Волна суицидов в Северодонецке: как остановить тех, кто хочет шагнуть с высоты
Волна суицидов в Северодонецке: как остановить тех, кто хочет шагнуть с высоты

Волна суицидов в Северодонецке: как остановить тех, кто хочет шагнуть с высоты

16:17, 23 марта 2012
11 мин. 5333

В социальных сетях и на интернет-форумах Северодонецка народная молва выдвигает самые невероятные версии суицидальной волны - от секты до аномального космического влияния...

Северодонецк – небольшой промышленный город в Луганской области. Еще в 2004-2008 году он гремел на всю Украину как «центр сепаратизма» из-за одноименных Северодонецких съездов депутатов всех уровней. В конце прошлого года Северодонецк всколыхнул информационное пространство необъяснимыми случаями суицида – по меньшей мере, 13 случаев, из которых большинство со смертельным исходом. Милиция утверждает, что все самоубийства никак не связаны между собой, и заявляет, что в других городах области их не меньше. Психологи говорят о внутрисоциальных причинах. Местные власти Северодонецка задумываются о создании телефона доверия и социальной рекламы. Но поможет ли это?

То, что Луганская область далеко не курортный край, это знает каждый украинец. Суровая природа, тяжелое промышленное производство, высокий уровень безработности, низкие доходы населения не располагают к всеобщему приподнятому настроению. Первый случай суицида в Северодонецке, о котором стало известно широкой общественности, произошел 20 ноября.  17-летний юноша спрыгнул с девятого этажа и разбился насмерть. В тот же день 25-летняя девушка решила свести счеты с жизнью, выпрыгнув с седьмого этажа. Упав на козырек многоэтажки, она осталась жива, но получила множественные переломы. В то же время северодонецкое издание «Час пик» со ссылкой на данные городской милиции, утверждает, что первый случай суицида произошел 14 ноября – с девятого этажа шагнул 34-летний мужчина, а уже 19 ноября, прыгнув с седьмого этажа, насмерть разбился 25 летний парень.

 Как бы там ни было, известия о самоубийствах в этом городе приходили чуть ли не каждый день. 24 ноября с восьмого этажа выпрыгнул 23-летний парень, как выяснилось из-за несчастной любви, 27 ноября со второго этажа в состоянии алкогольного опьянения выпрыгнула 21-летняя девушка, 28 ноября с высоты пятого этажа прыгнул 29-летний мужчина. Оба они остались живы, но получили многочисленные травмы.

На время новогодних праздников волна суицидов в Северодонецке стихла, но уже 6 января возобновилась вновь.  22-летний парень погиб, выбросившись с 9-го этажа из-за несчастной любви.

29 января с 4-го этажа прыгнул пенсионер, 2 февраля с 7-го этажа выбросился 30-летний мужчина, 10 февраля из окна шестого этажа выпала 30 летняя женщина. По словам местных жителей, для сведения счетов с жизнью она выбрала многоэтажку, с которой уже выбрасывался мужчина в прошлом году и погиб. 14 февраля в день всех влюбленных с высоты шестого этажа в состоянии алкогольного опьянения  упала женщина. Ее точный возраст неизвестен, но точно известно, что от полученных травм она умерла.

Последний случай суицида в этом городе произошел 17 марта. 31-летний молодой человек, страдавший психическим заболеванием, выбросился с 9 этажа. По информации местных СМИ, он жил один и мысли о самоубийстве высказывал и раньше…

Небольшой город, где постоянно происходят самоубийства молодых людей одним и тем же способом - не слишком ли много совпадений?

Комментировать эту невеселую тенденцию в городском управлении здравоохранения Северодонецка по телефону наотрез отказались. Пообщаться с УНИАН согласился депутат городского совета Сергей Самарский, отметив, что, по его данным, статистика самоубийств в городе не превышает показатели прошлых годов, но возраст самоубийц значительно снизился.

«То, что возраст их снизился, говорит о том, что молодые люди не видят дальнейшего смысла за что-то бороться и строить свое будущее в нашем городе. И это конечно беда, потому что людям в депрессии не к кому обратиться. На психологов денег нет, бесплатной помощи тоже нет», - сказал Самарский.

По его словам, еще два года назад в Северодонецке работала телефонная служба психологической помощи, которая финансировалась из городского бюджета. Но эту статью расходов урезали. Сейчас бесплатно и анонимно получить помощь специалиста северодончане не могут.

В социальных сетях и на интернет-форумах Северодонецка народная молва выдвигает самые невероятные версии суицидальной волны - от секты до аномального космического влияния. Местный житель, 29-летний программист Андрей Новоселов далек от сакрального трактования того, что происходит в его городе.

«Я и мои друзья, коллеги не верят в существование каких-то сект. Это было бы слишком просто. Все гораздо глубже, - считает Андрей. - В городе депрессивная обстановка уже давно, молодежи работать негде. Идти на «Азот» (химпредприятие ЧАО «Северодонецкое объяединение Азот» - УНИАН) не все хотят, да и вакансии там не всегда бывают. Люди вынуждены работать, где попало. Отсюда финансовая неустроенность в жизни, нереализованность в профессии, невозможность создать нормальную семью, купить квартиру и так далее. И это не только в Северодонецке так».

Ни одну из версий о нетипичном происхождении северодонецких суицидов милицейская проверка не подтвердила.

«В конце прошлого года милиция проверила все случаи суицида, которые произошли в ноябре. Совершенно точно можно сказать, что они не связаны между собой, это не секта, не какая-либо другая организованная акция», - утверждает пресс-секретарь областного управления МВД Татьяна Погукай.

При этом она отметила, что повторную проверку в связи с возобновлением случаев суицида милиция проводить не будет.

«Этой проблемой должны заниматься квалифицированные психологи, а если нужно, то и психиатры. Криминала в самоубийствах нет никакого. Медицина должна разобраться в том, что происходит, почему в определенном периоде в данном городе происходят один за одним такие случаи среди молодежи. Кстати, подобная ситуация не только в Северодонецке. Почему-то именно этот город попал под объектив журналистов. Похожая ситуация  и в других городах Луганской области, например в Попасном, в Кременном, Лисичанске. В неделю 2-3 случая суицида по области есть стабильно», - сказала Погукай.

В Лисичанске действительно ситуация похожа на северодонецкую, по данным городского отдела МВД, с начала года там зафиксировано 6 случаев суицида, столько же, как в Северодонецке. Все самоубийства здесь произошли через повешение. Из шести актов суицида два совершили молодые парни, четыре - пожилые люди.

Ситуацию могла бы прояснить статистика количества суицидов по городам области, за последний квартал прошлого года или за год в целом, однако ни у одной из служб ее получить не удалось.

Руководитель пресс-службы милиции Татьяна Погукай предоставить такую статистику отказалась, ссылаясь на то, что милиция ее не ведет.

«Поскольку криминала нет, то статистику самоубийств мы не ведем. Такая статистика должна быть в МЧС», - сказала она.

В свою очередь начальник центра пропаганды областного управления МЧС Олег Дрозденко уверял, что статистика самоубийств должна быть у милиции.

«Мы такую статистику не ведем хотя бы потому, что на суициды наши специалисты не выезжают. Те, кто расследует такие случаи и должны иметь статистику. Этим занимается милиция», - сказал Дрозденко.

Кандидат медицинских наук в области физиологии стресса, практикующий психоаналитик Анатолий Зеленько уверен, что статистика причин не выявит. Он считает, что данную волну самоубийств в Северодонецке (а возможно и в других городах области) спровоцировал принцип копирования поведения.

«Депрессивный город, область, страна в экономическом и социальном плане давно уже не способствует тому, чтобы люди пребывали в хорошем настроении. Точкой опоры для таких людей должна стать семья, или друзья, люди, которым человек доверяет, - сказал Зеленько. - Если доверия к близким нет, вряд ли человек доверится незнакомым психологам или социальным работникам. В Северодонецке, как я думаю, сработал эффект копирования поведения. Люди, которые пошли на самоубийство, давно потеряли смысл жизни. А смысл в том, чтобы любить и быть любимым. Им не за что было зацепиться, чтобы жить. И такие люди начинают искать выход. И где-то в своем городе или в интернете видят, что все говорят о самоубийцах. Суицид - это как последний протест «вот я умру, и вы еще пожалеете, поймете, как я был хорош». Но только в таком состоянии они не часто отдают отчет в том, что эта ситуация уже необратима».

При этом Зеленько отмечает, что нынешняя система социальной жизни и государственного порядка дала гражданам своей страны слишком много свободы, которую люди не знают как использовать.

«Я не поклонник СССР, но одно преимущество все же отмечу, в советское время молодежь была постоянно чем-то занята, кружки, факультативы работали как в школах, в университетах так и по месту работы. Не было страха за будущее, и была занятость, пусть и принудительная. Суициды были, но не в таком количестве. Сейчас делай, что хочешь. Но, как правило, в таком случае делать никто ничего не хочет», - говорит Зеленько.

Заведующий центром медико-психологической помощи семье Юрий Кукурекин считает, что неудовлетворительное состояние системы оказания психологической и психиатрической помощи жителям Луганской области может быть причиной «волны» самоубийств в городе Северодонецке.

«Ранее при областном психоневрологическом диспансере работала такая структура как «Кабинет социально-психологической помощи». Работал там психотерапевт и он же — суицидолог. В его обязанности входил сбор информации о всех попытках суицида, совершаемых в регионе. Более того, ни одного человека, совершившего такую попытку и оказавшегося в стационаре обычной больницы, не выписывали оттуда без осмотра суицидологом и расследования прокуратурой по месту жительства всех обстоятельств, которые привели к крайнему шагу. Сейчас такой системы нет», — сказал Кукурекин.

По мнению психологов, главным выходом для снижения количества суицидов, как в Северодонецке, так и по всей стране, может стать возвращение и культивирование семейных ценностей на уровне государства. А вместе с этим создание социальных кабинетов психологов.

Депутат Северодонецкого городского совета Сергей Самарский вместе со своими коллегами намерен вынести на сессию 29 марта вопрос о суицидальной обстановке в городе.

«Нужно возобновлять работу телефона психологической помощи, сделать так, чтобы о нем узнали как можно больше жителей, распространить социальную рекламу о том, что самоубийство это не выход. Я считаю, что должна быть создана комиссия из специалистов медицины, правоохранителей, социальных работников, чтобы отслеживать обстановку в городе и проанализировать все прошлые случаи самоубийств. Эти вопросы мы вынесем на сессию городского совета», - сказал Самарский.

Виктория Симбирская

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies