Вторник,
22 августа 2017
Наши сообщества

Нашеукраинец Третьяков: Если будет еще один шанс, мы выполним то, что обещали

Наша самая большая ошибка в том, что мы не прошли испытание властью… Окружение Януковича не стало более нравственным… Буду рад, если Катеринчук вернется в партию… Интервью

Мы имели единое мнение, что праздновать День свободы надо, но расходились в вопросе – как… Наша самая большая ошибка в том, что мы не прошли испытание властью… Не могу сказать, что окружение Януковича стало более нравственным… Буду рад, если Катеринчук вернется в партию… Я противник повального увлечения «новыми лицами»…

Интервью с народным депутатом от «Нашей Украины», бывшим первым помощником Президента Александром Третьяковым

МЕНЯ МОЖНО НАЗВАТЬ ДЕРЖАТЕЛЕМ ПОДМОСТКОВ МАЙДАНА

Александр Юрьевич, у победившей революции в 2004 году обнаружилось много отцов. Но роли распределены где-то так: Жвания – завхоз Майдана, Томенко – диджей, Юля – душа... Вы, пожалуй, самый непубличный из его главных действующих лиц. Какую роль Вы себе отводите?

Каждый из тех политиков, которые туда пришли, внес свою лепту в осень 2004 года. Я действительно никогда не поднимался на трибуну. Но если прибегать к аллегориям, то меня можно назвать держателем подмостков Майдана. (Смеется.) А если говорить серьезно, то я был замруководителя избирательной кампании. Как народный депутат я сопровождал машины, которые везли палатки и настилы, прибывающие в Киев. Обычно мы встречали их на подъездах в город, на КП. Было видно, что низовые чины милиции были за оппозицию. Милиционеры, останавливающие нас на подъездах, делали вид, что осматривают машины, но затем «отворачивались», пропуская наши автомобили. Еще на мне замыкалась определенная масса штабной работы, также я отвечал за связь с нашими штабами в некоторых регионах. И, конечно, много общался с людьми.

С другой стороны, я был таким же солдатом революции, как и те киевляне, сумчане, харьковчане, львовяне, вышедшие на улицы отстаивать свое право выбора.

В те дни мне звонили друзья, одноклассники, люди самых разных социальных групп – служащие, предприниматели, военные. Звонят: мы – на Майдане. И в тот момент я понял – эти люди не могут проиграть... На моих глазах формировались инициативные группы – врачей, учителей. Это был невероятный пример высочайшей самоорганизации. Создать Майдан путем «директив и разнарядок сверху» не смог бы никто.

Как-то позвонила моя мама. У нее есть маленький продуктовый магазинчик на Нивках, почти «олигархический» (смеется): «Саша, – говорит, – я все продукты вывезла на Майдан». – «Спасибо!» – говорю. А что я мог сказать еще?

А жена?

Она, не посвящая меня в свои идеи, совместно с женами моих друзей создали такой себе «клуб декабристок», организовали дежурства, отвозили питание, теплые вещи в палаточный городок.

Дома тоже был Майдан. Помню, просыпаюсь утром, а полуторагодовалая дочь обнаружила мою оранжевую шапку и надела ее. А попугай при этом кричит: «Разом нас багато»…

А что в те дни было самым сложным?

Наверное, убедить людей не идти на штурм администрации, парламента или Кабмина. Хотя именно такие настроения у многих были. Обступит группа людей и убеждает: это наша жизнь, мы готовы рисковать. Но Ющенко говорил: главное, чтобы не пролилась кровь. А в центральном штабе четко понимали: важно, чтобы не взорвалась даже петарда.

В годовщину Майдана будете на площади?

Конечно, приду на Майдан, возьму с собой жену, дочь. Для меня это праздник, очень искренний и эмоциональный. Пожалуй, наряду с рождением дочери. Эти два события позволили мне пережить самое возвышенное, чистое, глубокое из того, что я когда-либо испытывал…

МЫ ИМЕЛИ ЕДИНОЕ МНЕНИЕ, ЧТО ПРАЗДНОВАТЬ ДЕНЬ СВОБОДЫ НАДО, НО РАСХОДИЛИСЬ В ВОПРОСЕ – КАК

Удалось ли Вашей партии («Нашей Украине») достичь единства относительно празднования второй годовщины Майдана, а также и взаимодействия с Секретариатом президента, БЮТ, ПРП и др.?

Единое мнение было в том, что праздновать надо. Но расходились в вопросе – как. На мой взгляд, 22 ноября должен был стать настоящим государственным праздником. Нам нечего стыдиться этого дня. Напротив, надо вспомнить пережитое, чтобы воскресить кому в сердце, а кому в памяти те эмоции, которые создавали атмосферу Майдана.

Впрочем, то хочет вспомнить ноябрь 2004 года – в кругу единомышленников, друзей, семьи – он это сделает.

Исполком «Нашей Украины» обзвонил всех депутатов четвертого созыва от демократических партий, входящих в блок Виктора Ющенко «Наша Украина», всех сотрудников штаба 2004 года, журналистов и предложил собраться в шесть часов на месте первого палаточного городка. Там будет, как и два года назад, стоять полевая кухня и будут бутерброды с салом… А вечером, мы соберемся в более узком кругу, пообщаемся, попоем, еще раз посмотрим «фронтовые фотоальбомы»… Я не исключаю, что многие из нас в этот день попросят друг у друга прощения – не ради себя, а ради людей, ради Майдана и будущего Украины…

НАША САМАЯ БОЛЬШАЯ ОШИБКА В ТОМ, ЧТО МЫ НЕ ПРОШЛИ ИСПЫТАНИЕ ВЛАСТЬЮ

Сейчас многие организаторы Майдана проводят какую-то работу над ошибками. Анализируют, почему оказались в ситуации, когда партиям, Майдана фактически нечего праздновать. Что стало главной причиной того, что Майдан для большой части общества перестал быть праздником?

Сегодня об этом легко рассуждать… Скажу так: наша самая большая ошибка в том, что мы не прошли испытание властью. Не прошли все. И это не чья-то персонифицированная ошибка, это ошибка всех поголовно. В том числе и меня, и Александра Турчинова, с которым, кстати, в предмайдановский период мы сидели в одном кабинете, и Юлии Тимошенко, которая сыграла огромную роль во время президентской кампании, и Виктора Андреевича, которому эта победа досталась тяжкой ценой. К сожалению, за эти два года мы пережили и предательство, и подлость. Вспомните хотя бы то, что произошло в сентябре 2005 года, когда команда была, по сути, расколота.

В результате наших ссор, конфликтов и ошибок вчерашняя оппозиция опять стала властью. Я убежден, что это не надолго. И уверен, если мы сможем доказать, что готовы впредь не делать подобных ошибок, мы снова вернемся во власть и достойно пройдем испытание властью. Идеалы Майдана живут, и их нужно реализовать в полной мере. К сожалению, мы этого не смогли сделать сразу – что поделаешь, нам пришлось учиться на собственных ошибках.

Майдан сформировал еще одну важную вещь: политики осознали, что люди их выбирают, а завтра могут и не выбрать. Что нужно быть ответственным и что во власти должны быть действительно моральные люди. В конце концов, что власть обязана быть демократичной и выполнять свои предвыборные обещания.

Я смотрю сейчас прекрасную передачу Савика Шустера «Свобода слова». В России он такую передачу сделать не может. Разве свобода слова – не достижение Майдана? Свободы слова и демократии в стране стало действительно больше. Возьмите выборы-2006. Они вообще не сравнимы со всеми предыдущими. Раньше выборы назначались с заранее известным результатом. На округе побеждал заранее назначенный депутат, в парламент проходила назначенная политическая сила, а для «картинки» давали чуть-чуть демократии…

Пятнадцать «домайданных» лет были периодом застоя Украины. К сожалению, последние два года тоже не стали временем реализации всех задуманных реформ. Но, уверен, если будет дан еще один шанс, мы его не потеряем и выполним то, что обещали. При этом помня о тех ошибках, которые допустили в 2005–2006-м.

НЕ МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО ОКРУЖЕНИЕ ЯНУКОВИЧА СТАЛО БОЛЕЕ НРАВСТВЕННЫМ

Вы считаете, что власть после Майдана стала более нравственной?

Я думаю, что Майдан заставил быть другими даже наших оппонентов. К сожалению, я не могу сказать, что окружение Януковича стало более нравственным, хотя он сам говорит, что Майдан был важным явлением для страны и для него, потому что именно он не выполнил ни одной договоренности, достигнутой во время общенационального круглого стола. О какой нравственности можно говорить, когда политики такого уровня ставят подписи под документом, а потом не выполняют взятых на себя обязательств?

БУДУ РАД, ЕСЛИ КАТЕРИНЧУК ВЕРНЕТСЯ В ПАРТИЮ,  У ЖВАНИИ ГРУЗИНСКИЙ ТЕМПЕРАМЕНТ

Как вы оцениваете состояние «Нашей Украины» на сегодня? Многие заметные ее члены или положили на стол партийный билет или грозятся положить. Например, Катеринчук, Жвания…

Я считаю, что это не позиция – уйти, хлопнув дверью. Если ты отстаиваешь принципы, ты должен дальше оставаться в партии и отстаивать их. В «Нашей Украине» 29 тысяч депутатов всех уровней. И из-за того, что кому-то кто-то не понравился, бросить 29 тысяч депутатов и триста тысяч партийцев – это не позиция сильного. И я честно заявляю: буду рад, если, например, Николай Катеринчук вернется в партию. Это не будет проявлением слабости. Напротив, способность признавать ошибки – удел сильных. Я ведь признаю свои ошибки. «Разом нас багато» – это однозначно правильный лозунг. Ведь нас ничего не разъединяет, у нас одинаковые политические взгляды, мы одинаково смотрим на вопрос о вступлении ЕС, ВТО, НАТО, на необходимость проведения экономических реформ, на конституционную реформу. Мы одинаково считаем, что бороться нужно не с богатыми, а с бедностью. Что касается Давида Жвании, то я списываю это на его грузинский темперамент. Но я верю, что мы будем в одной команде.

А провести все первоочередные реформы и вновь стать партией, которая будет пользоваться самым большим доверием избирателей, мы сможем, только будучи едиными.

На съезде Вы сказали такую вещь: я не хочу быть участником третьего этапа съезда «Нашей Украины». От съезда все ждали избрания руководства, а получили очередную проволочку. По-Вашему, не стало ли неизбрание руководства партии – ее серьезной ошибкой?

По образованию я военный и привык принимать решения. А потом – четко эти решения выполнять и требовать такой же дисциплины от других. Но политика – другая вещь. Здесь речь идет о живых людях, их эмоциях и убеждениях. Должен пройти определенный период времени, чтобы люди смогли выпустить пар, руководители партии – объяснить и донести свою позицию, услышать точку зрения коллег. «Наша Украина» – демократическая партия. Мы хотели искренне провести работу над ошибками, проанализировать просчеты, сделать выводы. Может, это и правильно, что мы не избрали руководство, хотя, возможно, это привело к высказываниям – мол, партия не определилась, и у нее нет рулевых. Но для того, чтобы не ломать людей об колено, можно пожертвовать этими двумя неделями ради главного – услышать друг друга. Главное, что мы продемонстрировали: раскола в партии нет.

А кого видите вы руководителем рады партии? Юрия Еханурова?

Юрий Иванович заявил, что он не собирается возглавлять раду. И я поддерживаю его позицию. Ехануров – хороший государственный менеджер, но партии сегодня на первые роли нужны политики, которые могли бы ее объединять, и мы все это понимаем.

Считаю, что руководителем рады партии должен быть избран Роман Безсмертный, это поможет партии и фракции стабильно работать. Сегодня Безсмертному забрасывают провал выборов 2006-го. Но третье место «Нашей Украины на выборах объясняется несколькими факторами. Мы вели кампанию без явного лидера, поскольку в это время номер 1 в списке Юрий Ехануров должен был вытягивать экономику после большого политического удара, нанесенного осенью 2005-го, без административного ресурса. И при этом только ленивый не нападал на «Нашу Украину». 14-процентный результат – действительно не очень высокий. Но давайте не будем делать виновным кого-то одного.

Повторюсь: виноваты все. Хватит на радость оппонентам обвинять друг друга во всех смертных грехах. Напротив, сейчас нам надо демонстрировать командную игру. Можно сказать так: «Роман Петрович, у вас есть четыре-шесть месяцев, а за это время партия должна стать сплоченным коллективом». А в марте-мае мы проведем съезд, партийные «праймерис» и тогда поставим в этом вопросе точку.

Я ПРОТИВНИК ПОВАЛЬНОГО УВЛЕЧЕНИЯ «НОВЫМИ ЛИЦАМИ»

Александр Юрьевич, а почему никто не захотел сейчас возглавить партию – ни Яценюк, ни Кириленко, ни Луценко? Может, они бояться вас, «старожилов»?

Арсений Яценюк – прекрасный менеджер, но пока не очень опытный политик. Вячеслав Кириленко говорит: я ведь не был в партии, мне нужно как-то вжиться в эту семью. Мы с радостью примем новых, ярких и талантливых людей. Сегодня эти политики сами понимают: чтобы стать действительно авторитетным и влиятельным, нужно пройти свой путь. К любой политической силе нельзя подходить с шашкой наголо, с настроением, что «мы старый мир разрушим, мы наш, мы новый мир построим». Это – ошибочный подход. Я противник повального увлечения «новыми лицами». Да, новые лица, свежая кровь всегда нужны демократическим силам. Но они тоже будут учиться и набивать свои шишки. А для меня один из главных уроков, который я вынес за эти два года – нужно дорожить командой, цементировать ее, вместе расти и работать над качеством команды и привлекать в команду новые лица.

А не будут ли путаться у Вас под ногами новые политические проекты?

Я не против новых проектов. Я даже готов помочь им, чем смогу. Только я хочу понять, какую идеологию они будут нести? Евросоюз? НАТО? Демократические ценности? Это будет праволиберальная партия или левая? Если левая, тогда что там будут делать вчерашние национал-демократы? И наоборот. Нет, я не против – пускай попробуют. Наверное, каждый молодой политик должен это пройти, хотя он должен понимать, что партийная работа – это тяжелая, монотонная, ежеминутная пахота… В Украине сегодня 120 партий, каждый год регистрируется еще 10. Ну, увеличится этот список количественно. А что дальше?

Я поддерживаю европейский опыт, когда несколько политических сил, схожих по духу, объединяются в Конфедерацию политических партий. Тогда это действительно серьезная сила.

ШИКИДЫМ НАМ НЕ НУЖЕН

Прекратились ли попытки вернуть партию в русло переговоров с Партией регионов? Не добьет ли это партию?

Этот «шикидым» - широкая коалиция демократических сил – нам не нужен. «Наша Украина» в оппозиции. Точка. Руководство партии никаких шагов в сторону широкой коалиции делать не будет. Мы этот путь уже прошли.

Если так называемая «антикризисная» коалиция, все-таки откажется от своих навязчивых идей и коммунистических лозунгов, и будет готова вести страну в ЕС (а НАТО – это первый шаг), проводить внутренние реформы, обеспечивать прозрачную (подчеркиваю – прозрачную, а не такую, как при Чечетове /бывшем председателе Фонда госимущества. – Ред./) приватизацию, то это могло бы стать отправной точкой для переговорного процесса. Это я говорю как политик. А как человек я им не верю. У меня просто нет оснований им верить. У нас абсолютно разные идеологии и представления о морали. Мы расходимся по всем принципиальным вопросам.

Если вспомнить события двухогодичной давности… В этот период мы замерли в ожидании: договорятся ли Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко. И сейчас мы тоже в ожидании. Во-первых, готовы ли вы с БЮТ вместе попраздновать? А во-вторых, насколько тесным будет сотрудничество БЮТ и «Нашей Украины» в оппозиции?

Юлия Владимировна не объединялась с нами ни в 2002 году, ни в 2005-м. Но координировать позиции мы будем. К диалогу и наша сила, и БЮТ –  способны. Да и отпраздновать с БЮТ завоеванный совместно День свободы мы всегда готовы.

Беседовала Лана Самохвалова

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение