Представитель Международного уголовного суда в Гааге Фади Эль-Абдалла: Не каждая атака на гражданское население рассматривается как преступление против человечества

Руководитель отдела по связям с общественностью Международного уголовного суда в Гааге Фади Эль-Абдалла в интервью УНИАН рассказал, будет ли факт незаконной аннексии Крыма Россией предметом рассмотрения МУС, поставлена ли точка в предварительном рассмотрении заявления о преступлениях на Майдане, и на каком этапе находится предварительное изучение авиакатастрофы рейса МН-17. 

 

В понедельник, 4 декабря, в Нью-Йорке начнется 16 заседание Ассамблеи государств, ратифицировавших или принявших Римский устав, проще говоря, тех, кто принял юрисдикцию Международного уголовного суда (МУС), который базируется в Гааге. Сегодня в Офисе прокурора МУС на предварительном рассмотрении находятся два заявления Украины – по событиям на Майдане и по российской агрессии и незаконной оккупации Крыма.

Будет ли факт незаконной аннексии Крыма Россией предметом рассмотрения Суда, поставлена ли точка в предварительном рассмотрении заявления о преступлениях на Майдане, в каком состоянии вообще находятся украинские вопросы, УНИАН рассказал глава отдела по связям с общественностью МУС Фади Эль-Абдалла.

Когда мы общались в прошлый раз, вы говорили о возможности голосования поправки к Римскому Уставу, которая позволит Суду рассматривать жалобы об аннексии. Когда такое голосование возможно?

Сейчас идет большая дискуссия о том, произойдет ли это в этом году или нет. Некоторые государства говорят, что перед голосованием должны быть договоренности по некоторым аспектам поправки, другие говорят, что этого не нужно и что нужно голосовать в первую очередь. Этот вопрос будет частью дискуссии, которая состоится в этом году на Ассамблее. Но на данный момент я не могу быть уверенным, состоится это голосование или нет. Это то, что государства будут решать во время обсуждения. Мы говорим об активации поправки о преступлениях агрессии…

…об аннексии…

Преступление агрессии – это когда государство нападает на другое суверенное государство, что включает в себя много разных элементов.

Но и аннексию?

Да, это тоже является частью нападения на суверенное государство.

А возможно ли, что эта поправка также может предусматривать рассмотрение преступлений, которые произошли в прошлом?

В соответствии с общим правилом, статьи уголовной ответственности не применяются ретроактивно.

То есть, нет никакого способа, чтобы аннексия Крыма рассматривалась в МУС?

фото УНІАН

Я не могу спекулировать по этому поводу по простой причине, которая заключается в следующем: нам нужно увидеть, будет ли этот вопрос продвигаться вперед или нет, будет ли активировано преступление агрессии, и, если оно активируется, будет ли возможность квалифицировать некоторые преступления, как преступления, которые продолжаются – что значит, что это еще происходит сейчас, после вступления поправки в силу. Преступления, которые продолжаются, могут быть в юрисдикции Суда, даже если они случились [начали совершаться] раньше. Но будет ли это применимо к этой конкретной статье и к этой конкретной ситуации, мы не можем спекулировать. Вот почему я не могу сказать «да» или «нет».

Параллельно к тому, что рассматривается в Офисе прокурора, в Международном Суде ООН также рассматриваются аналогичные жалобы Украины. Отслеживает ли МУС развитие этих процессов, и будет ли решение по ним частью ваших дел?

Разумеется, нам известно об этом, но это не является частью нашего дела. Мы применяем разные правила и разные цели. Для МУС всегда существует индивидуальная уголовная ответственность, Международный Суд ООН будет рассматривать конфликт между двумя государствами. Таким образом, то, что они рассматривают, является потенциальной ответственностью государства. Мы же изучаем, кто отдал приказ совершить конкретные преступления, и являются ли эти преступления военными преступлениями, преступлениями против человечности или геноцидом в соответствии с определением Римского устава. Потому это не сопоставимо.

Есть также и другое расследование, я имею в виду сбитый рейс МН17 Малазийских авиалиний, где есть конкретные лица, которые отдали приказ, и кто нажимал на кнопку. Будет ли это расследование включено в украинское расследование в МУС?

На данный момент у нас нет расследования в отношении украинской ситуации. Мы проводим предварительное изучение. Это значит, что прокурор МУС собирает всю доступную информацию обо всех различных аспектах, связанных с конфликтом. И это Офис прокурора будет решать, будет или нет это частью [украинского дела]. Они должны посмотреть, в какой степени это связано с украинским конфликтом, является ли это частью данной ситуации или же является чем-то совершенно иным и так далее, и в какой степени это может быть в юрисдикции МУС, потому что для нас есть очень конкретные определения.

Например, не каждое убийство является военным преступлением, оно должно быть [совершено] в рамках определенных условий. Не каждая атака на гражданское население рассматривается как преступление против человечества. Это должно быть в контексте либо широко распространенных, либо систематических атак на гражданское население. В дополнение к этому еще есть условия тяжести, а также то, расследуют или нет это национальные органы юрисдикции.

Иллюстрация REUTERS

Существуют вопросы различных уровней, которые составляют предварительное изучение, и поэтому для прокурора может занять некоторое время, чтобы пройти через них, через все эти утверждаемые преступления, по которым имеется информация, до того, как принять решение. Поэтому мы не можем знать сейчас, будет или нет этот конкретный инцидент частью [украинского вопроса], потому что это часть оценки, которую делает прокурор – он должен проверить, какой инцидент будет квалифицироваться как военное преступление, преступление против человечности или геноцид, в соответствии с Римским Уставом МУС, связан ли он с конфликтом, проводят или нет серьезное расследование национальные органы этих стран.

Как я уже сказал, прокурор проходит через все эти различные элементы, прежде, чем достигнуть уровня сказать: «Да, это часть преступления, которая находится в юрисдикции МУС, и да, есть необходимость начать расследование» или «Нет».

На каком этапе сейчас находятся украинские заявления?

Мы сейчас находимся на этапе предварительного изучения. Само предварительное изучение подразделяется на разные этапы. Первый – это условия юрисдикции – определяется тип преступления, где оно было совершено, в какой день и так далее. Второй этап предварительного изучения – это допустимость, что значит проводилось или нет на национальном уровне настоящее расследование, и является или нет это преступление преступлением достаточной силы тяжести. Третий этап – проверка интересов правосудия и интересов жертв – определяется, не будет ли расследование, в случае, если мы его откроем, противоречить интересам правосудия и жертв, не будет ли оно контрпродуктивным.

Что касается Украины, то информация, которая у меня есть, - это отчет прокурора от 2016 года. Потому лучше посмотреть, что будет в отчете 2017 года. И тогда вы можете увидеть, на каком из этих этапов находится Офис прокурора. Когда вы увидите, например, что они закончили фазу проверки юрисдикции и перешли к допустимости, тогда вы знаете, что они ближе к решению. Если же вы видите, что они закончили часть допустимости и перешли к интересам правосудия и жертв, это означает, что они еще ближе. И если они закончили все эти фазы, это означает, что они ждут только окончательного решения прокурора. Если прокурор по завершению всех этих этапов решит, что необходимо открыть расследование, ей придется, в конечном итоге, обратиться за разрешением к судьям.

Ранее была распространена информация о том, что первое заявление о Майдане уже закрыто и прокурор решил не продолжать изучать этот вопрос…

Нет еще никакого решения прокурора. Насколько я понимаю, есть одно предварительное изучение всей ситуации в Украине. Есть два заявления, но прокурор открыла одно предварительное изучение всего. И оно все еще открыто, а не закрыто. Что именно они изучают, будет указано в отчете о предварительном изучении. В отчете от 2015 года указано, что Офис провел предварительное изучение преступлений, предположительно, совершенных во время событий на Майдане. Офис установил, что в то время насильственные действия, предположительно, совершенные в период между с 21 ноября по 20 февраля 2014 года, могут представлять собой нападение на гражданское население. Имеющаяся информация не дала оснований полагать, что нападение носило систематический или широко распространенный характер. Но Офис, тем не менее, заявил о своей готовности пересмотреть предварительный анализ в свете любой новой информации. В октябре 2016 года Офис получил дополнительную информацию, которая будет предметом тщательного изучения. Возможно, оценка этой информации будет уже в следующем отчете.

Ирина Сомер

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter