Наталья Попович рассказала, насколько сложно было собрать команду в 2014 году

Постпред президента Украины в Крыму: "Если хотя бы один человек за день получает украинский паспорт, то это уже маленькая победа над оккупантом"

Постоянный представитель президента Украины в Крыму Наталья Попович рассказала в интервью УНИАН, насколько помощь представительства сейчас востребована крымчанами, решением каких проблем приходится заниматься чаще всего и насколько успешно удается отстаивать права переселенцев в судах.

Наталья Попович рассказала, насколько сложно было собрать команду в 2014 году

После того, как в феврале 2014 года регионал Виктор Плакида, возглавлявший Представительство президента Украины в Крыму переметнулся на сторону оккупанта (с 11 апреля 2014 года он осваивает федеральные бюджеты РФ на должности руководителя «Крымэнерго»), на месяц (с 27 февраля по 26 марта 2014 года) представительство возглавил депутат—ударовец Сергей Куницын. Когда встал вопрос о необходимости передислокации представительства с аннексированного Россией полуострова на материковую Украину, Куницын покинул должность постпреда президента в Крыму (по официальной версии - «за ненадлежащее выполнение служебных обязанностей), и это кресло оставалось вакантным вплоть до окончания президентской избирательной кампании. Буквально перед голосованием – 22 мая 2014 года – и.о. президента Украины Александр Турчинов назначил в крымское представительство нового руководителя – крымчанку, уроженку Ялты Наталью Попович.

В ее распоряжении оказалось незавидное «наследство» - единственный на тот момент легитимный орган крымской власти, который «переехал» в Херсон, растеряв из-за аннексии практических всех сотрудников, не имеющий ни помещения, ни понимания того, с каким количеством проблем переселенцев придется столкнуться.

В интервью УНИАН Наталья Попович рассказала, насколько крымчанами, которые остались на аннексированном полуострове и теми, кто выехал на материк, востребована помощь представительства сейчас, после трех лет российской оккупации, решением каких проблем представительству приходится заниматься чаще всего, а также насколько успешным является отстаивание прав переселенцев в судах.

Вы были назначены на должность Представителя президента Украины в Крыму в мае 2014 года, когда аннексия, фактически, состоялась. И в одном из первых интервью в этой должности вы отмечали, что представительство, по сути, создается с нуля, поскольку все штатные сотрудники, которые ранее работали в Представительстве, остались в Крыму. Как быстро, в итоге, вам удалось сформировать команду? По какому принципу вы подбирали людей?

Когда я приехала [на материк], начинала здесь совсем одна. Действительно, нужно было возобновить деятельность государственного учреждения с нуля, поскольку в Крыму работа представительства была приостановлена и перенесена сюда (в Херсон, - УНИАН). Собрать команду было тяжело. Но это - классный опыт. Главное – не слушать недоброжелателей, а смотреть людям в глаза, чтобы почувствовать, твой это человек или не твой. Поэтому ни о ком, кто приходил в представительство работать, я не наводила справки.

По штатному расписанию у нас должно работать 28 человек, 7 из которых должны находиться в Киеве. Мы трижды объявляли конкурс на замещение этих вакансий. А здесь, в Херсоне, в представительстве работают 14 человек (некоторые были со мной с самого начала). И они стоят всех двадцати восьми! Нет ни одного, кто просто приходил бы отсиживать рабочие часы.

Конечно, команда сформировалась не сразу. К примеру, за три года 25-30 человек, которые приходили работать в Представительство, от нас ушли. Знаете, это люди из тех, кто приходит, надувает щеки, а работа не идет: нет никаких инициатив, постоянно ждут указаний, записки с заданиями…

Как часто, по сравнению с 2014-м годом, в представительство обращаются жители Крыма и переселенцы из Крыма?

В первое лето, в 2014-м, когда еще было железнодорожное сообщение, к нам в Представительство приходило до 15 человек в день, прямо с чемоданами, с вещами. Потом, когда поезда ходить перестали, то, посетителей, конечно, стало меньше. Но стали больше звонить по телефону, обращаться по скайпу. По электронной почте ежедневно приходят до 5 обращений. В целом, в месяц обращаются около 150 человек.

Мы следим за тем, что именно людей интересует, какие разделы на нашем официальном сайте чаще посещают, ежесуточно анализируем, по каким вопросам они обращаются. И оперативно размещаем те материалы, которые могут быть интересными и полезными для крымчан.

Посетителей сайта интересуют государственные документы, паспорта, процедуры рассмотрения дел переселенцев в судах, какие выносятся решения по этим делам. Это злободневно.

Очень многие приезжают для получения загранпаспортов. На сайте Представительства в еженедельных отчетах есть статистика - сколько за неделю получено заграничных паспортов, сколько сделано вклеек фото в паспорта - мы учитываем это, специально обмениваемся информацией с Государственной миграционной службой.

По словам Попович, более 22 тысяч крымчан получили статус ВПЛ / panoramio.com

Каждую пятницу областные администрации присылают нам данные о количестве прибывших к ним крымчан, количестве оказанных админуслуг, количестве жилья, сколько размещено семей... Также мы анализируем и статистику в областях Украины по земельным участкам, социальным услугам, медицинскому обеспечению переселенцев и так далее. Это помогает устраивать временно перемещенных лиц (ВПЛ).

Конечно, не обязательно все, кто выезжает из Крыма, проходят процедуру получения статуса временно перемещенных лиц. Общая цифра – более 22 тысяч - показывает количество получивших статус ВПЛ, или получивших необходимые справки с начала оккупации. Но есть люди, которые просто переехали и живут на материковой части Украины. Я предполагаю, что тех, кто выехал и обходится без этого статуса, гораздо больше.

Наличие статуса ВПЛ их в чем-то ущемляет?

Наоборот. Человек становится резидентом, не имеет проблем ни с банками, ни с чем. Но для этого необходима привязка к месту жительства, а не все хотят попадать в общую базу ВПЛ. Становиться внутренне перемещенным, в принципе, не обязательно. Адресная помощь составляет 800 грн на неработающего и 400 грн на работающего, но не более 2400 грн на семью.

Кроме того, конечно, есть люди, которые начали этим статусом злоупотреблять, как в Луганске, так и здесь. Здесь получают помощь, и уезжают обратно. И так - каждые две недели. Совершают вояж - ездят и отмечаются.

Чем дальше, тем больше из Крыма приходит информации о тотальном нарушении прав и свобод человека. Вы собираете такие данные?

Мы постоянно ведем аналитику. База нарушений права человека на территории АР Крым, к сожалению, регулярно пополняется.

Кроме того, чтобы в будущем было проще восстановить картину происходящего в Крыму, мы собираем информацию по оккупанту: какие издаются «указы», «распоряжения», принимаются «решения», начиная с 2014 года, и каких сфер они касаются. Еще мы ведем базу крымского «руководящего состава», следим за увольнениями (почти каждый месяц по 5-6 увольнений) и новыми назначениями.

Как крымчане получают эту информацию? Как узнают о том, чем им может помочь Представительство?

У нас есть официальный сайт. За 2016 год количество уникальных просмотров составило более 105 тысяч. Кроме того, на Чонгаре пограничники установили наш информационный щит прямо при въезде, его видно даже с той стороны. Планируем такие же разместить в других пунктах, чтобы крымчане, как только пересекают админграницу, знали, куда обращаться. Также, у нас есть несколько информационных билбордов в Херсонской области и в самом областном центре.

Но, самое главное, люди сами рассказывают друг другу о нас и о нашей работе. Спрашиваем: «Как вы о нас узнали? - А нам соседка посоветовала. Она уже обращалась».

Какие вопросы крымчан приходится решать чаще всего?

Представительство помогает в регистрации брака и установлении факта рождения ребенка, установлении факта родственных отношений, открытии наследственных дел, предоставлении разрешения на въезд-выезд ребенка из временно оккупированной территории без согласия родителя, если родители разошлись и т.п.

Органы регистрации в Херсоне выдают свидетельства о рождении, что ребенок родился в Крыму. В принципе, факт рождения можно установить в любом суде, но это делают чаще всего в Херсоне, потому что сюда ближе доехать. Если человек не может повторно выехать, но подал все документы, тогда суд рассматривает дело без его участия. Но получать свидетельство о рождении нужно только лично одному из родителей.

Дело в том, что без украинского свидетельства о рождении ребенок не получит украинский загранпаспорт - это звенья одной цепи. Поэтому родители получают свидетельство - и сразу идут за загранпаспортом. Мы даже шутим, что если хотя бы один человек за день получает украинский паспорт, то это уже маленькая победа над оккупантом.

А вот факт смерти на временно оккупированной территории можно установить только в Киеве. Это необходимо, так как имеет большое значение для дальнейших действий с наследством. В течение полугода после смерти родственника, здесь, на материке, надо завести дело о наследстве. И для этого нужно свидетельство о смерти, заверенное здесь (документы, выданные в Крыму, мы не признаем).

Сейчас мы готовим ходатайство на имя президента Украины, чтобы инициировать перед Кабинетом министров внесение изменений в законодательство для облегчения этой процедуры. В целом, если вопрос касается людей с оккупированных территорий, местные суды в Херсоне всегда идут навстречу – понимают, что людям нужна помощь. В Киеве аналогичные процедуры проходят несколько дольше. А у людей не всегда есть средства, чтобы доехать в Киев, там обратиться к адвокату и т.п.

Какими вы видите этих людей? Меняет ли их жизнь в оккупации?

Крымчане, как только приезжают, какие-то растерянные, у них нет ощущения свободы – для них там это дико. Они очень сильно зажаты.

По вашему мнению, что на них так воздействует? Особенности законодательства, финансовые, бытовые трудности, какие-то другие обстоятельства?

Сама обстановка там сложная. Тяжело во всем. Надо, буквально, ходить и оглядываться. А то завтра придут и скажут: мы вас подозреваем. Как в такой ситуации будешь отбиваться?

Вот недавно мужчина обратился – его просто выкинули из Крыма, выселили принудительно, потому что он не получил российский паспорт.  Якобы имел такую возможность с 2015 года, но ею не воспользовался. Причем, отслеживали его давно, потому что сначала оштрафовали. Но он все-равно не спешил этот паспорт получать. В конце концов, к нему применили процедуру принудительного выселения и вывезли на админграницу… Он сейчас находится в Киеве. Кстати, хочу похвалить наших пограничников, они всегда стараются войти в положение людей, относятся с пониманием.

Сейчас в Крыму происходит то, что нам сложно понять. Потому что мы, как бы там ни было, привыкли требовать: как же закон? А там такого нет. Не положено.

Как Представительство президента в Крыму выстраивает отношения с Меджлисом, с депутатами, с местными властями?

С Меджлисом у нас отношения как у государственного учреждения с общественными организациями – взаимодействуем.

Что касается местных властей, иногда хочется по поводу переселенцев многое им высказать. Переселенцы обращаются к нам с жалобами, что местные власти не решают самые простые вопросы, которые входят в их обязанности. Приходится побуждать к действиям. Но неужели нельзя делать свою работу вовремя и напрямую?

Конечно, я в открытый конфликт не вступаю, мы стараемся находить компромиссы.

Что же касается отношений с Меджлисом, то Попович пояснила, что она взаемодействует с общественной организацией / фото: УНИАН

Как часто приходится «нарушать протоколы» в вашей работе на должности Представителя президента в Крыму?

То, что иногда приходится делать, нельзя назвать нарушением протокола. Скорее, мы обращаем внимание государственных учреждений и их территориальных подразделений на то, что применение некоторых норм можно упростить. Работаем над тем, чтобы в целом чиновники не смотрели на ситуацию с формальной точки зрения. Конечно, органы власти действуют в пределах Конституции, в соответствии с законодательством, но позиция, учитывающая реальную ситуацию, должна быть более справедливой к людям.

Например, у нас был случай искового производства, когда решался вопрос о получении справки ВПЛ. Парень закончил обучение в Одесской морской академии и хотел получить такую справку. Но поскольку у него была регистрация по месту его фактического пребывания в Одессе, в общежитии, то справку выдавать не хотели. Мы обратились в управление труда и социальной защиты населения, и, параллельно, подготовили соответствующий иск. К счастью, парню тут же сказали, что готовы сотрудничать. Мол, пусть, действительно, человек получит справку и идет работать.

Или еще один пример: сейчас решается вопрос крымчанки, у которой в собственности находится 1/4 часть квартиры в Скадовском районе Херсонской области, но она об этом не сообщила, когда получала статус ВПЛ. А, чтобы получать выплаты как ВПЛ, есть обязательное условие – у человека не должно быть жилья на материке. В результате, одно из подразделений управления труда и социальной защиты населения два года выплачивало средства этой женщине, как переселенке. Но, узнав о наличии «квартиры», чиновники пытались взыскать с нее 28 тысяч гривен выплаченной помощи (когда ее среднемесячный доход составляет 800 гривен на двоих, вместе с ребенком). Причем, никто не разбирался, что в квартире, в которой у нее есть эта часть, она не проживает и не имеет возможности проживать: там зарегистрированы 6 человек, происходят постоянные конфликты, да ее и не пускают туда жить с ребенком.

Мы помогли этой женщине подготовить административный иск в суд – отказ от взыскания выплаченных средств и продолжении выплат – и присоединились к нему в качестве третьего лица. Сейчас идет производство.

По вашим наблюдениям, как вопросы крымчан решаются в судах, в чью пользу?

Судьи в Херсонской области относятся к нам очень хорошо. Говорят, если в деле будет принимать участие Представительство президента, рассмотрим немедленно. Поэтому люди часто обращаются к нам с просьбами, чтобы мы принимали участие.

В целом, местные суды помогают нам в том смысле, что дают возможность решить вопросы, которые содержат коллизии. Причем, в первую очередь, с точки зрения справедливости, скажем, исходя из международной практики европейского суда по правам человека.

В Киеве иногда бывает сложнее получить решение. Там не всегда понимают ситуацию, которая возникла вследствие оккупации.

Людмила Петренко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter