Проминвестбанк: казнить нельзя помиловать

Проминвестбанк: казнить нельзя помиловать

УНИАН решил выяснить, есть ли возможность национализации Проминвестбанка, целесообразно ли такое решение для банковской системы страны и насколько приемлема идея слияния банков?

Проминвестбанк оказался первым украинским банком, по которому, наряду с рейдерской атакой, ударил финансовый кризис. 30 сентября Нацбанк принял решение о выделении Проминвесту стабилизационного кредита на общую сумму 5 млрд. грн., из которых банку на 7 октября было выделено 2 млрд. грн. Ситуацией с ПИБом  заинтересовалось все высшее руководство страны – Президент, премьер, глава парламента, СНБО. Тимошенко и Яценюк даже оказались на редкость единодушны в поддержке идеи национализации Проминвестбанка. Ведутся разговоры и о возможности слияния ПИБа и Ощадбанка. УНИАН решил выяснить, есть ли возможность национализации Проминвестбанка, целесообразно ли такое решение для банковской системы страны и насколько приемлема идея слияния банков?

Николай Азаров, председатель парламентского комитета финансов и банковской деятельности

НАДО ПОМЕНЬШЕ БОЛТАТЬ О НАЦИОНАЛИЗАЦИЯХ...

Николай АзаровНадо поменьше болтать о национализациях и так далее. В этом банке введено внешнее управление. Назначена временная администрация, во главе которой заместитель председателя Национального банка Кротюк. И мы требуем от Кротюка, чтобы он сделал инвентаризацию всех обязательств банка. Когда это будет сделано, то будет понятна картина. Так почему Проминвест задерживает платежи, почему не выплачивает своевременно заработную плату по системе банкоматов? Какие есть проблемы с возвратом кредитов - с его поддержанием ликвидности? НБУ принял принципиальное решение о выделении кредитной линии в размере пяти миллиардов гривен. Это очень большая сумма, которая позволит решить все проблемы Проминвестбанка. Как только будут решены, проблемы (это ведь системный банк), тогда надо радикально ставить вопрос о менеджменте банка. Почему этот банк был доведен до такой ситуации? Кто виноват? Какие меры надо принять для оздоровления? Сначала - руководства, потом – кредитного портфеля. На том этапе будет решаться и рассматриваться вопрос, а сейчас вопрос так не стоит. И противоречие в законодательстве очевидно. У нас нет механизмов национализации. Если за рубежом принимается решение о национализации, то оно базируется на договоренности правительства, минфина с конкретными акционерами того или иного банка. Выкупается доля, которая позволяет правительству взять этот банк под управление.

А что касается слияния с Ощадбанком, то, послушайте, я даже не могу комментировать такие идеи. Это абсолютно разные банки. На Ощадбанке лежит другая задача – обеспечение сбережений населения (и дай Бог, ему с этой проблемой справиться нормально). Меньше всего надо прибегать к каким-то радикальным лозунгам и решениям. Ситуацию нужно анализировать и управлять ею.

Василий Горбаль, народный депутат Украины, почетный Президент «Укргазбанка»:

ИДЕЯ СЛИЯНИЯ ОЩАДБАНКА С ПРОМИНВЕСТОМ ИНТЕРЕСНАЯ, НО НА ПРАКТИКЕ – НЕОСУЩЕСТВИМА

Василий ГорбальНа Западе национализация сейчас стала одной из форм помощи обанкротившимся банкам. И при этом государство объяснило, что это норма временная. Государство не планирует долго быть акционером этих банков и потом их продаст. Ситуация в Проминвестбанке сложная. Сейчас все пытаются сформировать мнение, что все проблемы в стране исключительно из-за мирового финансового кризиса. Это совершенно не так. Наш финансовый кризис – во многом чисто украинское изобретение. И на Проминвесте отразился и внутренний кризис, и искусственная рейдерская атака, о которой говорили наши силовые структуры. Банковское сообщество как-то не обсуждает вопрос национализации. Правовых механизмов для такой процедуры нет. Есть концепция его слияния с Ощадбанком. И об этом много говорят.

Идея слияния интересная (создать глобальный банк), но в практике она - неосуществима. Все процессы слияния в Украине проходили сложно и болезненно. Укргазбанк в процессе своего развития присоединил на той или иной стадии из процесса ликвидации четыре банка, и это далеко непростой путь. Мы отказались от стратегии развития банка путем слияния. В Украине процесс слияния трудоемкий, сложный, долгий во времени.  Банк, принимающий такое решение, несет потери. Встают огромные задачи: программного обеспечения, кадров. В случае с Проминвестом, есть сложности и юридического объединения: ПИБ – закрытое акционерное общество, Сбербанк – государственный банк. Банки, которые «сливаются», теряют темпы, эта идея неоднозначно воспринимается обществом. В любом случае, эта концепция должна пройти через парламент, а учитывая и разновекторность бизнес-интересов, и то, что он фактически не работает, вряд ли это возможно. НБУ сделал правильно, что оказал Проминвесту помощь в виде стабилизационного кредита. И я думаю, может, и не стоит продавать банк, у которого хорошие активы, сейчас, когда он «на дне». Тем более, что Нацбанк способен проконтролировать ситуацию. А если продадут, то через год все скажут, что банк продали дешево. Цена могла быть другая и так далее…Национализация может рассматриваться как тезис, как маяк, что государство может подставить плечо, чтобы успокоить вкладчикам. Слово «националиазция» можно принять, как своего рода выражение обеспокоенности государства, а не как реальную задачу. 

Борис Кушнирук, экономист:

ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ИГРАЮТ ПРОТИВ ПРОМИНВЕСТБАНКА

Борис КушнирукНикто конкретно не говорит, в чем проблема Проминвестбанка. Если у банка проблема с ликвидностью, связанная с тем, что неожиданно очень быстро начали отзывать депозиты – это одна ситуация. Если у банка есть проблемы с качеством кредитного портфеля, большое количество кредитов, которые не возвращаются, – это другая ситуация.

У нас нет законов о национализации. Национализация должна осуществляться по определенной процедуре. По какой стоимости покупаются акции банка, по номинальной? Они, как правило, не переоценивались очень много лет. Если речь идет про другую стоимость, то кто и каким образом будет ее определять?

Государство должно сделать все для того, чтобы привлечь в банк инвестора.

Предлагают не слияние, а поглощение, когда Ощадбанк купит акции Проминвестбанка. К этой идее я отношусь очень критично, потому что, опять таки, нам не говорят о размере проблем ПИБа. Если есть проблема ликвидности, то она должна решаться просто стабилизационным кредитом.

Такое ощущение, что играют против Проминвестбанка. Как совокупность частных негодников, которые устроили рейдерскую атаку на банк, так и государственных чиновников, у которых абсолютно разные цели. Никто не говорит, что на самом деле произошло с банком.

Игорь Шевченко, директор Департамента организаций продаж банка “Финансы и кредит”

ЕСЛИ БУДЕТ ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ О СЛИЯНИИ ОЩАДБАНКА И ПИБА – ЭТО БУДЕТ МОЩНЕЙШИЙ БАНК

Если решение о национализации Проминвестбанка будет принято, то оно ни коей мере не нанесет вреда банковской системе, а наоборот улучшит ситуацию с самим Проминвестбанком и укрепит в целом веру наших клиентов в банковскую систему страны. Это путь, которым пошли достаточно многие страны. Наш ближайший сосед Российская Федерация, правда, пошла не путем национализации, а путем поддержки определенных банков через вливание в них значительных денежных средств. Задача не в том, чтобы приобрести для государства какой-нибудь актив. Задача более чистая и серьезная – показать населению (основные потребители банковских продуктов это все-таки физические лица), что ситуация под контролем, что Нацбанк и правительство понимают всю серьезность ситуации. Ведь НБУ заявлял, что не даст загнуться ни одному банку.

Почему сегодня такой хаос в банковской сфере? Люди чувствуют себя незащищенными. Если произойдет национализация – это будет самым логичным и правильным фактором, который скажет простому гражданину, что ситуация под контролем, банковская система в нормальном состоянии развития и никто не даст ей загнуться. Та паника, которая есть на сегодня, будет либо ликвидирована, либо значительно уменьшена, что повлечет за собой оздоровление ситуации с вкладами.

Я не вижу ничего плохого в слиянии этих банков. Ощадбанк – это и есть государственный банк. Если ПИБ будет национализирован, это тоже будет госбанк. Если будет принято решение о слиянии – это будет мощнейший банк, который составит очень серьезную конкуренцию всем остальным банкам. С точки зрения управления – это очень хорошо. Зачем держать два банка, которые в любом случае будут где-то конкурировать между собой (хотя ПИБ больше заточен под корпоратив, а Ощадбанк более розничный банк). И с точки зрения основной идеи возврата доверия населения к банковской системе – это тоже здорово. А вот с точки зрения конкурентной среды для нас, коммерческих банков, это слияние усилит конкуренцию.      

Александр Охрименко, советник главы правления “Укргазбанка”:

ЕСЛИ МЫ ХОТИМ ОКОНЧАТЕЛЬНО УГРОБИТЬ БАНК – ЕГО НАДО НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ

Александр ОхрименкоУ нас не было опыта национализации банков. Возможно, здесь действительно есть масса технических и юридических проблем. Что касается необходимости национализации Проминвестбанка – то это самая большая ошибка, которую только можно совершить. Ни в в коем случае украинское государство не будет эффективным собственником. Если мы хотим окончательно угробить банк – его надо национализировать. Если мы хотим возродить его – его надо просто нормально продать. Продать кому угодно -  россиянам, американцам, любому покупателю. В любом случае, государство как управитель расписалось в своей бездарности. Национализировать – это показать свою некомпетентность еще раз. Государство не может эффективно управлять ни банками, ни заводами, ни шахтами. Говорить о том, что национализация может спасти банк – это просто выдавать желаемое за действительное.

Что касается идеи слияния Ощадбанка и Проминвестбанка. Это чисто субъективное мнение руководства Ощадбанка, не имеющее под собой никакой экономической обоснованности. Ощадбанк просто хочет погреть ручки.

Опрашивали Маша Мищенко, Анна Ященко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter