Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Третий съезд Нашей Украины: что общего между украинцами и русскими

- Коль, - обратился к Катеринчуку Третьяков . - Жизнь -  длинная... У Зинченко рейтинг такой высокий был. А потом взял да упал. А имя этого социалиста, который, наверное, к БЮТ примкнет, не помнишь? Винский, кажется. Поучительная история...

- Коль, а Коль, - обратился Александр Третьяков к Николаю Катеринчуку, - А жизнь – длинная... А у Зинченко рейтинг осенью такой высокий был. А потом взял да упал. А имя этого социалиста, который, наверное, к БЮТ примкнет, не помнишь? Винский, кажется. Поучительная история.

Рядом со Станиславом Сташевским сидел бывший министр Виктор  Тополов и шепотом интересовался у партийцев, будет ли в конце съезда по пятьдесят грамм. Евгений Червоненко, шутя, попросил всех оставить в покое «бедного запорожского еврея» и ушел в «Арену».

Шел девятый час  второго этапа третьего съезда «Нашей Украины». Это был особый заключительный этап.  Дружные партийцы, которые еще пару часов назад отчаянно скандировали с галерки: «Ганьба», имея ввиду подсчет голосов по некоторым решениям съезда, и  «Катеринчук», требуя его лидерства,  и поставили неудовлетворительную оценку работе Совету партии, преобразились. У украинцев есть что-то общее с русскими.  Сначала обхамить друг друга донельзя, наговорить с три короба, а потом упасть друг другу в объятия. Те, кто еще час назад тискал по углам в приступе партийной солидарности Николая Катеринчука, теперь выходили на сцену и публично каялись.

- Скажите, неужели хоть кто-то из  вас не нес ребенка друга ко кресту? Не был крестным отцом? Не имеет кумовей? И неужели это не естественно приглашать в команду тех, кто близок, кого считаешь по духу родным? – реабилитировали на ходу кумовство делегаты из регионов.

- Я не могу вернуться в село, если мы не изберем Совет партии. Люди подумают, что это – несерьезно и разбегутся, кто в БЮТ, кто – куда, - делегатка с Франковщины.

- Нам нужно спасти партию, не допустить раскола…, - присоединился еще один делегат из области, который отчаянно критиковал президиум.

До этого делегаты из регионов, которые отчаянно требовали гласности для центра, проголосовали против того, чтобы руководителей исполкомов в городах избирать тайным голосованием. И правда - зачем рисковать? Тут все тебя знают, все открыто и надежно, кому нужны какие-то тайны.

Это был нескучный съезд. И выглядел он как вполне демократический.  Вопреки предупреждению наших «источников», что все выступления будут отрежессированы и «конструктивная» внутрипартийная оппозиция подготовлена, и якобы делегаты будут скандировать только санкционированные свыше лозунги, съезд-таки выбился из графика и преподнес, полагаю, немало сюрпризов организаторам.

Неприход Виктора Ющенко на второй этап съезда не был неожиданностью. По протоколу и не должен приходить: он дал съезду сигнал, он ждет ответа – так нам объяснили делегаты. Но хоть бы весточку подал почетный голова, маленькое такое приветственное слово передал – ведь не чужой же, в самом деле. В конце концов, всякие европейские правые партии прислали свои поздравления переживающей кризис украинской коллеге.

А началось все с доклада Романа Безсмертного. Его текст, как-то объясняющий неудачный результат партии на выборах, был, безусловно,  нужен, но звучал запоздало.  Хотя это  вполне объяснимо, обычно в регионы политики из центра едут, когда поделены парламентские посты, определены союзники и ориентиры. История с дважды коалицией очень затянулась, народным депутатам было просто не с чем ехать в области. «Мы марались с этими переговорами с «Регионами», набирая аргументы, чтобы от нее, коалиции, отказаться, а в это время Коля мотался по регионам, демонстрируя людям свою оппозиционность, и я бы сказал, нарушая партийную дисциплину, и он получился как бы весь в белом, а мы – непонятно кто», - объяснял УНИАН свою позицию Александр Третьяков.

Юрий Луценко, которого сопровождал слух о вероятном лидерстве в «НУ»,  интригой съезда не стал. Он очень пылко покритиковал правительство, еще раз сказал о том, что оранжевые силы переживают кризис, и высказал мысль, что надо бы киевским партийцам ехать в регионы, идти к людям, обсуждать свои позиции. Потом в кулуарах он сказал слово, которое неоднократно повторялось из уст нашеукраинцев. Луценко предложил устраивать так называемые «праймериз», предварительные выборы руководства партии в регионах. Вообще-то праймериз – это американское слово, обозначающее процедуру предварительных выборов для претендентов на выборные должности в сфере законодательной и исполнительной власти. Скажем,  для того, чтобы стать кандидатом в президенты, нужно пройти внутрипартийные выборы или праймериз. Слово пошло бродить по кулуарам. И позже стало предметом обсуждения делегаций. Принято оно, кстати, было не очень хорошо. «На вас нажмут, вы начнете кого-то продавливать, не нравятся нам эти прймериз», - что-то такое выслушала я на собрании делегации из Западной Украины.

Поначалу делегаты из западных областей и Черкащина отчаянно хлопали, стучали, гудели и даже попробовали использовать мегафон.  Таким образом, они не только требовали смены состава совета партии, но и  выбивали самые простые решения (типа добавления какого-то пункта в повестку, против которого и так никто бы не возражал).  Петр Порошенко яростно критиковал присутствующих: почему мы ни слова не сказали о поступке Мороза, политической линии Януковича? Почему мы занимаемся самопожиранием? Почему съезд автоматически голосует изменения в Устав и программу, ни капли ими не интересуясь, но при этом яростно отбивает кадровые решения. Как только пахнет деньгами – поднимается активность. Да, партия раскалывается, голосование это показывает, констатировал Петр Алексеевич.

Странно, это фраза Порошенко, высказанная с явной болью, по-моему, напугала делегатов.  Они побоялись уехать членами провалившейся партии. Еще боялись показаться смешными, неспособными принять решения. «Я не хочу быть участником третьего этапа третьего съезда», - высказался в кулуарах Александр Третьяков.

«Все на свете начинается с личного отношения», - сказала героиня моей самой любимой американской мелодрамы. Личное отношение,  диалог лидеров партии иногда слишком эмоциональный,  сумел преломить отношение съезда к старым – новым руководителям партии. «Что объяснять в районе?» - обращался к Юрию Ключковскому кто-то из делегатов. «Если мы сдадим Киев, вам уже ничего не придется объяснять, - мрачно ответил Юрий Богданович, - Посмотрите. Мы даже минимально не участвуем в правительстве, хотя это было бы полезно для страны. Мы теряем министра внутренних дел – который вообще не в квоте Президента. И вы выражаете недоверие совету своей партии. О каком будущем можно говорить? Мы еще увидим, как Катеринчук приведет в БЮТ остатки "Нашей Украины". И вообще, покажите мне,  кто, кроме нынешних организаторов, сумел бы вот так в таких условиях провести второй этап съезда, они все бы уже расползлись».

«Юрий Богданович, а почему вы не пригласили к руководству «Нашей Украины» Яценюка? – поинтересовались мы, пользуясь соседством с ним в зале заседаний.

«Яценюк не захотел», - ответил Ключковский.

«А Луценко?» - не унимались мы.

«И Луценко не хотел, сказал, что по духу он левый», - ответил Ключковский.

«А в кулуараха шепчутся, что вы регионам должны еще триста тысяч гривен за выборы, почему не расплатились?» - донимали мы Юрия Богдановича.

«Где деньги взять? - устало ответил он, -  Партию финансирует сейчас один человек. Мы были вынуждены сократить финансирование партийных офисов».    

Сейчас трудно сказать, что было кульминацией съезда. То ли неуд, поставленный делегатами Совета. То ли перерыв, во время которого делегации обсуждали выбирать ли Совет партии, нужно ли дальше кричать, и принимать ли идеи этих «праймериз». Мне показалось, что главным моментом стало то, как руководство партии убедило голосовать за новый  состав совета. 

- Вы поставили двойку Совету, что ж, пожалуйста, львовяне, предлагайте новый Совет, -  настаивал Порошенко, - Нет, давайте, называйте поименно членов, учитывая, что  всем предыдущим вы поставили двойку.

- Неужели вы не понимаете, что я разговаривал и с Яценюком, и с Луценко, и со Стецкивым, что Президент тоже их уговаривал?.. - устало спрашивал Безсмертный.

- Мы предлагаем в Совет по три человека из регионов. Мы поняли, что из-за небольшого представительства областей теряем с ними связь. Но я настаиваю на том, чтобы в него вошли народные депутаты, бывшие министры. А вы представьте, что упадет «Нашей Украине» какая-то должность. Кого мы туда пошлем? Полных новичков, чтобы они с нуля учились и делали ошибки. Правительственная школа - слишком дорогая школа, чтобы мы ею пренебрегали, - старый аппаратчик Роман Безсмертный в своей заключительной речи, кажется, ни у кого не оставил сомнения.

Ну что, же съезд состоялся. Главным его итогом сам Петр Порошенко назвал то, что раскола в партии не произошло. Все запланированные решения - уставные, программные и кадровые - приняты. Петр Порошенко пообещал,  что в течении недели будет избран новый президиум партии. Решения  принимались трудно, это стоило организаторам огромных душевных сил. Каждый вопрос дебатировался. Каждый ответ требовал максимальной искренности. Хорошо, что ее хватало. Но ведь так и рождается демократия.  

А что касается Николая Катеринчука, то он сказал нам, что пока остается в партии.

«Коля - он молодой, и жить торопится, и чувствовать спешит – у него все впереди», - миролюбиво высказался Борис Беспалый.

Маша Мищенко

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение