Кирилла Тлявова убили год назад / фото УНИАН

Безнаказанное убийство пятилетнего Кирилла Тлявова: "Дело и "заминать" не надо. Его угробили"

Через год после смерти пятилетнего Кирилла Тлявова, обвиняемыми в убийстве которого стали полицейские, нельзя говорить ни о справедливости, ни о возмездии за совершенное преступление. Из четырех подозреваемых в СИЗО находится только один. И, похоже, ему тоже удастся избежать наказания.

Кирилла Тлявова убили год назад / фото УНИАН

Год назад в Переяславе погиб пятилетний Кирилл Тлявов. 31 мая, около трех часов дня, мальчик с друзьями играл на улице, неподалеку от дома. А в сотне метров от жилых кварталов развлекались двое местных полицейских с товарищами. Правоохранители «на отдыхе» решили… пострелять из винтовки. Огонь вели с крыльца дома, а мишени разместили на пустыре под пригорком. Сразу за ними, по прямой линии, скрытые деревьями, находятся жилые дома.

Лейтенант Иван Приходько, сержант Владимир Петровец, его несовершеннолетний сын Станислав и их приятель Дмитрий Кривошей не могли не знать, что за рощей могут гулять ничего не подозревающие прохожие. И, конечно, они вполне могли слышать крики играющих на улице детей...

По некоторым данным, в тот злополучный день компания выпустила около дюжины пуль из «мелкашки». Одна из них попала в голову пятилетнему мальчику. Через три дня Кирилла не стало.

На улице, где произошла трагедия часто играли и играют дети / фото УНИАН

«Дело и заминать не надо»

Тогда эта история вызвала огромный резонанс. Зазвучали, уже обязательные в таких случаях, слова: «Дело взято на личный контроль», «Все будут очень серьезно наказаны», «Никаких шансов замять», «Пожизненное заключение», «Эта трагедия должна стать уроком для других».  

Но следствие закончилось. Обещанных высокими чинами серьезных наказаний полицейских в Переяславе украинцы не увидели. И. о. начальника Переяславского отдела полиции, подчиненные которого запятнали честь мундира убийством ребенка, служит на такой же должности в Яготине. И, по разговорам, другие сотрудники этого злополучного отдела тоже не пострадали.

«Человек шесть-семь перевели на другие должности, но они так у нас и служат», - рассказали УНИАН полицейские из Переяслава.

И. о. начальника Переяславского отдела полиции, подчиненные которого запятнали честь мундира убийством ребенка, служит на такой же должности в Яготине / фото УНИАН

В прошлом месяце по делу Кирилла Тлявова начались судебные заседания. Но за решеткой на сегодня находится только один из подозреваемых – Иван Приходько. Следователи считают, что именно его выстрел стал роковым. Однако обвинения в умышленном убийстве с него сняты, а по другим статьям он может получить не пожизненное наказание, а, максимум, семь лет заключения.

По самым оптимистичным прогнозам, приговор могут огласить лишь через год, и основная проблема может быть не в том, что кто-то постарается затянуть дело. «Вначале было много громких заявлений. Но, в итоге, дело и заминать не надо. Его угробили непрофессиональным расследованием, - говорит адвокат Ивана Приходько Виктор Чевгуз. - Винтовки нет (оружие, из которого стреляли, не найдено, – УНИАН), патроны, которые изъяли у Приходько, потеряны. Доказательств нет».

Адвокаты семи Тлявовых все равно верят, что справедливость восторжествует. Но постоянно говорят о промахах следователей.

«По моему мнению, совокупно доказательств вины хватает. Но к ним и у меня есть вопросы», - отмечает адвокат Александр Щербина.

Из СИЗО на работу  

Похоже, что в Переславе о трагедии потихоньку забывают. Вернувшийся из СИЗО экс-полицеский Владимир Петровец не стал изгоем. Дом, на крыльце которого произошла трагедия, не выглядит заброшенным – грядки огорода прополоты, видны молодые всходы. Сам подозреваемый устроился на работу в одну из местных компаний.

С крыльца этого дома вели стрельбу / фото УНИАН

УНИАН в ней побывал и пообщался с сотрудниками. По их словам, Петровец – «нормальный мужик, не прожженный мент». «О том, что было, не рассказывал, а мы не лезем в душу. Знаем только, что он тогда не стрелял», - говорят они.

Несмотря на то, что нам удалось увидеться и самим Петровцем, общения с ним не получилось. Заметив незнакомцев в офисе, он моментально понял, кто мы, вскочил, и по-деловому поспешил в соседнюю комнату. Подозреваемый в убийстве Кирилла Тлявова привычно уводил взгляд в сторону и держал ручку стеклянной двери, чтобы к нему не зашли. На все наши вопросы отрицательно качал головой.

По словам местных жителей, сын Петровца Станислав, который в тот злополучный день не только находился в компании любителей пострелять, но, вполне вероятно, и сам брал в руки винтовку, тоже старается лишний раз не показываться на улице. В городе говорят, что он вскоре переедет в Киев – подал документы в столичный вуз, собирается стать военным.

В этом месте стояла «мишень», сразу за деревьями – улица / фото УНИАН

«Кирилл, не умирай, я люблю тебя»

«Я этот год не жила. У меня - как будто вчера все было», – рассказывает бабушка погибшего Кирилла Александра Тлявова.

Мы общаемся в одной из комнат ее дома в Переяславе. На столе стоят две фотографии мальчика, и два тома Уголовного кодекса. Строитель по образованию поневоле стала юристом, заучила наизусть номера статей, обсуждает промахи следствия. Она распаляется, когда речь заходит о суде, и тихо плачет, когда разговор возвращается к внуку.

«Очень мы любили Кирюшку. И все говорили: «Пройдет время, станет легче». Нет. Только хуже. Я его не отпускаю, хотя понимаю, что так нельзя. Я не могу успокоиться, и даже таблетки не помогают», - рассказывает Александра Николаевна.

Александра Тлявова очень тяжело переживает гибель внука / фото УНИАН

Трагедия произошла на глазах старшего брата Кирилла, 12-летнего Саши. Очевидцы вспоминают, как он стоял возле окровавленного мальчика и повторял: «Кирилл, не умирай, я люблю тебя». Из-за полученной тогда психологической травмы мальчика начали беспокоить приступы удушья.

«Поехали в одну больницу, в другую. Врачи ничего конкретного сказать не могут, только повторяют: «На нервной почве». Было такое, что прямо с уроков его приходилось забирать. Но постепенно у внука все прошло», - говорит бабушка мальчиков.

По ее словам, после трагедии в реабилитационном центре побывали и сын с невесткой. Но вернулись раньше срока. «Один раз к ним психолог зашел, один раз на массаж сходили – вот и вся реабилитация. И рассказывали мне: «Везде родители с детьми». Выйдем, расплачемся, вернемся в номер. Какой смысл там реветь? Можем и дома поплакать», - рассказывает Александра Николаевна.

«Морально суд выдержать невозможно. Я не вижу раскаяния»

Александр Тлявова признается, что перед каждым заседанием суда у нее начинается полоса страшных ночей: «За пару дней до суда начинается бессонница. Плачу, молюсь. Морально выдержать то, что происходит, невозможно. Я не вижу раскаяния. Они как короли приходят. Сидят, играются в телефонах, словно все уже решено. Шепчутся у меня за спиной: «Артистка». Слухи распускают, что я пью. Как будто все уже забыли, что ребенок убит! Как можно говорить: «Ну, и что, что стреляли?»».

Бабушка погибшего мальчика стала изучать Уголовный кодекс, чтобы разобраться в деле / фото УНИАН

Стоит отметить: адвокаты подозреваемых акцентируют, что в статье о хулиганстве речь идет о грубом нарушении общественного порядка. И, по их логике, раз стрельба происходила во дворе частного дома, то нельзя говорить, что это было в общественном месте. А промахи следователей только усиливают их шансы в этом, казалось бы, явно проигрышном деле.

«Я смотрю видео обыска, вижу, как патроны запаковывают в спецпакет. Но потом его в полицейском участке открывают, пересчитывают улики, отдают в другом пакете ДБР… Я дурная в вопросах следствия, но понимаю, что это – беда», - вздыхает Александра Тлявова.

«Полицейские получат свое»

«У вас, журналистов, одностороннее видение этого дела. Вы знаете, что к мальчику «скорая» не приехала? Его отвезли в больницу на машине, а там, шесть часов в реанимации не могли отличить пулевое ранение от удара об камень. Наконец, из Боярки приехал нейрохирург. Взял ватку, промыл рану. Без рентгена, без ничего, сказал: «Парни, вы что, очумели? Тут пулевое ранение». Что это такое? Что ты за хирург, что не можешь отличить пулевое ранение от камня? Полицейские получат свое. Но сначала пусть прокурор скажет, где уголовные дела по неоказанию помощи?» – говорит адвокат подозреваемого Приходько Виктор Чевгуз.

Отметим, что после трагедии переяславские врачи рассказывали журналистам, что им и в голову не могло приди, что в их городе в ребенка попала пуля, якобы, на рентгене они приняли ее за обломок кости.

На этом месте был смертельно ранен пятилетний мальчик / фото УНИАН

Еще одной ошибкой в этом деле было то, что подозреваемые не прошли тест на алкоголь. Хотя бывший и.о. начальника местной полиции Андрей Медуница рассказывал одному из украинских СМИ, что, когда подозреваемых задержали глубокой ночью, Приходько был настолько пьян, что не узнал его. Вместе с тем, сейчас тот факт, что стрельбу вела подвыпившая компания, надо еще доказать.

«У нас презумпция невиновности»

«Вот, им понравилась картинка: пьяные полицейские гуляли, устроили стрельбу и умышлено убили Кирилла. Ужасно то, что произошло. Но ужасно и то, как расследовали. Где доказательства, что они пьяные гуляли? Приехали обыск делать - следов распития нет, застолья - нет. Только в углу во дворе валяется несколько пустых бутылок от колы. У нас презумпция невиновности. Если нет следов алкоголя, и никто не говорит, что употребляли, значит не употребляли. Вам хочется жареных фактов – их нет», - заявляет Виктор Чевгуз.

Любопытно, что на интернет-странице Виктора Чевгуза, в разделе «блог», есть глава «Убийство 5-летнего Кирилла Т. в Переяслав-Хмельницком. Без инсинуаций...». В ней адвокат пишет о том дне: «По словам лейтенанта полиции П., взрослые выпили по одной бутылке пива».

В то же время, адвокаты потерпевших говорят: в этом деле многое завит от того, какие показания обвиняемые будут давать на суде.

Бабушка погибшего мальчика Александра Тлявова напоминает, что в доме подозреваемого не нашли не только следов застолья, но и винтовку, из которой стреляла компания. «Полицейских задержали в четыре утра. В 5-30 привезли к дому, где все произошло, где они стреляли. И туда же, к ним, вскоре приехала бывшая жена, кум… А кто же им сказал, что надо приехать? Не полицейские ли позвонили? В итоге, винтовка исчезла», - рассказывает она.

Александра Тлявова напоминает, что в доме подозреваемого не нашли не только следов застолья, но и винтовку, из которой стреляла компания / фото УНИАН

«Конечно, реально было найти оружие»

«У меня есть вопросы к тому, как собирали доказательства. Я ставлю себя на место следователя, и понимаю, что есть 24 часа на то, чтобы раскрыть дело. Дальше, с каждой минутой, шансы найти улики будут уменьшаться «шикарными» темпами. Конечно, реально было найти оружие. Реально! У винтовки не могли вырасти ноги. Кто-то помог. Мы просили открыть уголовное производство по этому вопросу, и оно есть. Но, похоже, как с медиками – оно расследуется, но не расследуется, - говорит адвокат потерпевших Александр Щербина. – Мы видим, что позиция защиты: «они стреляли, но выпили позже», «все, что нашли – подкинули». Хорошая стратегия, но это не подтверждается совокупностью доказательств. Найдены следы пороха на одежде. На патронах, которые нашли дома у Приходько, такая же маркировка, что и на гильзах на месте стрельбы. Помимо этого, найдена незарегистрированная винтовка (но не та, из которой стреляли). Найден подделанный документ на автомобиль. Это маленький городок, в котором они чувствовали себя очень комфортно. Они начали стрелять и думали, что им за это ничего не будет. Но они должны понести наказание за содеянное. Другой вопрос, когда и какое именно».  

Местные уже не верят, что виновные понесут наказание / фото УНИАН

Местные активисты уже не верят в то, что виновные будут наказаны. «Нам уже кажется, что этим полицейским повесят медали и восстановят в должностях. Что с этим делать? Как добиться правды? Мы не знаем. Все на суде перекручивается. Полицейский дал винтовку пострелять в жилом районе, втянул несовершеннолетнего – он не виновен. Скоро мы услышим: «Почему это вы выпускаете детей гулять без присмотра там, где полицейские гуляют?». Это ужас. Это всех возмущает, но возмущаются все на диванах», - рассказала УНИАН местная жительница Ирина.

И она не одинока в своих опасениях. Ведь и убийство Кирилла Тлявова год назад, и недавнее изнасилование правоохранителями девушки прямо в полицейском участке Кагарлыка, свидетельствуют, что люди в погонах чувствуют себя «хозяевами жизни». Особенно, в маленьких городках, где они – олицетворение закона, который должны выполнять все, кроме них самих.

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter