Глава секции клинической психологии Ассоциации психиатров Украины Виталий Матусевич / фото УНИАН

​​​​​​​Виталий Матусевич: Встречаю "интересные" предложения: "Как не сойти с ума в изоляции". Некорректно использовать такие формулировки. Склонные тревожиться люди будут на них реагировать еще больше

09:43, 16 апреля 2020
13 мин. 929 Интервью

Кому из-за затянувшейся изоляции во время карантина грозят приступы избыточной тревоги и что может стать профилактикой роста тревожности, как распознать паническую атаку и когда следует обратиться за медицинской помощью, УНИАН рассказал глава секции клинической психологии Ассоциации психиатров Украины Виталий Матусевич.

Многие открытые источники в интернете предлагают такое определение термина «паническая атака» - приступ внезапного сильного страха. Вы с этим согласны?

Скорее, это приступ выраженной тревоги, который может сопровождаться страхом без причины и сочетаться с соматическими симптомами (сильное сердцебиение и другие). Приступ может повторяться, но это не обязательно. В своей практике я крайне осторожно использую термин «паническая атака». Поскольку часто речь идет о приступах тревоги различной интенсивности. Которые, к сожалению, могут быть очень интенсивными.

Расскажите детальнее о симптомах панической атаки.

Это касается дестабилизации в работе дыхательной и сердечно-сосудистой системы. Как я уже сказал, учащается сердцебиение, можно испытывать затруднение дыхания и ощущать нехватку воздуха. В свою очередь, это может вызывать дополнительный страх – ведь человеку кажется, что он умирает. Кроме того, паническая атака нередко может сопровождаться различными вегетативными симптомами (возможно головокружение). Человеку кажется, что он вот-вот утратит сознание. Может возникнуть спутанность в мыслях, тремор в конечностях (ручки дрожат), меняется температурный режим (может знобить или же человек сильно вспотеет). У каждого возможен индивидуальный набор симптомов. Но обязательный компонент – субъективное ощущение высокой тревоги.

Читайте такжеЭксперты рассказали, как избежать бессонницы во время карантина

Читала, что выделяют нормальную тревогу и чрезмерную. И именно последняя может привести к панической атаке. Как отличить?

Существуют различные концепции нашей эмоциональной сферы, но тревога считается одной из эмоций. А эмоция — это не плохо и не хорошо, это наше свойство. Действительно, условно, эмоцию тревоги можно выделить как нормальную и избыточную. Нормальная связана с текущей ситуацией, когда по каким-то причинам чувствуем угрозу. Ситуация меняется – тревога снижается, человек приходит в себя.

Избыточная тревога приносит значительный дискомфорт и способна нарушать привычный ход жизни. Также может присутствовать вегетативный компонент (как это бывает при панических атаках). Простыми словами: учащается пульс, сердечко начинает стучать быстрее, повышается потливость. Чрезмерную тревогу каждый может выделить сам для себя, даже не будучи специалистом.

Избыточная тревога приносит значительный дискомфорт / фото УНИАН

В кризисные периоды, например, на фоне пандемии и карантина, самоизоляции, всем ли грозит избыточная тревога?

Для начала отмечу, что тревога не относится к прошлому, а всегда обращена в будущее. Именно поэтому плохо переносит неопределенность. Сейчас мы находимся в ситуации большей неопределенности, чем раньше. У всех были личные планы или, касающиеся работы. Теперь же случилась некая пауза. Плюс, в нашем обществе сейчас много тревоги. Невольно люди делятся ею друг с другом, но не у всех на фоне сложившейся ситуации будут приступы тревоги.

При этом, рецидивы вероятны у тех, кто переживал приступы паники в прошлом. Тем более, добавляется еще один фактор – то, что на фоне пандемии происходит в информационном поле. Встречаю «интересные» предложения от специалистов, мол: «Как не сойти с ума в изоляции». Мне кажется, некорректно использовать такие формулировки. Склонные тревожиться люди будут на них реагировать еще больше.

Что касается изоляции, действительно, мы должны достаточно двигаться, общаться, испытывать различные сенсорные стимулы, получать удовольствие, чтобы наша познавательная сфера работала. Мы так устроены. А пандемия нарушила обычный ход жизни, многих отправила работать в home-офис, в чем приятного мало. Но я бы не акцентировал на том, что изоляция является чем-то совсем ужасным. Ведь это касается также не всех. Изоляция - отдельная тема, связанная с так называемой психической депривацией (отлучение от чего-либо привычного и важного для нас).

Сейчас мы находимся в ситуации большей неопределенности, чем раньше / фото УНИАН

Склонные тревожиться люди – это какие?

Это не психологическое заболевание, а их индивидуальная особенность. Как правило, эти люди тревожно-мнительные, застенчивые, робкие, боязливые. Круг стимулов, увеличивающих их тревогу, может быть достаточно широким. В ситуациях, включающих в себя угрозу, если интенсивность и длительность воздействия существенная, такие люди могут декомпесироваться (происходят нежелательные изменения различной степени выраженности, сбой в работе не только эмоциональной сферы, психической, а и всего организма). Хотя, это не обязательно.

Также приступы тревоги могут случаться в рамках уже имеющихся тревожно-депрессивных расстройств, сильных эмоциональных (психических) травм, включая ПТСР. То есть, чаще всего, есть еще что-то… Например, паническая атака в некоторых случаях связана с гормональными нарушениями или нарушением функции щитовидной железы. Поэтому это, опять-таки, касается не всех.

Читайте такжеМинздрав посоветовал закрытым на карантин украинцам беречь свою психику

А какие еще могут быть причины панических атак?

Индивидуальные особенности человека, генетический фактор — это первая причина. Под индивидуальными особенностями имеем в виду личность вместе с уникальным биологическим фундаментом в некоторых жизненных обстоятельствах. Под «обстоятельствами» подразумеваю не просто текущую ситуацию. Жизненные обстоятельства – это, например, пережитые потрясения, фоновая депрессия, из-за которой человек чувствует себя несчастным последние шесть-семь лет.

Конечно, определенные триггеры может содержать и текущая ситуация. Простой пример: на фоне чтения какой-то информации у человека растет тревога, ему начинает чудиться наступление катастрофы. В таком случае, если человек знает о своей тревожно-депрессивной симптоматике, ему стоит исключать из жизни триггеры, из-за которых волнуется сильнее. Исходя из моего примера, самое лучшее – рационально и прагматично исключить чтение такой информации.

фото УНИАН

Если паническая атака единоразовая, и раньше человек с таким не сталкивался, с ней можно справиться самостоятельно?

В принципе, она может вовсе не повториться. Все зависит от индивидуальных параметров. Например, подросток на фоне гормональной перестройки и какого-то потрясения, с учетом индивидуальных особенностей, может утратить сознание раз или два (рассказываю реальный случай). Но потом это никогда больше не повторится. Потому что ребенок растет, организм меняется.

Однако, замечу, что сильные панические атаки не возникают без причины. Субъективно человек считает их спонтанными, но причина есть всегда. Часто они происходят на тревожно-депрессивном фоне. И в таком случае основные заболевания нужно лечить.

Конечно, возможны профилактические меры, которые будут снижать фон тревоги. Ведь, профилактика гораздо круче, чем лечение. Лучше не допускать приступов тревоги, чем пытаться с ними справиться, когда это уже делать тяжело.

Читайте такжеПсихосоматолог Лина Анищенко: Закупка алкоголя и гречки в огромных количествах не поможет справиться с эмоциями

О каких профилактических мерах идет речь?

Рекомендую для начала принять факт того, что вы имеете право чувствовать любую эмоцию. И тревогу тоже. Позвольте себе волноваться, осознавать это и переживать все эмоции, которые у нас есть.

Далее можно разработать для себя «кризисный пакет». Фактически, целенаправленно найти ответы на вопрос, что будете делать, начав тревожиться. Чтобы не позволить тревоге вырасти. Напишите конкретно под себя пять-семь пунктов, отвечающих на этот вопрос. У каждого они могут быть свои. Кому-то помогают какие-то физические упражнения, общение с близкими, кому-то - смотреть смешные видосы, кто-то начинает работать.

Сейчас можно встретить много публикаций о том, как бороться с тревогой. Но что с ней бороться? Глубоко изучавший явление тревоги философ Кьеркегор предлагал не бороться с тревогой, а научиться тревожиться. И эта идея мне кажется продуктивной. Стоит научиться понимать свою тревогу, управлять ею и брать в союзники. Например, можно сделать себе еще один списочек ответов на вопрос: «От чего я имею право тревожиться слегка, средне и сильно». В данном случае, вы заранее планируете то, как будете переживать тревогу. И, обратите внимание, признаете свое право тревожиться. Также из продуктивных рекомендаций - назначайте себе смыслы в происходящей ситуации.

Философ Кьеркегор предлагал не бороться с тревогой, а научиться тревожиться / фото УНИАН

Что вы имеете ввиду?

Сейчас мы вынуждено изолированы и ограничены, но попробуйте найти и назначить для себя смыслы в этом. Например, кто-то находит смысл в помощи другим. Кто-то - в чем-то ином. Большие и маленькие смыслы должны быть в жизни человека, чтобы он понимал, что может строить планы и ставить перед собой цели. В том числе, цели, касающиеся жизни после карантина. Это делает жизнь содержательной.

Когда речь идет о тревоге, то смыслы — важная категория (если говорим не просто о симптоматическом лечении ради временного успеха). Понимаю, что поиск смыслов подойдет не всем или это потребует некоторой «подготовки» (помощи психотерапевта, изучения специальной литературы). Однако, многим подойдет знание того, что тревога не терпит структурирования. Структурируя жизнь, мы испытываем меньше тревоги. Структурирование — это не только уборка в помещении, приведение в порядок рабочего стола на компьютере. Это то, как планируем время и чем его наполняем.

Человек, который лежит на диване или курит на балконе, не зная, чем заняться, будет испытывать больше тревоги, чем человек, который знает, чем займется. Ведь жизнь последнего наполнена содержанием. Поэтому наполняйте свою жизнь содержанием, смыслами, структурируйте. Это хорошая профилактика роста тревоги, даже если у вас были признаки тревожного расстройства.

То есть, полезно с вечера расписывать планы на следующий день?

Именно. Еще я бы предлагал набрасывать планы на неделю вперед (конечно, у вас всегда есть возможность их скорректировать). Помните, упоминал, что тревога обращена в будущее? То есть, когда для человека будущее кажется неопределенным, он сильнее чувствует тревогу. Если же планировать свое будущее, оно теряет аморфность и приобретает структуру.

Жизнь продолжается, и вы можете влиять на нее / фото УНИАН

Понятное дело, мы находимся в несколько неопределенной ситуации, длительность карантина не ясна. Но жизнь продолжается, и вы можете влиять на нее и планировать работу, дистанционное общение с приятелями, приятные ритуалы в конце дня. Это отличный способ не только снизить тревогу. В таком случае человек субъективно переживает максимально наполненную жизнь. А если в ней еще будут присутствовать важные смыслы, то вообще здорово.

А что считать неудачным способом справиться с тревогой?

Употребление психоактивных веществ, в том числе, алкоголя. Да, отчасти они снижают эмоциональное напряжение. Но есть и другая сторона – психоактивные вещества сами способны стимулировать тревогу. А паническая атака может возникать, в том числе, когда человек прекращает их употреблять. Например, бросает пить. Или принимает «сверхдозу».

При каких обстоятельствах стоит все-таки обратиться за медицинской помощью?

Во-первых, когда приступы паники повторяются часто. Во-вторых, если каждый раз тяжело переносятся, поскольку сопровождаются очень сильным страхом и выраженными вегетативными реакциями (сильное сердцебиение, «удушье», потеря сознания). В-третьих, если у человека гипертония (при сильных приступах тревоги возрастает риск «скачков давления»).

В-четвертых, когда приступы тревоги (даже если не происходят каждый день) начинают мешать привычной жизни человека и меняют ее. Так, после сильных приступов у человека может вырабатываться так называемое «охранительное поведение». Например, человек не выходит на улицу, боится остаться один, мол: «Вдруг, приступ начнется и некому помочь». Или начинает заниматься самолечением и бесконтрольно принимает различные препараты, ограничивает себя в общении, жизнь сужается и фиксируется на тревожном ожидании нового приступа.

фото УНИАН

Можно ли для начала обратиться к семейному доктору или лучше сразу искать именно психологическую помощь?

Все средства хороши. Например, семейный доктор может выписать «гидазепам», который может иметь эффект. Но может и не иметь… Или может помочь, но произойдет рецидив. На данный момент существуют определенные психотерапевтические и психофармакологические способы, направленные только на симптоматическое лечение. Но к терапии тревожных расстройств, особенно приступов тревоги, я бы подошел более основательно и стратегически.

Кстати, клиенты, приступы тревоги у которых носили интенсивный характер, рассказывали мне о страхе смерти. Есть мнение, что именно смерть является первичным источником тревоги. Поэтому в психотерапии перспективно уделять этому внимание. Это позволит достичь лучшего результата, чем заниматься просто симптоматическим лечением тревоги.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies