Международная финансовая корпорация «шьет костюмчик под клиента»

О том, что мешает международным финансовым организациям увеличивать инвестиции в украинскую экономику, о повышении значимости их ресурсов в условиях ограниченного кредитования и прочих аспектах сотрудничества в интервью УНИАН рассказала руководитель деятельности МФК в Украине Елена Волошина.

О том, что мешает международным финансовым организациям увеличивать инвестиции в украинскую экономику, о повышении значимости их ресурсов в условиях ограниченного кредитования, успехах агросектора и особенностях украинской энергоэффективности в интервью УНИАН рассказала руководитель деятельности Международной финансовой корпорации (МФК) в Украине Елена Волошина.

- Елена, какой объем инвестиций в среднем в год МФК направляет на реализацию проектов в Украине?

- В среднем, в зависимости от ситуации, мы вкладываем в украинскую экономику от 150 до 400 млн долл. в год. В прошлом финансовом году мы инвестировали 156 млн долл. Стоит уточнить, что для нас финансовый год заканчивается 30 июня, поэтому мы ведем подсчеты, учитывая эту дату. В начавшемся году мы ожидаем, что объемы вложений  будут больше – примерно на  уровне 250 млн долл. В работе уже несколько достаточно крупных сделок. Например  сделка с компанией «Нибулон» о предоставлении кредитного финансирования на 50 млн долл., еще несколько  сделок, мы надеемся будут подписаны в ближайшее время..

- Растет ли спрос на инвестиции МФК со стороны украинских компаний?

- Спрос на средства есть всегда, особенно если их предоставляют международные финансовые институты. И дело не в том, что они дешевле, а в том, что это финансирование удачно сочетает в себе стоимость и длину денег. Ведь у украинского банковского сектора, который в принципе сократил размер вливаний в экономику, нет возможности предоставить средства на 5-8 лет, а у нас она есть. Но мы остаемся очень избирательными при выборе компании-партнера. В частности, для малого бизнеса прийти к нам напрямую за финансированием в 100 тыс. долл. не имеет никакого смысла. Этот сегмент мы закрываем путем предоставления денег украинским банкам, лизинговым компаниям и другим финпосредникам на рынке.

- Есть ли какой-то прогресс с получением международными финансовыми организациями возможности выпускать гривневые облигации?

- К сожалению,  мы не продвинулись в этом вопросе. При этом спрос на долгосрочную гривню на рынке огромный. Разработан проект закона о выпуске долговых обязательств международными фининститутами, но он далек от совершенства, в связи с чем создана рабочая группа для его доработки. Но даже если этот документ будет принят в том виде, в котором есть, у нас все равно возникает проблема из-за постановления Национального банка, ограничивающего потолок процентной ставки для конечного заемщика. Поэтому говорить о том, что в текущих рыночных условиях какой-то украинский заемщик может получить 3-х или 5-летнюю гривню под 10%, просто нереально.

- Может Нацбанк опасается, что получение МФО права выпускать гривневые облигации усложнит ему контроль ликвидности нацвалюты?

- МФК ни коем образом не собиралась вливать настолько значительные суммы в этот инструмент, чтобы это  могло серьезно повлиять на ликвидность. Если мы каждый год вкладываем в украинскую экономику около 400 млн долл., то приблизительно половину можно было бы предоставить в гривне. Опасение Национального банка, что эта гривня будет очень дорогая, развеялось бы рыночным спросом. Такой диалог мы ведем с НБУ, но пока он, к сожалению, ничем не закончился.

- В какой форме МФК сейчас инвестирует?

- Есть некоторые ограничения по валюте, так как на сегодня мы можем предоставлять финансирование только в долларах или евро. Что касается инструмента, то это - длинные оборотные средства, инвестиционный долгосрочный кредит, непосредственно вхождение в капитал компании, когда МФК становится миноритарным акционером, а также гибридные продукты, которые сочетают долговое финансирование и инвестиции в капитал.

По сути, мы шьем костюмчик под клиента, формируем сделку, исходя из интересов компании, но достаточно консервативно. Если мы говорим об инвестициях в капитал компании, то наша задача - зайти в проект и поднять его до определенного уровня, а потом выйти. К сожалению, у нас не так много сделок с прямым инвестированием в капитал. В определенном смысле это - украинская специфика. Зачастую украинские акционеры хотят, чтобы у них выкупили часть акций, то есть, они хотят уйти в кеш, но мы так не делаем. Наши ресурсы  идут в проект. И второй момент, который специфичен именно для украинского рынка  - чрезмерные ожидания  по цене бизнеса. К сожалению, даже кризис не откорректировал такую позицию.

- МФК определила своим приоритетом в Украине реализацию проектов в финансовом секторе, агробизнесе и энергоэффективности. В каком направлении, по вашему мнению, удалось достичь наиболее значимых результатов?

- Наибольших результатов нам удалось добиться в агробизнесе. Но это не только наша заслуга, а заслуга всего сектора, который достаточно динамично развивается. Следует отметить работу в агростраховании, которая только стала демонстрировать результаты. Созданы определенные страховые продукты для украинского агросектора, которые могут быть востребованы рынком. Проведена работа по усовершенствованию законодательной базы, сейчас все это начинает постепенно развиваться.

Также мы внедряем  проекты по развитию агрофинансирования, проект по вопросам пищевой безопасности, который позволит украинским предприятиям выйти на новые экспортные рынки, а нам с вами - есть нормальные продукты питания. Мы пытаемся внедрить в Украине мировые практики, международные стандарты.

В прошлом финансовом году мы запустили еще один новый проект в секторе агробизнеса. Он в определенном смысле строится на платформе более чем 15-летней работы МФК в области регуляторной среды и улучшения бизнес-климата. Новый консультативный проект  сфокусирован на сельском хозяйстве.

Если говорить об инвестициях, то реализован достаточно инновационный проект - попытались найти механизм разделения  рисков между банком и поставщиком. В этом конкретном случае  - между компанией Bayer, которая является поставщиком средств защиты растений,  и банками «Райффайзен Банк Аваль» и «Креди Агриколь». Инновация уже дает положительные результаты.

Кроме того, работает консультационная программа, которая помогает украинским предприятиям в агросекторе оценить, насколько эффективно они используют энергоресурсы, управляют отходами производства. Предприятие по результатам проекта может обратиться за финансированием не только к нам, но и  например, в ЕБРР, или в любой украинский банк.

- Можно ли говорить о прогрессе Украины в обеспечении энергоэффективности?

- В целом, любая инвестиция МФК в промышленный сектор – вложения в энергоэффективность, так как идет модернизация  производства

Могу с уверенностью сказать, что, как минимум, нам удалось привлечь к данному вопросу внимание предприятий. Хотя это только отчасти наша заслуга, в основном - дело рук кризиса, так сказать «позитив» от повышения цены на российских газ, что заставило украинские предприятия задуматься об энергоэффективности. Но произошло все, к сожалению, в период, когда не хватает ликвидности, особенно долгосрочной.

А вот где мы видим для себя огромное поле для работы и где нам пока трудно сдвинуться с мертвой точки  - энергоэффективность в жилищном секторе. И это при том, что проведена масса исследований, результаты которых говорят о громадных потерях. Понимание есть, желание есть, есть министерство, которое хочет это делать, есть даже муниципалитеты, которые хотят и пытаются что-то делать, но пока в большей степени это точечные действия. Есть попытки создания специальных фондов, выделение бюджетных средств, но, к сожалению, их нет в нужном количестве для модернизации всего жилищного фонда.

С нашей точки зрения нужно сконцентрировать усилия не на создании фонда, который профинансирует один-два дома в каком-то городе, а на разработке условий привлечения  банковского сектора для кредитования таких проектов.

- При участии МФК создан ряд фондов для реструктуризации проблемных активов. Насколько активно они работают?

- МФК совместно с партнерами было создано несколько таких региональных фондов. Но их попытка работы в Украине не увенчалась успехом. Основная причина - серьезные иностранные инвестиции на этом рынке не заработали.

В Украине практически все решалось либо путем списания проблемной задолженности с балансов банков на специально созданные структуры, либо путем продажи портфелей таких активов другим банкам. Думаю, инвесторы опасаются этого рынка и обоснованно, т.к. есть вопросы к законодательной базе, в том числе и по налогообложению. Наша консультативная программа активно работает в этом направлении, в том числе, с  банковскими ассоциациями, биржами  и пр. Совместно со Всемирным банком мы предоставляли  рекомендации по данному вопросу.

- Какова, по Вашей оценке, ситуация с  проблемными активами в Украине?

- Исследование рынка мы проводили в начале работы нашего проекта. Судя по заявлениям экспертов, ситуация стабилизировалась, но объем проблемных кредитов существенно не уменьшился.

- Какие меры в отношении капитализированных государством в период кризиса кредитно-финансовых учреждений могут принести эффект?

- Вопросами капитализированных банков в большей степени занимались наши коллеги из МБРР, они вели диалог с правительством. Что касается МФК, то в свое время к нам обращалось правительство и просило рассмотреть возможность захода в капитал этих банков и предоставления ликвидности им с целью дальнейшей приватизации. В других странах мы такие проекты реализовывали, но в отношении Украины нам необходимо  понять стратегию собственника, то есть государства, что он собирается с этими банками делать. Пока мы этого не увидели и не услышали. В принципе, при наличии в Украине 176 банков, не имеет смысла «проблемные» оставлять в государственной собственности.

- Спасибо.

Беседу вел Алексей Савченко (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter