«Защитнички» Луценко

«Защитнички» Луценко

Дело против Луценко и то, как его содержат, становится индикатором злобы и мелочности нынешней власти. То, как Карпачева защищает Луценко, - «ювелирная» с точки зрения технологий работа...

Юрий Луценко и его жена Ирина во время заседания Печерского районного суда. Киев, 27 декабряЯ лично знаю еще одного узника, которого когда-то кормили через зонд. Это Мустафа Джемилев. В период СССР он так заявлял свое несогласие с содержанием в лагере. Он тоже был готов идти до конца. Советскому Союзу нужно было, чтобы Джемилев остался жить и его кормили через зонд… Сегодня на двадцатом году независимости Киевское СИЗО собиралось применить эту же меру к одному из лидеров украинской оппозиции Юрию Луценко. Только неизвестно, чем может закончится принудительное кормление (стресс и внешнее вмешательство в организм) для человека, больного панкреатитом в стадии обострения и сахарным диабетом.  Именно этот диагноз поставили врачи Юрию Луценко. Порывшись в Интернете, я нигде не нашла случаев принудительного кормления при таком диагнозе.

Более того, нигде не предполагается, что принудительное кормление при таком диагнозе возможно провести еще и при условии сопротивления пациента. А Юрий Луценко сказал, что будет сопротивляться.

Но любой медицинский сайт даст сухую информацию, что последствием диабета в случае отсутствии лечения может стать слепота, незаживающие язвы, проблемы с ногами… Не дай Бог, но, вероятно, этого хочет действующая власть.

Наблюдая за поведением разных украинских узников, точно могу сказать: cамый бесстрашный из них - Юрий Луценко. Ведь некоторые оппозиционеры предпочитают молчать, чтобы иметь свои удобства в камере. «Простите, – приходилось мне слышать от иных адвокатов,  – Нам важно, чтобы у клиента не возникало дополнительных бытовых сложностей». Луценко не боится, он пишет из СИЗО свои смелые и ироничные письма, он дает интервью.

В этих экстремальных для украинской демократии и для себя лично условиях Юрий Луценко, по его словам, предпочитает корриду с неминуемым финалом, чем покорно идти на бойню районного мясокомбината.

Изощренной подлой выходкой в отношении Луценко мне показалось то, когда ему прислали логопеда. Люди, не способные прочитать без бумажки даже обычного словосочетания, решили подчеркнуть, что их хорошо изъясняющийся, значительно интеллектуально превосходящий оппонент Юрий Луценко не произносит каких-то звуков.  

Дело против Луценко и то, как его содержат, становится индикатором злобы и мелочности нынешней власти. Она демонстрирует свою мстительность и своей страх перед его резкими оценками. Вы действительно думаете, что ему простили  БТР-ы возле офисов и содержание под стражей?

Ну ладно, Регионы… Но очень показательно то, как реагируют на это местные правозащитники.

ДОРОГИЕ «ЗАЩИТНИЧКИ»  

Например, наш славный бессменный обмудсман Нина Карпачева... Мы не первые, кто пенял госпоже Карпачевой за то, что, умеющая защищать талантливо и ярко, она, бывает, не старается вообще или довольствуется ролью статиста. Я подняла архивную базу УНИАН 2005 года, и прочитала ее заявки, когда она защищала находящего под стражей Бориса Колесникова.

«Я хочу сообщить, дорогие народные избранники… На сегодняшний день нет ни одного мотивированного основания для задержания Бориса Колесникова».  Замечу, 6 апреля задержали Бориса Колесникова, а уже 7 апреля она с парламентской трибуны рассказывала, что ознакомилась с протоколом задержания, что его задержали несправедливо, что у Колесникова малолетние дети, что он не уклонялся от следствия, и что мы строим полицейскую страну. Через полгода Карпачева стала членом списка Партии Регионов.

Преуспел наш обмбудсман и в защите других респектабельных людей. Вот, например, бывшего председателя закарпатской ОГА Богдана Ризакатоже защищала активно. Когда правоохранители пытались его перевезти из больницы в СИЗО, а Нестор Шуфрич и Тамара Прошкуратова пытались этому помешать, то Карпачова проявила недетскую мобильность и тут же встала грудью на защиту Ризака и тех, кто его защищал. Она прессе в красках рассказала, что «врач кардиологического центра, в котором находился Ризак, зафиксировала у него высокое давление и умоляла работников милиции не забирать его из больницы. Еще рассказала, что существует инструкция, где содержится прямой запрет перевозки задержанных в ночное время, а также запрет на перевозку больных (журналистам позже так и не удалось найти эту инструкцию). Кроме того, Карапачева сказала, что ей очень обидно, что “мы дожили до той поры, когда системой становится применение силы к народным депутатам: это было как при старой власти, так ничего не изменилось и при новой". Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека подчеркнула, что новая (оранжевая) власть должна требовать от правоохранителей действовать в пределах закона. А народные депутаты избрали "единственный способ защиты прав больного человека, защиты прав человека в критических условиях". Отдельный стеб журналистов заслужили пассажи омбудсманао том, что Виктор Янукович уже не судим.

А совсем недавно Уполномоченный по правам человека Карпачева спасла жизнь мэру Алушты. Александр Нечаев, имевший на протяжении десятилетий доступ к самой дорогой украинской земле и попавший за решетку, при страстной защите Обмбудсмана, вышел на свободу, потом побывал в офисе Карпачевойи от души поблагодарил омбудсмана.  "Если бы не Ваша помощь, мне бы суждено умереть за решеткой, теперь, где только смогу, хотел бы всем рассказать о важном деле, которое Вы делаете во имя Человека и Справедливости" - пафосно заявил тогда мэр.

 Особого внимания заслуживают пассажи советника Карпачевой Игоря Слисаренко. Этот в прошлой жизни хороший журналист в своем блоге на фейсбуке написал пост. Отмечая 30-летие гибели в британской тюрьме ирландского боевика Боба Сандса, он делает прозрачное сравнение. Мол, этот боевик не принимал калорийную смесь, не требовал телевизор и книжек, а требовал статуса политзаключенного, возможности не носить тюремную робу и возможностей встречи с другими политзаключенными. А потом сокрушается, мол, наши политики - не Бобы Садсы.  Едкое замечание. Правда, я не вижу, что компрометирующего в желании Луценко читать книги? А калорийную смесь он принимать отказывается. И я знаю, что Луценко, так же как Боб Сандс, готов идти до конца. А вот почему журналисты превращаются в слисаренков на подтанцовках карпачевых, не знаю.

То, как Карпачева защищает Луценко, - «ювелирная» с точки зрения технологий работы. У нее есть хорошие советники. Это история про то, как можно выполнить церемониальные функции, завуалированно сказав обществу, что причин для беспокойства нет. Я не говорю о том, что у нее нет огонька, нет, как во времена защиты Колесникова и Ризака, резких оценок правоохранителей. Там, где она раньше бы сказала об отсутствии оснований для задержания, нарушении милицейских инструкции и полицейском государстве, сегодня она говорит очень аккуратно.

– Все основания, по которым было принято судебное решение о задержании Луценко, будут сняты его адвокатами и защитниками. Поэтому никаких препятствий (для освобождения Луценко – УНИАН), по крайней мере, я, как омбудсман, не вижу. 

Она сказала, что угрозы жизни Луценко не видит. И заметила, что хоть он и голодает, но ему вводят в вены глюкозу и витамины. За ним постоянно проводится медицинское наблюдение. Вместо праведного гнева (который мы все видели, когда речь шла о нардепах от ПР) госпожа Карпачева рассказала про состав калорийной смеси и еще упомянула, что остальные люди, которые сидят, не одобряют голодовки Луценко. У нее были сотни вариантов построения своих сообщений, но она выбрала именно такие вот. Обтекаемые. Она пересказывает всем известные события, утверждает, что делает все возможное, но дает понять, что Луценко в надежных руках. 

Высказывания правозащитника Эдуарда Багирова, который возглавляет общественный совет по правам человека при МВД, только подтверждает,  правозащита в авторитарном государстве может стать недурственным бизнесом. Господин Багиров в комментарии УНИАН предупредил, что сказанное им может не вызвать удовольствия симпатиков Луценко, но голодовка - не основание для того, чтобы выпускать заключенного. Он сказал, в СИЗО пребывают тысячи граждан и закон должен быть один для всех. И что раз суд избрал такую меру, как ограничение свободы (для этого могут быть разные причины, влияние на свидетелей, отказ читать уголовное дело, попытка уехать), то надо подчиняться его решению. И его важнейшая цель - чтобы заключенный получал достаточное медицинское обеспечение и мог получать такое обслуживание в больнице.  

А КАК ЖЕ «ОТЕЦ УКРАИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ» ЮЩЕНКО И ПОБРАТИМЫ?

Видя, как защищают Луценко сторонники, я невольно сравниваю то, как в 2006 году защищали Колесникова. Проводились огромные митинги в Донецке, а Виктор Янукович, на тот момент лидер оппозиции, объявил, что готов устроить общеукраинскую забастовку. Просто любопытно знать, Виктор Ющенко вообще уже Луценко своим не считает? Молчит Виктор Андреевич.  Впрочем, Виктор Ющенко всегда молчит. Наверное, потому, что молчание - золото, или государственная дача, на худой конец.  

Что касается избранной линии защиты, говорить не берусь. Обговаривая ее с другими адвокатами, многие из них, не будучи симпатиками Луценко, считая его задержание незаконным, выбранную стратегию «не читать дело» считают ошибочным.

Пока Луценко голодает... Нардепы Геннадий Москаль и Кирилл Куликов в перерыве заседания ВР. Киев, 17 мая
Бывшие соратники по фракции, ставшие тушками, наслаждаются депутатской жизнью. Стригут купоны  - ну и пусть стригут. Это все, что у них осталось. Полевые командиры кое-как шуршат - не очень бурно. Там все больше лирики и журналисты. Гладиаторов там сейчас маловато. Но по крайней мере они рядом с Луценко. Несмотря на отсутствие ресурса, подобного Колесниковскому, митинги и пикеты проводят. И даже две парламентские фракции проигнорировали заседание, требуя выпустить Луценко. Не блокировали, как Регионы за Колесникова в свое время, но все же… В конце концов, единственное, что смогло хоть ненадолго сплотить БЮТ и НУ-НС, это требование выпустить Луценко.

Предстоятель УПЦ КП Филарет и бывший глава УГКЦ Любомир Гузар попросили Луценко прекратить голодать. «Духовная атмосфера в обществе такова, что ваша жертва не разбудит общество…Ваша жизнь нужна Украине…»  Я не знаю, дошли ли до Луценко их слова. Последняя информация, которую передала из больницы жена Луценко – его состояние критическое.

Маша Мищенко

Фото УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter