"Кременная – очень хороший плацдарм для любого направления", отметил Гайдай / фото t.me/luhanskaVTSA

Глава Луганской ОВА Гайдай: Все добровольные коллаборанты должны понести максимальную ответственность, чтобы неповадно было даже их внукам

13:00, 07.10.2022
21 мин. 6287 Интервью

Глава Луганской областной военной администрации (ОВА) Сергей Гайдай в интервью УНИАН рассказал о продвижении Вооруженных сил Украины в регионе, о настроениях мобилизованных россиян и коллаборантов, опасных провокациях орков, а также о перспективах освобождения Луганска и восстановления разрушенных населенных пунктов.

На днях вы сделали долгожданное всей Украиной официальное заявление о начале деоккупации Луганской области и сказали, что уже освобождено несколько населенных пунктов. Вы можете уже их назвать? Или еще действует режим секретности?

Пока мы все-таки оставим их за скобками. Объясню, почему. Это не какая-то пропаганда, что населенные пункты не освободили, а мы пытаемся этим бравировать. Нет - действительно освобождены. Иногда солдаты даже бегут впереди паровоза и сбрасывают фотографии с названиями этих населенных пунктов. Но тут в чем проблема? Иногда бывает, что российская армия отступает и не докладывает своему руководству об этом. Как только это выходит в публичную плоскость, от злобы и бессилия они могут туда "насыпать" все, что у них есть. И артиллерией, и реактивными системами залпового огня. Наделают беды и нашим военным, и гражданским. Поэтому лучше пока мы оставим (в тайне – УНИАН).

Можно просто говорить о том, что это направление со стороны Лимана в сторону Сватово, Кременной. Кому сильно интересно, то могут найти в интернете фотографии, которые делают наши бойцы на фоне табличек населенных пунктов.

Вы говорите, что ВСУ на подступах к Кременной. Куда они, скорее всего, двинутся дальше? Можете сделать прогноз?

Это война. Все будет зависеть от ситуации на линии фронта, потому что Кременная – очень хороший плацдарм для любого направления. Оттуда очень удобно можно идти в сторону Рубежного, на Старобельск. Если на этом плацдарме закрепиться, то уже можно развивать наступление на любом направлении.

Все будет зависеть от того, что успеют сделать русские, какие резервы они подтянут. Они очень сильно минируют Кременную. У нас очень много информации, что там минируется всё, разбрасывают "лепестки", рассчитанные на то, чтобы оторвать конечности. Ноги отрывает, если она подпрыгнула, руку может оторвать. Человек может погибнуть от потери крови, но мина рассчитана на то, что если боец ранен, это сковывает сразу несколько человек. Его же нужно куда-то оттянуть, переместить. А представьте, что мины разбрасываются в такой среде, где очень много гражданских. Это будет беда.

Возможно, минируют от безысходности? Готовятся к отступлению? Вот Олег Жданов говорит, что враг начал уже выводить свои войска из Кременной. Что он бросает там мобилизованных "элденеэровцев", как это было в Лимане. Вы можете это подтвердить?

По количеству военных – там их много. По качеству – да, это действительно свежемобилизированные и так называемые "элденеэровцы". Я не знаю, как их правильно называть. А российские офицеры… в чем проблема обороны российской армии – у них офицеры бегут. Так было и в Лимане. Они просто сбежали. Оставили большую группировку в городе. Связи с офицерами нет, что делать, не знают. Они пытались выходить в разные стороны маленькими группами, их там по дороге расстреливали. По большому счету, они не понимают, что делать: колонной выходить, ждать, держать круговую оборону или просто сдаться. Понятное дело, нам это только в плюс.

То есть, можно сказать, пока мы наблюдаем повторение лиманского сценария, когда не идет речь об отводе войск, спасении армии, создании нового рубежа обороны? Мы видим просто бегство.

Я думаю, что ситуация будет тяжелее, потому что времени зарыться, настроить рубежей и заминировать подходы у русской армии было больше. Плюс погода не очень сильно нам сопутствует, потому что любой дождь – земля сразу вязнет, и тяжелая техника проходит тяжело. Тем не менее, думаю, что это замедлит продвижение ВСУ, но не остановит. И то, что российские войска туда не подвозят, а везут только свежемобилизированных, это действительно факт.

Кроме вот этих "чмобиков", российской армии больше нечем затыкать свои дыры на Луганщине?

На Луганщине особо нет. У нас были зэки, это ЧВК "Вагнера".

Кстати, а их много? И где их тренируют?

Тренируют их на территории или российской, или если привозят, то где-то в районе самого Луганска. Привозят их несколько сотен.

Гайдай рассказал о тяжелых боях в Луганской области  / фото УНИАН

Давайте скажем так. Первое. Наши войска не идут по пустым селам. Это тяжелые бои. Нельзя сказать, что как на параде зашли, и все разбежались. Нет. Все равно воюют. Да, русские бегут, да, неумело воюют, но это война. И, к сожалению, погибают наши бойцы тоже. И второе. Вся эта свежемобилизированная орда – это все пушечное мясо. Это люди, которые вообще не понимают, куда они попали, У них нет никакой ни слаженности, ни боевой подготовки. Они не знают, какие подразделения справа, слева, что они делают. Невозможно научить обычного гражданского человека управлять танком за месяц, или за одну-две недели. Это нереально. Точно так же невозможно научить хорошо стрелять из артиллерии и минометов. Это нужно понимать математику, читать карту. понимать, по каким квадратам нужно стрелять, как настроить пушку. Нужно понимать, что ты не можешь стоять и стрелять, потому что сейчас есть контрартиллерийские комплексы, которые просто "накрывают" арту. То есть очень-очень много нюансов.

А теперь давайте возьмем самое примитивное – пехота. Пехотинцев не обучить за месяц-два. Это исключено. Они приходят неподготовленные, неэкипированные. И поверьте мне, после первого обстрела они бегут, потому что так работает психология человека. Это страшно, когда идет артиллерийский обстрел.

В ближайшие две недели у нас появится действительно очень много свежемобилизированных, но при этом увеличится и цифра, которая сейчас стоит на уровне 60 тысяч – число погибших россиян.

РОССИЯНЕ – РАБСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ, РФ – СТРАНА РАБОВ

В последнее время эта цифра и так растет, как на дрожжах. Ясно, что резких скачков успехов от этих "чмобиков" никто не ждет, не ждет их, наверное, и российская армия. Но что касается их настроений - сейчас они бегут, а могут они пойти против своих командиров? Какое-никакое оружие у них есть. Какие среди них настроения, как вы думаете?

Я думаю, что локальные конфликты будут однозначно. Неважно в трезвом это будет виде или в пьяном угаре, а они пытаются залить этот свой страх алкоголем, и это для них нормально. Как это будет, под каким соусом, я не могу сказать, но это будет однозначно, но локально. В глобальные бунты я не верю. Это рабское население, страна рабов.

Абсолютно нормальные, адекватные, здоровые мужики, которые бегут от мобилизации, сейчас заполонили там казахское, грузинское направления… Они реально бегут. Их порядком 300 тысяч человек. 300 тысяч здоровых мужиков не могут поменять власть? Да выйдите на Красную площадь! Да, это тоже страшно…

Наверное, не хотят, не могут, боятся. Ведь что мы наблюдаем? Боящиеся войны убегают, те, кто побогаче, а эти "чмобики"… половина из них торгуется за то, чтобы им списали кредиты, за то, чтобы их семье дали овцу, провели телефон, подарили машину и тому подобное. Вот с таким биоматериалом они сейчас работают и его присылают. Из этих свежемобилизованных действительно там некому идти и свергать власть.

Это приматы. История о "хороших русских". Приведу короткий, но очень яркий пример. Когда началось харьковское контрнаступление ВСУ, во многих Telegram-каналах, многие комментарии русских поменялись с агрессивно-оскорбительного – уже не было "салоеды", "хохлы"… уже были "укры", "а как это так?", "а как это получилось?", "а что такое?", "а почему мы бежим?". Через два дня россияне нанесли удар по дамбам, по ТЭЦ, и сразу комментарии поменялись: "так вам и надо", "сдохните, твари", "вы все фашисты" и так далее. То есть это реально рабский менталитет. Когда их взять в жесткие, ежовые рукавицы, то они будут покладистыми. Как только отпустить и дать им возможность немножко расправить плечи, все вернется обратно. Это как пьяный гопник начинает зачем-то бить окна в машине. Выходит владелец с тремя соседями, дают ему подзатыльников, он стоит, плачет и просит его отпустить. Но как только они уйдут, он возьмет кирпич и бросит в лобовое стекло.

Настроение у всех достаточно депрессивное. Думающие люди черпают информацию из разных источников. То, что показывает российский телевизор, – это хорошо… но они же владеют еще и оригинальной информацией. Давайте только посмотрим на подписание вот этих бумажек в Кремле главными гауляйтерами. Можно улыбаться сколько угодно, пожимать руки, как мушкетеры… Надо было посмотреть на их глаза. Глаза не врут. Взгляд тяжело как-то перенастроить, показать глазами, что ты радуешься. Там был взгляд испуганных, растерянных людей, которые понимают, что все не так, как говорится по телеку, и не так, как говорит Путин. На самом деле все намного страшнее.

Настроение у коллаборантов достаточно депрессивное, отметил Гайдай / фото facebook.com/den.kazansky

Самая большая проблема коллаборантов, и они это знают, что их не выпустят за территорию Луганской области. Они уже попытались это сделать на следующий день после харьковского наступления.

А правда, что коллаборанты и низшего звена, и звена повыше пытались бежать из ОРДЛО, но их не выпустила Российская Федерация? Сейчас ничего не поменялось? Они там должны сидеть?

Однозначно. Более того, я думаю, что все эти так называемые "эленеровские" войска, когда они попытаются сбежать в Россию, то на территории РФ выстроятся заградотряды, и они их пускать не будут. Какие-то непонятные вооруженные люди, которых русские презирают, как сами недоформирования Л/ДНР. Они их не пустят, огромные формирования вооруженных людей к себе на территорию. Они заставят их воевать.

Я бы хотел еще с вами поговорить о провокациях орков. До эфира вы говорили, что появилась опасная тенденция: орки придумали новый вид преследования украинцев на оккупированных территориях. Давайте на этом остановимся, это очень важно.

Да, к сожалению, орки запустили такую ловушку: они переодеваются в украинскую форму, цепляют на технику украинские флаги и колоннами заезжают в села. Люди выходят их встречать, как украинских военных, радуются и попадают в лапы вот этих уродов.

Почему они это делают? Во-первых, они боятся, что местные жители будут продолжать сливать информацию об их передвижениях. Второй момент, когда русские меняют наших военнопленных на обменный фонд, который у нас находится, то они стараются менять именно русских. Так называемых элденеэровцев – в последнюю очередь. Поэтому оккупанты хотят создать свой отдельный обменный фонд, чтобы менять пленных на своих уже.

Я бы местным жителям хотел бы посоветовать, чтобы они не поддавались на такие провокации. Мы скажем, когда будут деоккупированы населенные пункты, мы приедем, и я в том числе тоже буду ездить со своими замами, с главами военных администраций и будем общаться.

НА ОСВОБОЖДЕНИЕ ЛУГАНСКА ПОНАДОБИТСЯ ТРИ-ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА

Что будет с людьми после освобождения регионов? Мы знаем, что в таких городах, как Лисичанск, Северодонецк люди еще остаются, но инфраструктуры нет. Принудительная эвакуация как в Донецкой области возможна или нет?

В теории возможна. Мы готовимся к разным сценариям. Готовим деоккупационные штабы в каждой громаде. То есть каждый глава военной администрации составляет себе штаб. Мы сделали типовой штаб в области, спускаем на администрации, и они делают свои штабы по этому же формату только поменьше.

Мы готовим сейчас анализ и аудит всех магистральных наших газовых труб, полноценное стратегическое восстановление электросетей. Это в большой перспективе. Это много денег, это долго, но все равно это нужно делать.

Параллельно мы готовимся к возобновлению жизнеобеспечения населенных пунктов вот уже и сразу. То есть заходим в населенный пункт, там проблемы с водой, значит, там нужно сделать скважину, если это возможно. Мы готовим большие промышленные фильтры, чтобы фильтровать воду из скважин и давать людям. В Лисичанске так не получится, город сложно расположен, он на подъеме. Когда были проблемы, Попаснянский водоканал качал туда воду два дня. Поэтому мы с нашими работниками и спасателями проговариваем, чтобы брали цистерны и в цистернах привозили питьевую воду. Ну да, это техническая вода, но у нас есть компактные фильтры.

Мы уже подготовили автомобили "скорой помощи", санитарные автомобили, подготовили врачей. Мы понимаем, какие медикаменты и в каком количестве нужно завозить в первую очередь. Потом мы будем проводить аудит, а что они оставили из оборудования, а, может, они, уроды, поминируют его, мы же не знаем. Мы видели, что огромное количество оборудования уже вывезли в Луганск. Они там с пафосом открывали медицинский центр… Наши врачи в этом центре узнали свое оборудование, которое мы в прошлом году поставили. "Супер" медицинский центр открыли, без слов.

Мы готовим гуманитарные наборы. Мы уже готовим склады с пленкой, с наборами для ремонтов. Мы же не понимаем, что там произойдет уже после деоккупации…

Резерв пригодится в другом регионе.

Очень важный и болезненный для Украины вопрос. Россияне вывозили ведь детей в РФ из населенных пунктов, которые захватили после 24 февраля. "На оздоровление" вывозили в основном, так называли, да? Что будет с этими детьми, если регион, где живут их семьи, будет освобожден?

Если вывозят, то вывозят на территорию РФ. Соответственно придется только через какие-то международные площадки пытаться возвращать этих детей.

Мы не забыли о них сейчас? Мы ведем эту работу?

Эта работа ведется совместно с Министерством реинтеграции. Ведется регулярное общение между моим профильным замом и министерством. Всю информацию, которой мы владеем, мы им передаем. Но не факт, что она на 100% достоверная. Мы же не можем провести аудит и понять, что там происходит на оккупированной территории.

По последней информации, оккупанты планируют сделать длительные каникулы и вывозить детей в сторону России. У меня нет 100%го подтверждения этой информации, но она имеет право на жизнь, потому что даже ремонтные работы в школах, которые были начаты две-три недели назад, остановлены. Ремонтные бригады выехали за пределы Луганской области. И медицинский персонал, который приезжал из России, тоже весь выехали. 

Поэтому, сколько они еще смогут вывезти детей под эгидой каникул, мы, к сожалению, не знаем. Но тенденция опасная.

Хотел еще с вами поговорить о Луганске чуть более подробно. Рано еще спрашивать, когда ждать великое освобождение Луганска? Или осторожный прогноз вы сможете сделать?

В этом плане я согласен с Михаилом Подоляком, что ориентировочно понадобится три-четыре месяца.

Гайдай оценил перспективы освобождения Луганска / фото ua.depositphotos.com

Луганская область – реально самая сложная область в Украине и в плане деоккупации тоже. И тут работает несколько факторов сразу. Один из них – те, кто сбежал из Лимана и Харькова, они все побежали в Луганскую область. Поэтому концентрация военных максимальная. Второе – у них было достаточное количество времени чтобы зарыться. Третье – у них было достаточное количество времени, чтобы подтянуть резервы. Может, и плохие, да, это свежемобилизированные, но это все равно солдаты, которые стреляют в нашу сторону. Дальше – погода. Чем ближе к зиме… осенние ливни, грязь не способствуют проезду техники. Кроме того, с 14 года на линии разграничения оккупанты очень сильно обустроили фортификационные сооружения. Очень сильно. Там все забетонировано. Придется серьезно повозиться.

Опять же, это война, поэтому какое-то крыло фронта может просесть, и наши военные могут просто зайти в тыл. Или они могут просто посыпаться, и пойдет эффект домино.

Вообще военное искусство говорит о том, что не надо заходить в крупные города. Лучше их обходить, брать в окружение, и они сами или сдадутся, или все погибнут, или сбегут.

Как будут развиваться события, мы посмотрим, но месяца три-четыре точно понадобится.

ВСЕ КОЛЛАБОРАНТЫ ДОЛЖНЫ ПОНЕСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, НИКАКИХ ПОЩАД

А как уживаться с жителями Луганска, других городов, которые с 2014 года под оккупацией? После освобождения как туда заходить, как сосуществовать? Или никто уже уживаться не будет? Возможно, уже не надо играться? Понятно, есть те, кто нас ждёт, нам с ними по пути, они нам рады, мы им рады, здесь всё просто. А вот недовольных, их попросят на Россию, "чемодан-вокзал-Россия"?

Это сложный, конечно, вопрос. И это тяжелая будет история восстановления отношений. Реально для того, чтобы на 100% все было хорошо, нужно сорок лет, потому что должно пройти, как по Библии, перерождение двух поколений. В короткой перспективе, понятно, нет сорока лет, и надо сделать несколько шагов. Первый – однозначно нужно сделать то, что не было сделано с 2014 года – полностью закрыть все телеканалы и радиоканалы, которые вещают с территории России, пропаганду полностью выключить.

Второе – не повторять 2014 год еще и в плане работы с коллаборантами. Все коллаборанты, все помощники их и помощники оккупационных властей, все руководители, которые добровольно пошли на сотрудничество, все должны понести ответственность, причем максимальную, чтобы неповадно было не то, что кому-то соседям или детям, чтоб даже внукам их неповадно было. И никаких вообще пощад в этом плане. У нас демократическое государство, расстрелы у нас запрещены, но максимальные сроки до пожизненного – абсолютно возможная история. Это очередной момент. И третий важный момент – это ассимиляция. Нужно разрабатывать программы, нужно доплачивать учителям и врачам, которые будут приезжать с других регионов Украины, полностью проукраинских, патриотов, которые будут с определённой индексацией зарплаты, чтобы был стимул людям бросать свои дома и приезжать в Луганскую область, чтобы таким образом происходила ассимиляция. Размещать подразделения Национальной гвардии, военные бригады, которые будут приезжать со своими семьями, дети будут ходить в одинаковые школы, в одинаковые садики, и таким образом мы быстрее сделаем ассимиляцию, но все равно мы это не сделаем ни за полгода, ни за год, ни за два.

Приведу вам пример – 13-14-летние подростки, которые в 2014 году попали и остались в оккупации, потому что родители приняли решение остаться, потому что разные у всех истории, через семь лет наши сотрудники СБУ ловили диверсионные группы, в которых были парни по 21-22 года. То есть за семь лет им настолько промыли мозги, что они уже пришли убивать нас в Луганской области.

Что по срокам с восстановлением тогда? Кстати, как вы думаете, будут на территории Луганской области те населенные пункты, которые не будут восстанавливаться?

Не будет населенных пунктов, которые нецелесообразно восстанавливать. Восстанавливать будем все, и это принципиальная позиция. Единственное что – возможно, просто по приоритетам будет расставлено, но фразы Пасечника, что Попасную восстанавливать нецелесообразно в принципе, никто не услышит, не будет такого, нужно восстанавливать все.

"Нам нужно разминировать территорию, а это колоссально будет долго", заявил глава ОВА / фото REUTERS

Что касается сроков восстановления, то чтобы поставить точку, что все уже идеально, наверное, до десяти лет. Только проектные работы, тендерные работы, если взять с нуля в мирное время какого-нибудь направления, как вода, Попаснянский водоканал – мы работали с французами, они на модернизацию нам выделили 70 миллионов евро, это было тогда до 80 миллионов долларов. Так вот французы планировали это делать – где-то год переговоры шли, где-то около года проекты, потому что это махина огромная, плюс они сами выбирали подрядчика из своих французских компаний, но на это ушло больше двух лет. Понятно, что мы сейчас уберем переговорный процесс, мы будем все ускорять, но без проекта всё равно нельзя начинать работы делать никак. Да, допустим по тендеру как-то можно упростить – та страна, которая помогает нам, к примеру, что-то восстанавливать, она сама определяет компанию, и скорее всего это будет их компания. Окей, хорошо, принимается, но проект все равно нужно сделать, экспертизу все равно нужно сделать.

Плюс давайте не забывать, что нам нужно разминировать территорию, а это колоссально будет долго, сложно. Так, как обстреливалась Луганская область, не обстреливалась ни одна другая область вообще.

Я вам скажу, кстати, что за все семь месяцев количество пессимистически настроенных людей, у которых опустились руки, на самом деле было не много, не критично. Люди очень верят в то, что они вернутся, а желание у них просто фантастическое. Я сколько езжу по Украине по нашим гуманитарным штабам, сколько общаюсь с людьми, они говорят: "Понимаем, что разрушено много чего, понимаем, что и наши дома разрушены, но мы хотим домой. Когда вы уже скажете, что можно возвращаться? Говорите, что делать. Копать, вывозить мусор, строить, красить, белить? Мы готовы. Только бы домой". И таких людей очень много, которые верят, которые надеются, которые будут становиться рядом и помогать. Спасибо им за это. Слава Богу, что Луганщина верит в восстановление.

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь