте событий в Украине и Сирии, приобрели особое звучание.

REUTERS

С высокой трибуны ООН юбилейной сессии Генассамблеи все громче звучат призывы преобразования организации, которая занимается мировой безопасностью. В частности, большинство стан, выступают за расширение Совета безопасности ООН как в части постоянных, так и непостоянных членов, для обеспечения справедливой географической представленности всех регионов в этом органе. Также одним из ключевых вопросов является реформирование системы миротворчества, которая должна претерпеть фундаментальные изменения, чтобы соответствовать вызовам современности. Кроме того, одной из центральных тем в вопросе реформирования Совбеза стала недавняя инициатива Франции по ограничению в использовании права вето странами-постоянными членами.

Сегодня в состав Совбеза входят 15 членов: пять постоянных — США, Китай, Великобритания, Франция и Россия — и десять, заседающих по два года, непостоянных членов (пять из них ежегодно меняются). Страны из постоянной пятерки — союзники по Второй мировой войне – могут применять санкции против тех или иных государств, а, в случае необходимости, прибегать к военному принуждению. Каждый из пяти постоянных членов обладает правом вето и фактически может заблокировать любое решение Совета безопасности ООН.  

Германия и Япония, которые, по объему отчислений в ООН, являются вторым и третьим донорами после США, утверждают, что они заслуживают постоянного места в Совбезе. Еще в 2004 году эти страны вместе с Индией и Бразилией объединились в так называемую «Группу четырех» (G4), заявив о своем стремлении получить постоянное место в СБ, структура которого, по их мнению, со времен окончания Второй мировой войны устарела и не отражает реальной расстановки политических сил в мире.

Действительно, в последний раз реформа Совбеза ООН проводилась в 1963 году, тогда его состав увеличился с 11 до 15 стран. Наконец, в 2014 году было принято решение о создании рабочей группы для изучения вопроса расширения совета за счет постоянных и непостоянных членов.

В ходе 70-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке стремление расширить Совет безопасности Германия подтвердила снова. На встрече с коллегами из Бразилии, Индии и Японии канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о необходимости изменения в структуре Совбеза, которые «отражают реальное распределение сил во всем мире». «Нам нужен новый метод работы, чтобы решать проблемы», — сказала она.

«В настоящее время не только мы вчетвером, но и многие другие страны не согласны со структурой и методами работы Совбеза. Мы хотим создать современную рабочую структуру СБ, которая соответствует XXI веку», — добавила она.

REUTERS

Канцлера Германии в своем выступлении поддержал американский лидер. В том числе, президент США Барак Обама предложил включить в Совбез, как минимум, одного представителя африканского континента. Обама также подчеркнул, что для того, чтобы орган продолжал быть эффективным, он должен учитывать «все различные тенденции» последних десятилетий. «США поддерживают концепцию модификации структуры Совета Безопасности ООН. Я думаю, что в принципе в Совете безопасности должен быть, по крайней мере, один представитель от Африканского континента, а также представители других регионов мира и некоторых других усилившихся держав», — заявил он.

Отсутствие в СБ ООН представителей Африки давно вызывает недовольство на Африканском континенте, о чем в ходе выступления на Генеральной ассамблее ООН заявил, в частности, президент ЮАР Джейкоб Зума. «Практически не было достигнуто прогресса относительно намерений глав государств и правительств в 2005 году о реформе Совета Безопасности ООН. Этому нет оправданий, и несправедливо, что более миллиарда человек на Африканском континенте до сих пор исключены из постоянных членов главной структуры ООН, принимающей решения — Совбеза», — сказал он.

Любопытно, что и президент Российской Федерации Владимир Путин заявил о готовности обсуждать изменения в организации: «Россия, как одна из стран-учредительниц ООН, заинтересована в укреплении этой универсальной организации. Мы понимаем, что мир меняется, и мы готовы на основе широкого консенсуса со всеми членами организации говорить и о развитии самой организации, но, не подвергая сомнениям ее универсальность, ее принципы работы».

Пересмотр архитектуры ООН

Не остался в стороне от всеобщих призывов к изменениям в ООН и президент Украины Петр Порошенко. На саммите по вопросам миротворчества он заявил, что ради сохранения мира и укрепления деятельности ООН необходимо провести ее реформирование. По мнению украинского президента, прочным основанием для таких изменений могли бы стать последние инициативы генерального секретаря ООН, в частности, относительно всеобъемлющего пересмотра архитектуры ООН по поддержанию и строительству мира, а также доклад независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям.

REUTERS

Собственно, главным изменением, которое предложил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своем 139-страничном докладе относительно реформирования миротворческой деятельности, должна стать скорость, с которой после решения Совбеза будут разворачиваться миротворческие силы. Для этого в распоряжении ООН должны появиться части постоянной готовности. Генсек ООН считает, что необходимо внести фундаментальные изменения в миротворческие операции, чтоб они соответствовали вызовам сегодняшнего и завтрашнего дня.  

Пан Ги Мун призвал ООН в целом сосредоточиться на предотвращении конфликтов и посреднических усилиях, что, по его мнению, уже само по себе избавит от необходимости проведения дорогостоящих миротворческих операций. Что касается самих миротворцев, то, по словам генсека, «нам нужно изменить то, как мы планируем и проводим миротворческие операции ООН, чтобы они были более мобильными, гибкими и более подотчетными перед странами и людьми, охваченными конфликтом».

В качестве решения этой задачи в его докладе предусмотрена выработка к началу следующего года плана развертывания в любой части света «полностью функциональных» сил быстрого реагирования для защиты гражданских лиц в течение 2-3 месяцев после того, как СБ ООН принимает решение о направлении миротворцев. Для этого в распоряжении ООН должны находиться подразделения, готовые к немедленной отправке.

REUTERS

Также Пан Ги Мун призвал к созданию нового глобального механизма, «который позволит справляться с вызовами в области мира и безопасности». На это, в частности, должно быть направлено «укрепление партнерства между ООН и Африканским союзом».

Назревшая необходимость

Дипломат, эксперт «Майдана закордонных справ» Александр Хара считает, что необходимость реформирования ООН назрела уже давно. «В целом система ООН сейчас не себя оправдывает, так как за 70 лет ситуация в мире изменилась. Уже нет блокового противостояния, основанного на идеологии, хотя, с другой стороны, можно сказать, что есть свободный мир, демократические страны и кучка авторитарных стран с кровавыми режимами, такие как Сирия и Россия», - уверен дипломат.

«Не следует забывать, что РФ за последние 20 лет вела войны как за рубежом, так и на своей территории. И до сих пор Чечня и Дагестан находятся в особом режиме, где постоянно проходят так называемые контртеррористические операции. Также в современном мире появилось много негосударственных игроков, террористических сетей и других подобных организаций, которые представляют угрозу безопасности мира и отдельным странам. То есть мир изменился, но механизмы, которые были заложены в 1945 году, не совсем соответствуют реалиям», - говорит он.

В этой связи, необходимость реформирования Совета безопасности ООН, органа, который отвечает за поддержание мира и безопасности, и является единственной структурой, решения которой обязательны для исполнения, назрела давно. В то же время, по мнению дипломата, есть ряд других отраслевых органов и судов, которые тоже нуждаются в реформировании, чтобы отвечать вызовам современности.

«ООН не справляется с новыми вызовами и угрозами в сфере безопасности, мировой экономики и выравнивании экономической несправедливости, глобальным потеплением и другими вещами. Но, с другой стороны, в настоящее время не видно, чтобы страны были готовы кардинально изменить эту систему», - отмечает Александр Хара.

Запоздалая реакция ООН

Часто это приводит к тому, что конфликты, которые пытается разрешить ООН, «к сожалению, заканчиваются замороженными стадиями, после чего снова возобновляются», отмечает директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский. «Грубо говоря, от вмешательства ООН никому не становится легче», - подчеркивает он.

«Здесь необходим поиск инструментов. Альтернатив можно предлагать множество, вопрос в том, кто их выдвигает, и какие интересы при этом преследует. Как пойдет сложение этих стратегий в некую единую стратегию - вопрос открытый. Желательно было бы, чтобы внимание органа безопасности, которым является Совет безопасности, было сосредоточено не на урегулировании конфликтов, а на процессе их эскалации, то есть на ранних этапах возникновения таких конфликтов», - считает Сунгуровский.

REUTERS

Без этого, по его мнению, любые действия ООН будут запаздывающими, что негативно отразится и на разрешении того или иного конфликта. «Реформировать необходимо процедурную часть, которая заключается в лучшем кризисном менеджменте, лучшем планировании операций», - отмечает он.

Что же касается темы расширения членства в Совете безопасности, по словам военного эксперта, это очевидные вещи, поскольку сейчас на первые роли вышли страны Юга. Страны Севера и Запада, в основном, финансируют миротворческие миссии, а живую силу предоставляют, в основном, Южная Африка и Азия. Учитывая же, что Германия является одним из основных ведущих стан ЕС, то есть субъектом, который оказывает глобальное влияние на всю систему безопасности, она также должна войти в состав постоянных членов Совбеза ООН. 

В свою очередь, политолог Тарас Чорновол отмечает, что в контексте реформирования ООН как структуры, ей необходима большая императивность принимаемых решений, требующих безусловного выполнения. «Чтобы возросло значение решений Генеральной ассамблеи ООН, они в некоторых вопросах должны достичь императива», - считает он.

В этой связи, эксперт прогнозирует, что может быть пересмотрена уставная позиция относительно того, что «если решение во время голосования на Генассамблее набирает квалифицированное большинство (две трети или три четверти стран – об этом можно спорить), то в таком случае, оно становится императивным, по типу того, которое принимается Советом безопасности ООН».

«То есть, если страна заблокировала своим вето решение на Совете безопасности, можно провести это решение через Генассамблею, и оно вступит в полный императив, а не будет иметь консультативный, совещательный статус. Эти вещи серьезно рассматриваются, и Украина на них настаивает», - утверждает политолог.

Кроме того, эксперт указывает на необходимость возрастания роли и влияния ООН в зонах конфликта. В частности, усиления участия ООН в миротворческих организациях, упрощение системы направления миротворческих контингентов и пересмотр того, как должен оформляться мандат на выполнение миротворческих операций. То есть, в мандат миротворческих сил, по мнению Чорновола, должны закладываться большая жесткость и большие права.

Право вето или лицензия на убийство

Собственно, относительно злоупотреблений правом вето, этот вопрос поднимает постоянный член Совета безопасности ООН – Франция. В частности, ее последняя инициатива предполагает не пользоваться право вето в случаях, связанных с массовыми жертвами.

REUTERS

Идеи Франции готовы поддержать более 100 стран ООН. Украина же, в свою очередь, и вовсе выступает за постепенное ограничение права вето в ООН. «Украина выступает за постепенное ограничение права вето с дальнейшей отменой этого права. Право вето не должно стать актом прощения за преступления», - заявил президент Украины Петр Порошенко, намекнув на злоупотребления этим правом российской стороной.

В администрации президента Украины допускают, что в ближайшие дни в рамках сессии Генеральной ассамблеи ООН может быть принята резолюция относительно ограничения права вето для постоянных членов Совета безопасности.

«Об этом говорят уже все, кому не лень, конечно кроме некоторых из тех стран, которые являются постоянными членами Совета безопасности ООН. Президент Порошенко кстати и сказал, что в вопросах, касающихся массового уничтожения людей, право вето является лицензией на убийство. Однако, пока сделать такую ​​реформу не удастся, она будет заблокирована, по крайней мере, Россией, возможно - Китаем», - считает Тарас Чорновол.

Такого мнения придерживается и дипломат Александр Хара. По его мнению, лишить права вето Россию или Китай вряд ли удастся. «Теоретически лишить права вето постоянных членов ООН, конечно, возможно. Но в реальности – нет. Потому что тогда самим членам, обладателям права вето, нужно будет самоограничиться, чтобы не применять такое право, и я не вижу такой возможности со стороны РФ», - отмечает он.

«В случае с Россией, она изменила свое законодательство и, если раньше был примат международного права над национальным, то сейчас - наоборот. То есть, Россия не считает себя обязанной выполнять международные обязательства», - говорит дипломат.

«Соглашения или конвенции, она будет выполнять лишь выборочно, и то, если это будет отвечать национальным интересам. То есть, как это видит Путин и его окружение», - добавил эксперт.

В свою очередь, директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский убежден, что механизм использования вето окончательно себя не изжил. «Для того, чтобы нивелировать каким-то образом негативные вещи, связанные с тем, что одна страна ветирует весьма чувствительные вопросы по предотвращению и реагированию на конфликты, есть процедура, предусмотренная Генеральной ассамблей ООН в резолюции 377. Она называется «Единство на пользу мира» от 1950 года. Там предусмотрено, что в случае, если работа Совета безопасности блокируется  ветированием одной из стран-постоянных членов какого-то вопроса, этот вопрос может быть рассмотрен Генеральной ассамблеей. И в приложении к этой резолюции расписана достаточно подробно процедура, как это делается», - отмечает он.

По его мнению, Украине как раз и нужно было воспользоваться этим механизмом, а не дожидаться, пока будет реформирован Совет безопасности и Россию там лишат права вето.

Константин Гончаров

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter