REUTERS

​​​​​​​Дело 2 мая 2014 года: Преступление без наказания

Четыре года назад 2 мая 2014 года Одесса получила «прививку» от русского мира. К сожалению, 48 человек заплатили за это своими жизнями, более 200 человек были ранены. Однако организаторы одесского Антимайдана, спровоцировавшие бойню, а также руководство милиции, не без оснований подозреваемое в сговоре со сторонниками создания «Одесской народной республики», до сих пор не понесли наказания.

REUTERS

На самом деле Генеральная прокуратура и Нацполиция ведут ряд расследований по поводу массовых протестов и убийств в центре Одессы 2 мая 2014 года, по поводу пожара в Доме профсоюзов и по поводу халатности со стороны сотрудников милиции. Все преступления, совершенные в Южной Пальмире 2 мая 2014 года, собраны в большое уголовное производство. И время от времени из основного, «фактового» дела выделяются эпизоды, по которым следствие завершено, а материалы передаются в суд. К примеру, осенью прошлого года по одному из таких эпизодов (девятнадцать активистов «Антимайдана» обвинялись в беспорядках на Греческой площади и прилегающих улицах Одессы) суд Черноморска вынес оправдательный приговор. Однако большинство дел находятся без движения, в частности, расследование пожара в Доме профсоюзов до сих пор не закончено.

К тому же, за четыре года ни один из чиновников, кто должен был обеспечивать общественный порядок в Одессе в тот день, а также тех, кто был обязан вовремя реагировать на чрезвычайные происшествия и ситуации, не понес наказания за свою бездеятельность. Дело в том, что множество таких фигурантов попросту сбежали из Украины и сегодня находятся в розыске.

Как горел Дом профсоюзов в Одессе:

К примеру, экс-заместитель главы УВД области Дмитрий Фучеджи. Если его начальник Петр Луцюк пытается доказать свою невиновность в суде, находясь в Украине (Луцюка обвиняют в том, что он вовремя не объявил план «Волна», чтобы локализовать конфликт и не допустить столкновений на Куликовом поле в Одессе), то Фучеджи, подозреваемый в организации массовых беспорядков, служебной халатности, а также личном распоряжении отпустить более шести десятков задержанных активистов «Антимайдана» из здания горотдела милиции, сбежал из-под домашнего ареста. При этом, за этот его приказ «отдуваются» экс-начальник городской милиции Андрей Нетребский, начальник изолятора Виталий Прийма и дежурный инспектор изолятора Руслан Кондратов, которых судят до сих пор.

Экс-заместитель главы УВД Одесской области Дмитрий Фучеджи / фото УНИАН

По данным ГПУ, после побега Фучеджи находится в Приднестровье, раздавая оттуда интервью российским СМИ. А летом прошлого года получил российское гражданство. По словам начальника департамента спецрасследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка, РФ, в связи с получением Фучеджи российского гражданства, отказала Украине в его экстрадиции.

Любопытно, что, даже находясь в розыске, экс-милиционер продолжил облапошивать Украину. Так, в январе 2017 года пресс-секретарь генпрокурора Юрия Луценко Лариса Сарган сообщила, что Фучеджи сумел оформить в Украине «пожизненную пенсию за выслугу лет и успешно получать ее». «Вследствие умышленных действий должностных лиц Филиала – Одесского областного управления АО «Ощадбанк» дочь подозреваемого, не имея законных оснований в период с 07 октября 2014 года по 1 октября 2016 года получила денежные средства на общую сумму более 158 тыс грн, которые зачислялись на счет, открытый на имя Фучеджи», – говорилось в сообщении Сарган.

Как проукраинские активисты спасали сепаратистов в Одессе:

Скрывается от следствия и экс-руководитель ГСЧС Одесской области Владимир Боделан (сын бывшего губернатора Одесской области и мэра Одессы). Ему инкриминируют бездействие спасателей в первые минуты пожара в Доме профсоюзов. Представители «Группы 2 мая» установили, что во время страшных событий четырехлетней давности бывший начальник ГСЧС отдал устный приказ своим подчиненным не выпускать ни одну пожарную машину без его ведома, поскольку ранее в этот день, в ходе столкновений в центре Одессы, уже была уничтожена одна из пожарных машин. Результат такого преступного приказа можно было видеть буквально в прямом эфире – когда в Доме профсоюзов начался пожар, спасать людей из горящего здания стали те, кто до этого был их ярым противником.

Владимир Боделан / фото УНИАН

По некоторым данным, сначала Боделан сбежал из Украины в Европу. По крайней мере, в 2016-м году какое-то время в соцсетях он постил красоты Барселоны и рассказывал, как прекрасно живется в этом городе. Однако в прошлом году первый заместитель главы Нацполиции Украины Вячеслав Аброськин заявил, что Владимир Боделан «скрывается от правоохранительных органов Украины во временной оккупированной АР Крым». В аннексированном Россией Крыму Боделан работает почти «по специальности» - в должности начальника крымского филиала федерального казенного учреждения «Центр стратегических исследований гражданской защиты МЧС РФ». А в соцсетях регулярно постит поздравления с праздниками – от религиозных (Пасха и Рождество) до советских (освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков или 1 мая). Накануне очередной годовщины трагедии в Одессе бывший чиновник написал, что его «душевная рана», которую он «получил на Куликовом поле 2 мая 2014 года болит постоянно, ее боль не утихает и я знаю, что никогда не утихнет… время только увеличивает количество вопросов, на которые нет ответов». 

Еще вольготнее чувствует себя экс-депутат одесского облсовета, один из лидеров одесского «Антимайдана», сторонник «Новороссии» Алексей Албу. Еще в марте 2014 года этот персонаж был одним из главных российских «винтиков» в Одессе для оккупации региона по «донецкому сценарию». Именно Албу подал на рассмотрение одесского облсовета проект решения о проведении «референдума» для создания «Одесской народной республики», он же после трагедии 2 мая 2014 года разгонял кремлевские тезисы об «одесской Хатыни», «фашистах, которые убивали людей в Доме профсоюзов» и т.д.

Один из лидеров одесского «Антимайдана» Алексей Албу (по центру) / фото УНИАН

К концу 2014 года появилась информация, что Алексей Албу отправился в Донецк, чтобы установить контакты с представителями «ДНР». Но в «дружественной республике», вероятно, не поняли этого порыва сторонника «Новороссии» и отправили его «на подвал». Правда, там экс-депутат не пропал, как многие до и после него, а был «выдворен» в Россию. Учитывая, что, по некоторым данным, деятельность Албу в Одессе могли курировать из администрации президента РФ, в том числе, через Сергея Глазьева, за него вполне могли замолвить слово. В пользу этого мнения свидетельствует и тот факт, что уже в 2015 году Алексей Албу отправился в… «ЛНР», где, по собственным словам, вступил в бригаду «Призрак», чтобы «помогать налаживать работу военного хозяйства». Как и почему Албу выпели из этой «республики» история умалчивает. Но сегодня он пригрелся в качестве «эксперта» российской «неправительственной организации» - Института инновационного развития, от имени которой направо и налево раздает интервью и бывает на эфирах российских пропагандистов, озвучивая там самые нелепые выдумки Кремля. К примеру, в одном из апрельских «выступлений», в эфире одного из российских телеканалов Албу уверял россиян, что «Одесса сегодня переживает вторую оккупацию», «неонацисты чувствуют полную безнаказанность», но, тем не менее, в Украине «работа по созданию Новороссии ведется политическими и дипломатическими методами».

Столкновения в Одессе, 2 мая 2014 г.

А вот его экс-коллега, еще один лидер одесского «Антимайдана» и сторонник «Одесской народной республики», экс-депутат облсовета Антон Давидченко (его брат Артем Давидченко – организатор палаточного городка «Антимайдана» на Куликовом поле накануне 2 мая 2014 года призывал «Антимайдан» встретить этот день «не пирожками, а чем-то более серьезным») не так популярен в российских СМИ. Этот персонаж уже на следующий день после неудачно попытки создать в Одессе «ОНР» в марте 2014 года рассказывал, что не принимал участия в поднятии российского флага перед зданием одесской ОГА, считает такие действия провокацией и никогда не выступал за раскол страны. Тем не менее, это не помогло и ему были предъявлены обвинения в посягательстве на территориальную целостность Украины. Любопытно, что Давидченко признал свою вину и согласился сотрудничать со следствием, был осужден на пять лет лишения свободы с двумя годами испытательного срока и тут же сбежал в Крым, а после – в Россию. Причину побега он объяснил с издевкой. Мол, у него – аллергия на сырость. А в тюрьме с этим проблемы. Что касается антиукраинской деятельности, Давидченко, отсиживаясь в России, утверждает, что занимается только «помощью политическим заключенным».

Антон Давидченко / фото УНИАН

Что касается его брата Артема, сразу после кровавых столкновений 2 мая он исчез. В середине мая его мать заявила, что сын, мол, скрывается от милиции. А чуть позже Давидченко-младший «всплыл» в «ДНР», его местонахождение сейчас неизвестно.

По словам главы мониторинговой миссии ООН по правам человека Фионы Фрейзер, четыре года спустя после трагедии 2 мая 2014 года все говорят об одном – неспособности системы правосудия. «Судебные процессы затягиваются, расследование не является эффективным, продолжается безнаказанность. Я обсудила эту ситуацию с представителями правоохранительных органов и выслушала их суждения о тех усилиях, которые они прилагают в этом сложном деле. Однако, еще больше должно быть сделано. Лица, виновные в смерти 48 людей должны быть притянуты к ответственности. Справедливость должна быть установлена для жертв и их семей. Общество должно знать правду. Я призываю Нацполицию, ГПУ и представителей судебной ветви власти установить правду, не допустить безнаказанности и обеспечить привлечение виновных к ответственности», - сказала она.

Дом профсоюзов в Одессе, 2 мая 2018 год / фото УНИАН

К сожалению, тема 2 мая, вероятнее всего, еще долго будет расследоваться и использоваться для спекуляций. Некоторые политики ежегодно пытаются заработать на ней электоральные симпатии. И уже в следующем году можно будет увидеть, насколько успешно.

УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter