Отсутствие Конституционного суда - не панацея от отмены политической реформы

Отсутствие Конституционного суда - не панацея от отмены политической реформы

За что судье Верховного суда платить $100 тысяч?.. Наш язык настолько богат, что можно обвинить человека, не нарушая Конституцию... Как будут освобождать Маляренко...   Интервью с председателем ВС 1994 - 2002 годов Виталием Бойко...

 Председатель Верховного суда 1994 - 2002 годов, вице-президент независимой ассоциации судей, арбитр Международного коммерческого арбитражного суда отвечает на вопрос УНИАН

МЫ И СЕЙЧАС НЕ МОЖЕМ ПОХВАСТАТЬСЯ НЕЗАВИСИМОСТЬЮ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

Виталий Федорович, в обществе стало больше демократии, но почему-то никто не говорит, что вырос уровень доверия к суду. Тезис по коррумпированность   судей считается чуть ли не аксиомой. Как Вы прокомментируете состояние украинского судоустройства?  

Реформирование судебной системы - чрезвычайно сложный процесс, ведь судебная система должна непрерывно функционировать...

В начале 90-х годов была принята концепция судебно-правовой реформы, тогда мы сделали первые шаги по реформированию суда, несколько укрепили независимость судей. Но потом реформа затормозила, потому что не было новой Конституции. После принятия Основного Закона решили, что на протяжении пяти лет должна быть сформирована судебная система и что защита всех конституционных прав граждан должна быть передано судам. Но реформа шла тяжело, очень медленно.

В целом власть, которая всегда рассматривала суды как свое дополнение, не была заинтересована в ее продвижении. Но кое-что на этом пути все же сделано.

Во-первых, создана единственная судебная система. С принятием Конституции   расширилась юрисдикция судов на все правоотношения государства. И мы видим, что все больше граждан обращается в суд по разным вопросам: начиная от обиды - к распределению имущества, и вплоть до выборов Президента государства. Если раньше суды рассматривали около миллиона дел в год, то теперь - свыше 6 миллионов.

Страна живет почти год без Конституционного суда. Может ли считаться власть такой страны легитимной?

Как рядовой юрист я считаю, что это – позор для Украины. Законодательный орган блокирует решение Президента, решения съезда судей, которые назначили судей...

Депутаты побаиваются, что тот же суд, который в свое время позволил в третий раз баллотироваться Леониду Кучме, пересмотрит реформу на просьбу Ющенко...

К сожалению, мы не можем сегодня хвастаться независимостью судебной власти от влияния других властных ветвей. Решения и общих судов очень часто у нашего гражданина вызывают удивление. Но если через каждое решение, которое кому-то не нравится, мы будем ликвидировать этот орган, то останемся вообще без правосудия.

Я помню, что проект изменений к Конституции предварительно уже рассматривался судом... Конституционный суд согласился с тем, что можно изменять. Хотя это не панацея от возможности обращения к суду других народных депутатов. Можно продержаться еще пять лет, когда придет другой парламент и, избирая судей, будет спрашивать их на детекторе лжи - примут ли они соответствующее решение или нет. Но даже в этом случае никто не имеет права прекращать деятельность Конституционного суда.

Когда в свое время создавалась Конституция, я предлагал: давайте передадим полномочие Конституционного суда Верховному, создав там, соответственно, Конституционную палату. И пусть эта палата решает, насколько Верховная Рада правильно обходится с Конституцией. Меня тогда не очень поддержали. А сегодня многие юристы говорят, что это было бы правильно.  

Новый состав парламента должен понять, что отсутствие суда - не панацея от отмены реформы, если это необходимо для общества.

ЗА ЧТО СУДЬЕ ВЕРХОВНОГО СУДА ПЛАТИТЬ $100 ТЫСЯЧ?

Сколько нужно времени, чтобы реанимировать репутацию судей?

Судейский корпус в Украине является предметом нападений - часто безосновательных.       Помните решение областного апелляционного суда об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела против Тимошенко? Нужно было иметь профессиональное мужество, чтобы принять такое решение. Потому что потом прокуратура возбудила уголовное дело против тех судей, которые его принимали. В их кабинетах делали обыски.

Я не хочу сказать, что среди судей все морально чистые - вы бы мне не поверили...

Но часто поведение граждан провоцирует коррупцию. В западном обществе человек в случае конфликта ищет адвоката, а в нас, когда человек попадает в неприятность, то ищет знакомства. А возле суда крутится немало посредников, которые пытаются демонстрировать свою близость к суду, делают вид, что могут повлиять на судью. Они получают деньги за абсолютно понятные, однозначные дела, когда судья может и не догадываться, что “с ним договорились”.

Я когда-то читал публикацию: за то, чтобы попасть к генпрокурору или главе администрации Президента, нужно платить деньги. Чтобы попасть к председателю Верховного суда, вроде бы нужно заплатить сто тысяч долларов. Откуда такая информация? Что может решить председатель Верховного суда после реформы судоустройства? За что платить?

Еще при моем председательстве я мог что-то сделать, потому что мог принести протест, приостановить выполнение решения, повлиять на кадровые решения. А после принятия закона о судоустройстве, функции председателей судов существенно поменялись. Они к судебной деятельности имеют такое же отношение, как и другие судьи. Хочешь взять участие в судопроизводстве - иди на заседание судебной коллегии и рассматривай дело – все. За что ему платить сто тысяч долларов? Вы запускаете безадресные компроматы, создавая в общества порочную мысль. Хотя очевидно, что платить ни за что, что он не сможет уговорить пятнадцать - двадцать судей принять “нужное” решение. Это очень опасно. Потому что судьи Верховного суда - это преимущественно принципиальные люди.  

Временами высокопоставленные чиновники позволяют себе неосторожные слова в адрес суда. Когда-то Кучма на вопрос, будут ли судить Лазаренко в Украине, сказал: а разве в нас есть хотя бы один нормальный суд. Я   был очень возмущен. Я спрашивал в его администрации: зачем мы порочим свои суды, свое государство? Какой инвестор будет верить нам после этого? Мне в администрации сказали, что Леонид Даниилович не был подготовлен, поэтому и сказал такое...

НАШ ЯЗЫК НАСТОЛЬКО БОГАТ, ЧТО МОЖНО ОБВИНИТЬ ЧЕЛОВЕКА, НЕ НАРУШАЯ КОНСТИТУЦИЮ

А какие у Вас с Леонидом Данииловичем были отношения?

В целом   нормальные. Случались и острые разговоры, когда я заявлял: в таком тоне я с вами разговаривать не могу... Кстати, нужно отдать ему должное, он потом позвонил по телефону и извинился за то, что перешел границу толерантности...

Допускаете ли Вы, что будут реанимировать и возбужденные дела против Колесникова, Клюевых, Засух - тех, кого называли кучмистами?

Все зависит от реалий нашей жизни. Если ответить юридически, то нет значения, где находится человек, если появились новые обстоятельства, связанные с тем, что он когда-то делал определенные действия, которые можно считать преступными. Хоть бы в какой должности находился такой человек...

А расследование покажет, насколько подозрение в совершении преступления было правильным.

Наша беда - и общества в целом, и чиновников, начиная от главы государства, - заключается в том, что мы человека иногда и к приговору можем десять раз назвать преступником, сказать, сколько она украла, что преступного сделала и как это было установлено. Это объясняется низкой правовой культурой. Чиновник какого-нибудь ранга не должен называть человека преступником до решения суда. Он может сказать, что есть подозрения, основания провести расследование определенного факта. Наш язык настолько богат, что позволяет сказать то же, но в такой форме, чтобы ни в коей мере не нарушать Конституцию и не обвинять человека до решения суда.

У нас ярлыки цепляют налево и направо - и предыдущему, и нынешнему Президенту, и депутатам, и чиновникам.

КАК БУДУТ ОСВОБОЖДАТЬ МАЛЯРЕНКО

В каком статусе находится сейчас председатель Верховного суда Василий Маляренко - после того, как он заявил о своей отставке?

Он будет возглавлять суд до тех пор, пока его не освободит от должности судьи Верховная Рада. В соответствии с законом освобождение от должности судьи автоматически освобождает от административной должности главы Верховного суда.

На эту должность его избрал пленум Верховного суда, и он имеет право досрочно освободить.

В целом механизм такой: после поданного заявления об отставке Высший совет юстиции должен внести представление в Верховную Раду, и Верховная Рада на пленарном заседании должна проголосовать. Как это было сделано в свое время со мной, когда я написал заявление об освобождении в связи с достижением определенного возраста. Верховная Рада тогда не удовлетворила мою просьбу, сказали – нет...

Я помню, как депутаты отказывались принимать Вашу отставку, но не помню почему?

Депутаты доверяли Верховному суду, я же постоянно сотрудничал с депутатским корпусом. Кое-кто из них не понимал, что я достиг возрастной границы, после которой я не имею права председательствовать в этом суде.

Но я сказал - нет, закон есть закон.

  

КУЧМА НАПИСАЛ РЕЗОЛЮЦИЮ СУДА, КОТОРАЯ СТАЛА ПРЕДМЕТОМ   РАССМОТРЕНИЯ   ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА

Часто в нас по одному делу принимается ряд судебных решений, кое в чем  противоречивых. Сколько такая практика, по-вашему, будет длиться?

Это – анахронизм вчерашней судебной системы. Он будет действовать до тех пор, пока люди будут знать, что дела могут пересматриваться по несколько раз. За это в свое время нас покритиковал Европейский суд по правам человека. Был такой случай: московское предприятие “Совтрансавто” судилось с украинской луганской компанией. И ответчики – украинские предприниматели - обращались к чиновникам разного ранга с просьбой защитить интересы Украины, в том числе и к Президенту Украины. Леонид Даниилович тогда наложил резолюцию - написал председателю высшего хозяйственного союза: “Учесть интересы Украины”. Эта резолюция была предметом рассмотрения Европейского суда, и это расценивалось как нарушение требования Конвенции о независимости судебной власти.

Наступит ли когда-то время, когда мы признаем, что украинский суд – самый справедливый суд в мире?

Мы такого никогда не достигнем. В суде встречаются конфликтующие стороны. Если один будет говорить, что наш суд наиболее справедлив, то второй обязательно скажет: нет, этот суд купили, и суд неправилен.

РЕШЕНИЕ ОБЛСОВЕТОВ О РУССКОМ ЯЗЫКЕ ВЫЗЫВАЕТ СОМНЕНИЯ

Виталий Федорович, как Вы прокомментируете решение некоторых облсоветов о предоставлении русскому языку статуса регионального языка?

Соответствие этих решений требованиям Конституции и законам Украины у меня вызывает определенные сомнения. Статья десятая Основного Закона Украины   предусматривает, что государственным языком в Украине является украинский .

Я вспоминаю, что в законе о судоустройстве написано: судопроизводство в Украине проводится государственным языком. Есть еще целый ряд законов, которые предусматривают употребление государственного языка, я уже не говорю о решении Конституционного суда относительно толкования этих требований Конституции и законов.

Поэтому последние решения облсоветов относительно русского языка – сомнительны с точки зрения закона. Насколько они отвечают Конституции, может быть рассмотрено в административных судах по требованию граждан.

Разговаривала Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter