Черновецкий призывал своих бабушек показать силу

Черновецкий призывал своих бабушек показать силу

“Жулики пытаются снять моего... вашего будущего мэра Киева Олеся Довгого, моего крестника, молодого человека, который уже готов защищать вас. Он ваш сын. Вы защитите своего сына?”...

“Жулики пытаются снять моего... вашего будущего мэра Киева Олеся Довгого, моего крестника, молодого человека, который уже готов защищать вас. Он ваш сын. Вы защитите своего сына?”...

“Черновецкий – народный мэр”, – как будто в экстазе, выкрикивала с импровизированной сцены под стенами КГГА его поклонница и однопартиец. Правда. у киевлян, которые сегодня собрались “в поддержку Леонида Михайловича”, почему-то не возникало особого желания вторить ей. Но она не сдавалась.

– Каждый депутат от Блока Черновецкого – это совестливый человек, который никогда не позволит залезть в карман к людям и красть у них деньги. Потому мы работаем с людьми и работаем для людей. Согласна, бывали ошибки. Но кто не работает, тот не ошибается... Все превращения начнем с Киева... Будем бороться против коррупции...

“Любимые бабушки” Черновецкого, как всегда, – в первых рядах митингующих.

– Мы поддерживаем своего мэра. Нормальный мэр. Нор-маль-ный... – с расстановкой, но без особого энтузиазма сообщила нам дама в летах, добавив: – Такого больше нет!

Леонид Михайлович, как всегда, с улыбкой, появляется перед своим электоратом.

– Вы меня любите? – уже с традиционным, но риторическим вопросом обращается к собравшимся.

И услышав одобрительный гул, признается, что его сердце переполнено гордостью за Украину, “потому что сегодня мы с вами здесь для того, чтобы я смог защитить вас от своеволия, от коррупции, от взяток, унижений, которые вы ежедневно испытываете”.

– Жулики пытаются снять моего... вашего будущего мэра Киева Олеся Довгого, моего крестника, очень доброго, хорошего мальчика, молодого человека, который уже готов защищать вас. Ну, что сказать? Он ваш сын. Вы защитите своего сына? – обратился мэр к толпе.

Опять услышав удовлетворительные отзывы, он спросил собравшихся, готовы ли они “вынести прямо из зала всех негодяев, которые сегодня будут создавать ему проблему”.

В заключение своей речи мэр отметил, если депутаты будут продолжать мешать осуществлять “реформы в интересах людей”, то он им скажет, что сейчас всех присутствующих под мэрией запустит к ним в зал заседаний.

– Вы готовы показать силу?

Услышав позитивный ответ, мэр исчез за дверью администрации, пообещав еще вернуться на улицу.

– Мы за Леонида Михайловича Черновецкого. Мы его любим, а он любит нас. Он такой хороший, – заученными фразами начинают рассказывать мне юные киевляне, размахивая флагами Блока Черновецкого, но в итоге не выдерживают и начинают смеяться над собственными одами.

– А вы студенты?

– Мы? – смех прекращается, возникает небольшая заминка, трое парней смотрят друг на друга, и наконец самый смелый говорит. – Мы не студенты, мы работаем... – и постепенно отодвигаются от меня глубже в толпу.

По обе стороны перекрытого Крещатика разместился коммунальный транспорт, преимущественно автобусы “Киевпастранса”. Возле одной из машин кучка женщин.

– Вы тоже инициативы мэра поддерживаете? – спрашиваю у них.

– Да не надо нам вашего мэра! Мы зарплаты не получаем, голодные ходим! – говорит женщина.

– Тогда почему сегодня здесь, заставили на работе?

– Маша, пошли, – гневно глядя на нее, говорит дама, стоящая рядом. – Молчи, молчи.

Машу хватают за руки и быстренько отводят в сторону.

Молодые люди, по виду рабочие, тоже возникают кучками, курят. Но, увидев диктофон, разбегаются в разные стороны. Остается один.

– Мы поддерживаем всех... – грустно говорит мужчина.

– Вместо работы сюда заставили идти? – интересуюсь у него.

– Да...

– А кем работаете?

– Слесарь в автопарке, – говорит он, оглядывается и, видя неодобрительные взгляды окружающих, тоже отходит от меня.

Накануне оппозиционные депутаты Киеврады заявляли, что столичная власть в принудительном порядке собирает людей в свою поддержку. Во фракции Блока Кличко утверждали, что к ним “поступают сообщение от представителей разных служб – транспортников, работников энергетических предприятий и тому подобное – об очередном принудительном сгоне людей под мэрию 19 февраля”. А сегодня народный депутат от БЮТ Андрей Павловский заявил, что в Киеве уволены четыре главных врача, которые отказались направить подчиненных на сегодняшний митинг “в поддержку мэра”.

Даже сторонники мэра критикуют его некоторые инициативы.

– Мы против повышения тарифов. Плата за вход на кладбище – это неправильно, от века это было святое место, – рассказывает дед Николай. – Платная медицина входит в противоречие с Конституцией. Мэр хочет, чтобы деньги шли в казну, но не все могут платить. А все остальные инициативы – хорошие. Он пенсионерам доплачивает...

– Дурак ты, – перебивает его пожилая спутница, дергает за рукав.

– Пусть знают, – продолжает он. – Обращаются к нему о каком-то несогласованном строительстве, он отменяет его. Это же хорошо. Он вообще на все обращения реагирует. Я, например, обращался тоже, потому что в продовольственном магазине на Крещатике был непорядок: 8 утра, а у них не выложен товар. И только в 8:40 начинают работу. Я позвонил по телефону, возмутился. Теперь порядок.

– На следующих очередных или внеочередных выборах опять за Леонида Михайловича будете голосовать?

– Я подумаю. Я теперь не такой уже глупый – выберу, кто лучше, у кого «говорение» с делом сходится.

Митинг почитателей Черновецкого обеспечили медиа-поддержкой. Телекомпания “Киев” устроила прямую трансляцию, что вызвало возмущение у некоторых киевлян.

– Когда предприниматели Киева выходили на протестные акции, к моему удивлению, не было ни одной камеры. А сегодня здесь четыре крана с камерами, ходят журналисты и показывают, как киевляне любят Леонида Михайловича, – делится впечатлениями столичный предприниматель Николай Криворот. – Кто здесь стоит – люди, которых выгнали с работы. Они сами говорят, нас на работе собрали, привезли сюда, и теперь мы “за Леонида Михайловича”.

Господин Николай имеет несколько киосков (малых архитектурных форм). Идея столичной власти относительно введения выдачи разрешений на их установку единой структурой ему не нравится. Предприниматель считает, что инициативы Черновецкого вообще уничтожают малому и среднему бизнесу, а диалога между властью и предпринимателями просто нет.

Перед митингующими опять появляется столичный градоначальник.

- Умоляю вас, не расходитесь. Еще немного. Нам нужно, чтобы порядок в зале был восстановлен, я на вас рассчитываю, – призывал он своих сторонников и жаловался на Кличко, который, мол, “мешает проводить сессию”. После этого мэр поинтересовался у бабушек, кто из них готов «стянуть» Виталия Кличко…

Пообещав организовать пирожки и кофе для митингующих, мер опять ушел.

 

Но сторонники мэра и сами пришли не с пустыми руками. Возле некоторых автобусов уже утром были выставлены пластмассовые столики. Вокруг одного собралось общество: на виду сушеная рыба, шоколад, сок, в пакете спрятана бутылка водки... Видимо, «для сугреву».

Уже выйдя из толпы, замечаю немолодого мужчину, который стоя в стороне и с иронической улыбкой осматривает все, происходящее вокруг.

– Я стою себе, курю, наблюдаю за этим раскладом, – говорит он, затягиваясь сигаретой.

– И как вам такой расклад, устраивает?

– Мне нравится. Это жизнь, – философствует он.

– Всем довольны, в том числе и деятельностью мэра?

– Я никогда за него не голосовал и не буду голосовать. Я киевлянин в сотом колене. Разве сегодня это Киев?! Я хочу сбежать куда-то в село. Я знаю, что такое Киев, когда вот здесь росли роскошные каштаны, была красота, люди отдыхали. А теперь что? Я не от кого не завишу. За гречку Черновецего никогда не продавался и не буду продаваться...

Толпу развлекают песнями. В этот раз не в исполнении “любимого мэра”, а в его честь. “Добро и честь – Блок Черновецкого – правда людей победит”, – время от времени раздавалось под мэрией.

...Пока что вопрос, когда же наконец правда киевлян победит, – остается без ответа.

Анна Ященко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter