Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Балога устроил очную ставку обоим губернаторам Киевщины

Жовтяк: “У меня состоялся разговор с новым главой Секретариата, и мне показалось, что у него есть желание развязать это дело мирным путем... Мы договорились еще об одной встрече. Но, когда я пришел в Секретариат..."

Интрига вокруг отставки Евгения Жовтяка с должности главы Киевской облгосадминистрации и возможности его восстановления на работе набирает новые обороты. Президент восстановил на должности незаконно уволенного председателя Белозерской райадминистрации, освободив его преемника, ссылаясь на решение суда и Кодекс законов о труде. Опровергнув этим все аргументы своих юристов по делу против Жовтяка о том, что, мол, на должностных лиц не распространяется трудовое законодательство. Эти события совпали со 100-дневным сроком после вынесения решения суда о восстановлении Жовтяка на работе... УНИАН обратился к герою этой эпопеи с несколькими вопросами.

– Евгений Дмитриевич, Ваш преемник Вера Ульянченко недавно провела пресс-конференцию по случаю первых ста дней своего председательства в области. В то же время Вы до сих пор не признаете законности президентского решения...

– Решением суда мое увольнение признано незаконным. Согласно Кодексу административного судопроизводства, я должен быть восстановлен на должности немедленно, то есть еще 16 июня. А 15 сентября после рассмотрения апелляционной жалобы представителей Президента в апелляционном суде Киевской области, вступил пункт судебного решения об отмене Указа Президента о моем освобождении как противоправном. К сожалению, юридические консультанты Президента и в дальнейшем советуют ему игнорировать Конституцию Украины, очевидно, рассчитывая путем давления на Высший административный суд добиться соответствующего постановления. Кстати, к госпоже Ульянченко лично я никаких претензий не имею, есть указ о ее назначении, и она выполняет волю этого указа.

Что же касается пресс-конференции Веры Ивановны, то мне тоже было интересно узнать, какими были те 100 дней для области. Я рад, что резких изменений в работе областной государственной администрации не произошло, и Вера Ивановна отчитывается о продолжении проектов, которые были начаты мной: от разработки Генерального плана развития Киевщины до проектирования новой окружной дороги, строительства Жулянской транспортной развязки, восстановления автодороги в страны Балтии через Иванков и Вильчу, создание международного авиатерминала в Узине, развития промышленных зон и предложений Киеву о вынесения предприятий за пределы города, развития городов-спутников Киева и так далее.

Публично подтверждая продолжение начатых мной проектов, госпожа Ульянченко объективно подтверждает и беспочвенность моего увольнения. Хотя за 100 дней уже можно было начать хотя бы один собственный проект... Во всяком случае в свои 100 дней я отчитывался о достижении в реализации собственных проектов, а не проектов Засухи.

– Вера Ивановна утверждает, что полностью контролирует областной совет, а Вы с этой задачей не справились...

– Глава обладминистрации обязан сотрудничать с областным советом, потому что от этого зависит скорость и качество решения проблем, которых в жизни области еще немало. Нет никаких оснований говорить о проблемах отношений с областным советом, ведь начало работы этого совета день в день совпало с моим незаконным увольнением. Но вспомните, кем на 90 процентов был сформирован предыдущий состав областного совета. Правильно, Засухой. Так вот, даже в том совете ни одно предложение обладминистрации, поданное мной, не ждало своего рассмотрения на сессии более одной недели. Предложения же госпожи Ульянченко о незамедлительном внесении изменений в областной бюджет пролежали в областном совете без рассмотрения четыре месяца. За это время состоялось несколько сессий. Если это доказательство полного контроля, тогда его можно назвать даже абсолютным (иронизирует. – Авт )...

– Насколько мне известно, прежний руководитель Секретариата Президента Рыбачук был противником Вашего восстановления. Какова позиция нынешнего руководства Секретариата?

– У меня состоялся разговор с новым его главой Виктором Балогой, и мне показалось, что у него есть желание развязать это дело мирным путем. Я сказал Балоге, что готов заключить мировое соглашение: я пишу заявление об отставке, а Президент вносит соответствующие изменения в Указ. Мы договорились с Балогой еще об одной встрече на следующий день. Но когда я пришел в Секретариат оформлять эти наши с Балогой договоренности, мне устроили полуторачасовую встречу с... Верой Ульянченко.

Я уже говорил, что лично к госпоже Ульянченко не имею никаких претензий и потому не вижу смысла обсуждать с ней вопрос о моей последующей судьбе. Вообще я считаю некорректной такую „очную ставку” с Верой Ивановной, и это только свидетельствует о неконструктивной позиции Секретариата Президента в этом вопросе. Потому я принял решение пока приостановить переговоры.

– И все же, что сказала Вам Ульянченко?

– Сказала, что у меня нет никаких шансов на восстановление, потому что Президент на меня очень сердит, особенно за мои открытые письма. Но разве у меня был выбор? Президента так тщательно забронировали его советники, что я не мог встретиться с ним для обсуждения каких-либо вопросов, еще работая в облгосадминистрации, так что уж говорить о том времени, когда я пытался достучаться до него из больничной палаты? Единственное, что оставалось – писать открытые письма через средства массовой информации. Это был единственный способ обратить внимание Президента на непрофессионализм его окружения. Кстати, непрофессионализм господ Головатого и Полуденного, на который я постоянно указывал в своих письмах к Президенту, доказанная их увольением и распоряжениями о восстановлении в должности главы райгосадминистрации по решению суда и в соответствии с процедурой, предусмотренной Кодексом законов о труде. Именно распространение трудового законодательства и юрисдикции судов на отношения Президента с главами администраций на протяжении трех месяцев публично отрицали Полуденный и Головатый. Советники Президента должны понимать, что, советуя Президенту издание нормативных актов, они должны руководствоваться действующим законодательством, а не своим представлением о том, каким этому законодательству следовало бы быть. Ведь Президент - гарант соблюдения Конституции и законов Украины, а следовательно, его распоряжение и указы должны быть безукоризненны с точки зрения соблюдения украинского законодательства. Еще раз подчеркиваю: я не держусь за должность. Я доказал в суде необоснованность своего увольнения и его незаконность, указывая, что не было никаких оснований увольнять меня таким аморальным путем вместо применения цивилизованной процедуры отставки, предусмотренной действующим законодательством. Я неоднократно подчеркивал: у меня было и остается единственное желание – доказать, что в Украине можно добиться верховенства закона, для начала – хотя бы в вопросах освобождения от должностей.

– Поэтому переговоры ничем результативным не закончились? Что дальше?

– Дальше суд. На этот раз – Высший административный суд Украины, куда юристы Президента подали кассационную жалобу. С точки зрения юридической, Закон и Конституция на моей стороне, потому я имею основания надеяться, что жалоба представителей Президента будет отклонена. Если, конечно, на суд не будет оказано административное или какой-то другое давление. Потому что единственный аргумент президентских советников - это их представление о том, что в Украине не должна действовать современная правовая система, заложенная в Конституции и действующем законодательстве. Вместо этого они руководствуются представлениями рабовладельческого и феодального обществ о праве хозяина-правителя в любой момент наказать своего подчиненного, в том числе и смертью, никому не объясняя причину своего гнева. Как частные лица, президентские советники имеют право на такое правосознание. Они даже могут на следующих парламентских выборах выйти к избирателям с программой построения в Украине феодализма или любезного их сердцу рабовладельческого общества. Но как должностные лица они обязаны руководствоваться действующим законодательством, пока оно не отменено путем, предусмотренным действующей Конституцией Украины .

– Несколько месяцев назад во время пресс-конференции в больнице Вы убеждали журналистов, что по-прежнему верите Президенту. Они выходили из палаты и шутили, что это как во времена Сталина, когда людям читали приговоры, а они говорили: „Да здравствует Сталин!”. Верите и сейчас?

– Верю, что у Президента нет полной информации обо всем происходящем в стране. И верю, что он уважает Закон и Конституцию. А решение суда не выполняет исключительно из-за искаженной информации или отсутствия информации о том, что решение вступило в законную силу и согласно Конституции Украины должно выполняться немедленно, несмотря на кассационную жалобу, которая основана не на законе, а на очередных инсинуациях президентских юристов. Для меня лично является позитивным тот сигнал, что Президент подписал указ о восстановлении на должности председателя Белозерской райадминистрации, увольнение которого суды также признали незаконным. Правда, понадобились год и восемь месяцев, пока эти судебные решения не были выполнены. Сколько придется ждать мне – увидим. Оптимизма добавляет тот факт, что апологеты введения стандартов рабовладельческого общества в отношения государственной службы уже не имеют влияния, раз уж они уволены.

– Не трудно ли плыть против течения? Не все понимают ваше упрямство, а некоторые даже осуждают.

– Для меня демократические ценности и цель построения правовой демократической Украины весят значительно больше, чем отношение ко мне не воспринимающих эти ценности людей или моя личная судьба. За эти ценности всю свою жизнь боролся мой 80-летний отец, который прошел и сталинские концлагеря и, несмотря на возраст, от начала и до конца отстоял Майдан.

После увольнения я лишен возможности воплощать в повседневной работе эти ценности, несмотря на то, что имею вполне работоспособный возраст, опыт, образование и знания, которые и не снились инициаторам моего освобождения.

Когда я уже был народным депутатом, получив инженерное, экономическое, юридическое и управленческое образование, пройдя производство, работу в районной государственной администрации и Кабинете Министров, – некоторые из них еще занимался мелким рэкетом или скрывался за рубежом от наказания за вполне конкретные уголовные преступления...

Но добиться, чтобы после меня в Украине никого больше не увольняли без оснований, я смогу. Даже если это будет мой последний вклад в строительство правового государства. Хотя жаль, что на это приходится тратить столько времени, которое можно было бы потратить более эффективно...

– Пока Вы в процессе ожидания – чем занимаетесь и чем планируете заниматься в дальнейшем?

– Я депутат областного Совета, следовательно, связи с областью не теряю.

Кроме того, я возглавляю Киевскую областную организацию Украинской народной партии. Наша партия сделала выводы из поражения, которое мы понесли на выборах. С другой стороны, есть основания считать, что значительная часть избирателей, разделяющих национально-демократические взгляды, уже поняли, что, поддержав фальшивые лозунги олигархических партий и блоков, они остались не представлены в парламенте и непропорционально представлены в местных советах. Значит, на следующих выборах эта ошибка должна быть исправлена. Над этим и работаю.

Беседовал Александр Калиниченко

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение