Анатолий Могилев

Анатолий Могилев: Российские политики все время пытаются расшатать нашу стабильность, но сепаратистские веяния крымчане не поддерживают

Крым отличается от других регионов особым статусом и сложной этнополитической ситуацией. Поэтому в Киеве всегда остро воспринимают проблемы самозахвата крымских земель, застройки рекреационных зон и сепаратистские замашки России. Почему полуостров неотделим от Украины и кто ворует деньги, выделяемые там для депортированных народов, УНИАН рассказал председатель Совмина АРК.

Анатолий Могилев

Ежегодно 18 мая в Крыму отмечается годовщина депортации крымских татар. Накануне этой даты в СМИ появилась информация, что следует ожидать конфликтов, а некоторые политики и политологи впервые за 20 лет допускают такую возможность...

Крым уже привык к страшилкам. Каждый год перед началом туристического сезона в СМИ вбрасывается различная информация, людей пугают то какими-то бочками в море, то другими «легендами». Мне кажется, нам осталось дождаться только нашествия белых акул, которые в Черном море никогда не водились и не водятся...

Одна из страшилок – что у нас зреют какие-то этнополитические конфликты, которые могут привести к дестабилизации ситуации в Крыму. Это откровенная ложь. 18 мая – день траура по представителям народов, которые были депортированы из Крыма. Я глубоко убежден, что этот день пройдет толерантно, в нем должно быть минимум политики, так как это память о трагических событиях того времени. Не стоит полемизировать — хорошо, плохо или как это было. Это день толерантности всех народов в Крыму. Поэтому я уверен, что он пройдет без малейших конфликтов.

Тем не менее, в Украине и за ее пределами вопрос крымских татар поднимается из года в год...

На протяжении 20-ти лет за теми, кто был причастен к распределению денег, выделяемых для депортированных, довольно темный шлейф тянется. За годы независимой Украины на депортированные народы было выделено около 1,5 млрд грн из бюджета страны. 1,5 млрд на 250 тысяч человек — это довольно большая сумма. Однако львиная доля этого денежного потока, по подсчетам Счетной палаты, ушла в никуда. К примеру, в акте Счетной палаты указано, что нет ни объектов, ни документов, подтверждающих вложение этих денег в реальные проекты. Просто, деньги были списаны. Мол, там-то была построена школа. А школы в реальности нет вообще. Сейчас возбуждены уголовные дела, несколько человек привлечены к ответственности, но финансовые потоки ушли в чьи-то карманы, а лица, которые были причастны — растворились неизвестно где.

Но сегодня мы нормализуем эти денежные потоки и выводим их в чистую и прозрачную гавань. Чтобы было понятно, как это все происходит. Конечно, отдельным деятелям это не нравится и наведение порядка в этой сфере вызывает дикое сопротивление. Для них экономическая составляющая начинает терять свою привлекательность и это вызывает шум и ажиотаж. Сегодня основное направление этого удара перенесено на заграничные посольства, на влиятельные силы в Европе, где рассказывают, что у нас происходит что-то плохое. Мы по этому вопросу готовы полемизировать. Это политикантство недопустимо, поэтому власть вполне адекватно будет на все это реагировать и никаких конфликтов по этому поводу у нас не будет.

В этом задействована местная власть?

Нет. Это даже не местная власть. На протяжении 20-ти лет основной поток средств распределялся под эгидой определенных крымско-татарских политических деятелей, которые натянули это одеяло на себя и сказали, что именно они будут заниматься распределением денег и обустройством крымских татар. Именно эти деятели были участниками этих мероприятий. К примеру, один из банков, через который проходили все платежи по линии депортированных. По этому банку возбудили уголовное дело, а одним из учредителей его был Фонд Крым, главой которого были представители известного политического формирования...

Неразумное перераспределение средств за годы привело к тому, что проблем еще осталось много. Поэтому мы вынуждены продлевать программу расселения и обустройства депортированных татар, чтобы заполнить те прорехи, которые были допущены. Хотя, если говорить начистоту, на сегодняшний день уровень жизни крымских татар даже, в среднем, выше, чем у других крымчан.

Анатолий Могилев на конференции в УНИАН

Почему же тогда в Крыму никак не решится проблема с самозахватом земель?

Тот ресурс, который выделялся за все эти годы, при рациональном использовании, мог бы уже обеспечить всех нуждающихся и снять эту проблему. За 20 лет для крымско-татарского населения было выделено (это официальная статистика) — 85 тысяч земельных участков. В Крыму на сегодняшний день проживает около 65 тысяч крымско-татарских семей. То есть каждая семья получила практически 1,3 участка. Для сравнения, остальное население Крыма получило примерно 0,6 участка на каждую семью. В чем же причина того, что эта проблема остается острой и множество людей требуют получения своих участков? Причина в одном — в распределении этой земли. Отдельные участки за прошлые годы были отданы на откуп некоторым политическим деятелям, которые распределяли их среди своих. То есть, кому-то, допустим, семье из семи человек, выделялось по участку каждому члену семьи, при этом пять других семей не получили вообще ни одного участка. Вот эта диспропорция и вызвала в настоящий момент очень больной ажиотаж в этой теме.

На сегодняшний день столкновений по этим событиям у нас нет. Просто отдельные политические деятели, которых от этого потока отсекли, пытаются себя презентовать, как единственные, кто может решить этот вопрос и в этом участвовать.

Сегодня мы системно работаем над проблемой самозахвата земли. В Совмине Крыма действует специальная комиссия по этим вопросам. К примеру, за последнюю неделю мы выдали около 1000 актов на земельные участки для тех, кто участвовал в самозахвате. Я говорю не только о земле для крымских татар, но о всех жителях Крыма. Решается это под эгидой нашего республиканского комитета так: проводится проверка человека и его семьи, и земля выделяется тем, кто действительно в этом нуждается. То есть, те, кто захватил землю, уже имея участки, и пытается их перепродать, акта на землю не получают.

Мы наведем в этом вопросе абсолютный порядок. И я заинтересован в том, чтобы сделать это в максимально короткие сроки. Не беру на себя ответственность сказать, что это будет через полгода или год. Думаю, что к 2015 году мы закончим этот процесс, потому что «сарайчики» на незаконно захваченной земле создают не лучший имидж Крыму. Более того, важно понимать, что для успешного экономического и туристического развития Крыма необходима стабильность региона. В нестабильный регион не пойдут ни инвестиции, ни туристы.

С каким настроением приходят в Крым инвесторы и приходят ли?

На настоящий момент мы имеем заинтересованность крупных отельных сетей с мировым именем, которые готовы прийти на полуостров. Проблема в том, что много земли, привлекательной для инвестора для постройки отеля, за эти годы, в силу ряда объективных и субъективных причин, оказалось разделено на мелкие кусочки. И мы не можем предложить довольно большой участкой земли под застройку для системных отелей, где нужна територия в несколько гектаров, чтобы были созданы соответствующие условия для отдыхающих. Увы, таких мест у нас очень мало. Поэтому мы сейчас системно работаем над тем, чтобы вычленить такие большие участки потенциальному инвестору. В частности, в направлении оптимизации заповедных зон. Это может стать толчком к развитию экономики Крыма и не будет ухудшать экологию. Ведь построенный близко к заповедной зоне отель высокого уровня работает и на имидж страны, и на охрану этой большой территории, которая отелю выделяется. Заинтересованность мировых отельных брендов в этом есть. В ближайшее время мы откроем в Крыму отель, соответствующий мировому уровню. 

Кроме того, мы разработали закон об инвестпривлекательности Крыма. Он прошел первое чтение в парламенте и, я надеюсь, что и во втором чтении Верховная Рада его примет. Это — лишний толчок к тому, чтобы мы создавали сервис европейского и мирового уровня. И чтобы от этого начала получать доходную часть экономика Крыма. Мне стыдно за то, что Крым — регион дотационный. Крым должен быть самодостаточным. Более того, он должен отдавать поступления за счет громадного рекреационного комплекса в государственный бюджет, поддерживая экономику страны.

Власти Крыма сегодня делают основную ставку на туристическую отрасль?

Поток туристов в Крым растет. По расчетам, наверное, этот сезон будет не менее насыщенным, чем прошлый. Мы можем даже превысить цифры прошлого года. Во всяком случае, туроператоры говорят, что сегодня потребность в путевках намного превышает потребность прошлого года.

Также нам необходимо развивать сельское хозяйство. Система орошения, которая была и должна была развиваться дальше, за многие годы оказалась в полубесхозяйственном состоянии и наполовину пришла в упадок. Нужно делать орошаемые земли. Это даст виток повышения ВВП в Крыму, повысит поступлений в бюджет, и улучшит уровень жизни людей, которые работают на земле. Кроме того, ненормально, что у нас много продуктов питания, особенно фруктов и овощей, привозится из Турции. Мы их предлагаем нашим туристам, в итоге, поддерживая экономику других стран. Поэтому необходимо восстанавливать систему переработки продуктов, ведь мы утратили много винзаводов, фабрик по переработке овощей, фруктов.

Важно также восстанавливать нашу промышленность. Ранее она была нацелена на военно-промышленный комплекс, однако, учитывая, что ВПК несколько свернулся, нам необходимо эти предприятия переориентировать на конкурентоспособные виды продукции. Это то, что необходимо решать сейчас. У Крыма огромный потенциал для того, чтобы развивать свою экономику.

Какие-то из этих программ финансируются из государственного бюджета Украины?

Правительственных программ довольно много, так как много проблем, накопленных годами. В частности, вопрос газификации Крыма. И по линии Нефтегаза Украины эта программа работает. И мы за счет этого развиваем систему газопроводов, чтобы газифицировать весь Крым.

Также Кабмином принята программа «Вода Крыма», на которую выделяются деньги из государтвенного бюджета. Да, не в полном объеме, как хотелось бы, но они выделяются, чтобы обеспечить весь Крым качественной водой. Потому что Крым без системы орошения и системы каналов – достаточно засушливый регион.

То есть, локальные программы развития Крым мог бы финансировать самостоятельно?

Без сомнения. Но для этого необходимо сделать так, чтобы экономика Крыма стала самодостаточной. Пока мы будем дотационным регионом, нам и дальше будет стыдно стоять с протянутой рукой. Расскажу на примере туристического сбора. В прошлом году к нам приехало 6 млн туристов. Мы получили турсбора в бюджет Крыма — 6 млн грн. То есть, каждый турист заплатил по гривне. Хотя по закону положено — 1% от стоимости проживания в сутки. Отели, которые работают «по чистому», этот процент турсбора уплачивают в бюджет Крыма. Но 80% туристов отдыхают в частном секторе, который налогом не облагается. Если посчитать, среднее проживание в Крыму в сутки, скажем, 400 грн. 1% - это 4 гривны в день. То есть, турист должен платить 4 гривны в день, чтобы мы могли развивать инфраструктуру Крыма: коммунальные сети, водопровод, канализацию, газ, свет и т. д. Если бы 6 млн туристов приехали к нам, предположим, на 10 дней, оплатили бы свое проживание, то туристический сбор с каждого отдыхающего составил бы 40 грн. Это - 240 милионов. Турист не много заплатил бы за то, чтобы у него была чистая вода и чистое море. Но Крым получил бы 240 миллионов средств, которые мог бы направить на ремонты очистных сооружений, на ремонт водопроводов, чтобы вода подавалась не утром и вечером, а круглые сутки. Вот эту составляющую нам и нужно привести в соответствие с требованием сегодняшнего дня, чтобы мы могли нормально развивать инфраструктуру.

В чем особенность и преимущества особого статуса Крыма?

Крым — это часть Украины. И мы отнюдь себя от Украины не отделяем. Да, российские политики все время пытаются расшатать нашу стабильность. Но всякие сепаратистские веяния крымчане не поддерживают. И я не вижу никаких предпосылок отделения. 

Преимущество особого статуса Крыма в том, что у нас есть отдельный Совет министров и отдельные органы, подчиненые этому совету. Это то, чего нет в областях Украины.

Кроме того, у нас действует специальный закон о Совете министров, который позволяет ряд вопросов решать на региональном уровне. Это плюс нашей автономии. Многие моменты во взаимоотношениях центральных органов власти и региональных, конечно, необходимо еще урегулировать. Но это проблема, которая решается сегодня на всей территории Украины. Та админреформа, которая сейчас проводится, ведет к тому, чтобы сделать более эффективной и работоспособной систему управления, так как остатки советской системы управления в современных условиях не совсем жизнеспособны. Старая система очень долго раскачивается. Но нужно понимать – невозможно систему управления изменить за короткий промежуток времени. Любое реформирование должно быть направлено на то, чтобы улучшить уровень жизни людей. Тем более, у нас есть знаменитые крымчане.

К примеру, участница Евровидения-2013 от Украины – Злата Огневич — крымчанка. Она из Судака. И я призываю всех украинцев, у кого есть родственники в России, в Европе, чтобы голосовали за нее. В случае выигрыша Златы Огневич (а это возможно, судя по ее  выступлению в полуфинале конкурса, она прекрасно поет), мы можем будущее Евровидение провести в Крыму. Тем более, что мы имеем опыт проведения гала-концертов высокого уровня. Это было бы очень привлекательным событием для того, чтобы в Украину приехало большое количество туристов, которые подняли бы экономику и Крыма, и страны.

Беседовала Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter