Марат Гельман: Украина 15 лет отдалялась от России, сейчас остановилась

Марат Гельман: Украина 15 лет отдалялась от России, сейчас остановилась

Марат Гельман известен не только как провокатор, организатор антирелигиозных выставок, но и как человек, работавший в группе кремлевских политтехнологов на бело-голубых... Интервью

Как сообщалось, в Москве была разгромлена галерея небезызвестного Марата Гельмана. 21 октября в помещение на улице Малая Полянка ворвалась группа крепких молодых людей, которые обезвредили охрану, отобрали у сотрудников галереи сотовые телефоны, после чего нанесли побои самому Гельману. Погромщики уничтожили оргтехнику, повредили полотна, сломали нос хозяину заведения. Сам галерист не сомневается, что нападение – дело рук неких экстремистов. Тем более что в результате погрома были сорваны со стен и растоптаны около 40 картин Александра Джикия, грузинского художника-графика, чья выставка открылась 19 октября.

Марат Гельман известен не только как провокатор, организатор антирелигиозных выставок, но и как человек, работавший в Киеве два года назад в группе кремлевских политтехнологов на бело-голубых. Нам было интересно мнение этого человека о том, что сегодня происходит между Россией и Украиной. Мы созвонились с ним вечером 25 октября, сразу после его выхода из больницы. Гельман чувствовал себя неважно, говорил тихо и прервал интервью на несколько минут, сказав, что к нему пришел врач, чтобы сделать укол.  

- Господин Гельман, как Вы себя чувствуете?

- Состояние уже несколько лучше. Сейчас я вышел из больницы. Лежу дома, принимаю болеутоляющее. Завтра первый раз выйду на работу.

- Есть какие-то известия относительно нападения, каковы Ваши подозрения?

- Пока идет следствие, и я еще не в курсе, что они там нашли. У меня есть кое-какие предположения, но я пока не хочу об этом распространяться. Однако есть еще одна грустная новость. На улице, возле своего дома, был побит Саша Панов. Это наш критик, заместитель главного редактора газеты «Культура», который был привлечен как понятой в связи с погромом галереи. Панова, готовившего большой материал о произошедшем, дважды ударили возле его дома, и он думает, это сделали те же люди, что и громили галерею. Я же считаю, что попытка устрашения продолжается.

- Что, по-Вашему, сегодня происходит в отношениях между Украиной и Россией?

- Я не владею какой-то особой информации в этой сфере, и у меня здесь понимание обывателя, может быть, правда, чуть более продвинутого. Итак, пятнадцать лет Украина непрерывно от нас удалялась, Кучма там был или Кравчук. И такое ощущение, что сейчас это удаление – то ли естественным образом, то ли потому, что Янукович стал премьером, – остановилось. Сейчас мы находимся в такой точке равновесия, когда может либо начаться действительно процесс понимания, и дистанция между нами сократится настолько, насколько это возможно, либо через какое-то время это удаление продолжится с новой силой. Сейчас настал некий момент истины в наших отношениях.

- Каковы Ваши прогнозы относительно этих отношений?

- Еще полгода назад они были жертвой политических процессов в Украине: шли выборы в парламент, потом – коалиционная ситуация. Поэтому отношения с Россией использовались украинскими силами для решения своих внутриукраинских вопросов. Где-то начиная с лета, или даже с весны, у нас, в России, начнется предвыборная кампания, уже в наш парламент. Украинско-российские отношения станут уже жертвой российской политики, разные деятели будут их использовать для своих целей. Поэтому сейчас появился такой коридор возможностей, когда и украинские, и российские политики смогут принимать какие-то отношения без предвыборных отношений, а просто рационально, в интересах населения. Мой прогноз очень простой. Если до весны нам удастся выстроить эти отношения в качестве рабочих, а главное – не подверженных акциям взрывного характера вроде очередной Косы (видимо, имеется ввиду скандал вокруг острова Тузла. – Авт.), то все будет хорошо. Если нет, надо иметь в виду, что с весны по весну, то есть целый год, динамика улучшений отношений будет потеряна.

- Можно ли так понять, что основную вину за эти отношения вы возлагаете на украинские плечи?

- Я понимаю всех этих политиков. Они решали самый главный для себя вопрос – искали свое место в украинском политическом пространстве. Точно так же сейчас российские политики будут решать вопрос своего места в политическом пространстве России. Но надо понимать, что тут появился очень большой срок, в течение которого обе стороны готовы принимать рациональные политические решения. И это тот самый срок, который надо максимально использовать.

- Приняли бы предложение еще поработать на украинских выборах?

- Во-первых, сослагательное отношение здесь не совсем уместно, так как последние два года и больше я концентрировался на искусстве. Если раньше искусство было моим любимым детищем, хобби, но не было бизнесом, то сейчас, когда художники стали известны в мире и я полностью поглощен этой деятельностью, – мне очень трудно представить, ради чего бы смог снова заняться политикой, в общем-то неблагодарной сферой.

- Вы не находите точки пересечения, в которой сошлись бы Украина, политика, искусство и Гельман?

- Ну, скажу, что на всех крупнейших международных форумах искусства я представляю не только российских, но и украинских художников. В Украине есть ряд художников, отношения с которыми я всегда поддерживал. А недавно был в Украине на открытии музея Пинчука, и считаю себя причастным к этому открытию. Так что у меня отношения с Украиной как со страной никогда не прерывались.                

- Возвратимся к грузинскому художнику Джикии. Не пытались ли Вы хотя бы одну его картину выставить на продажу, именно в том виде, в каком она сейчас находится? По-моему, неплохой пиар-ход, в духе Вашей галереи…

- Ну, это, по-моему, бессмысленно. Зачем? Это ведь не исторические документы, это художественный документ. Искусство самоценно, и оно должно быть реставрировано. Джикия будет реставрировать свои картины. Тридцать первого числа в Третьяковке мы начинаем свой проект совместный с Третьяковской галереей, а сразу после этого беремся за восстановление этой выставки. И я думаю, что она вскоре продолжится.

Разговаривал Антон Зикора

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter