Иллюстрация REUTERS

Мертвое море: из-за войны с Россией и промышленного браконьерства Азовское море может остаться без рыбы

​​​​​​​Экологи пугают украинцев – уже через каких-то 30 лет в водоемах страны может полностью исчезнуть рыба. В первую очередь это касается Азовского моря и рек. Шанс на выживание смогут получить лишь «фермерские» карпы с амурами – рыба, которую выращивают в искусственных водоемах или природных, арендованных у государства на 49 лет, озерах. Причин тому несколько: браконьерство в промышленных масштабах, необратимое ухудшение экологической ситуации, а также война с Россией.

Иллюстрация REUTERS

28 февраля стало известно, что Государственное агентство рыбного хозяйства Украины после длительных консультаций все-таки подписало протокол о разделении квот на вылов рыбы в Азовском море с соответствующим российским ведомством. Ведомствам враждующих стран удалось договориться не сразу и лишь с привлечением дипломатических каналов.

Дипломаты уверены: эта договоренность даст ряд преимуществ Украине, в том числе и в вопросах безопасности наших моряков. Сами же рыболовы считают, что россияне, как и прежде, будут нарушать все правила, а своей «законной» рыбы украинцы так и не увидят.

…На Приморской площади курортного города Бердянск Запорожской области есть памятник, который обожают заезжие туристы, а местные жители неимоверно им гордятся – памятник Бычку-кормильцу. В свое время идея установить смешную скульптуру принадлежала экс-мэру Бердянска Валерию Баранову. Символизировать она должна была благодарность рыбе за то, что давала еду и работу многим тысячам бердянцев. Жители Бердянска в шутку называют свой город запорожской «жемчужиной у моря» и «родиной азовского бычка», однако уже в ближайшее время бронзовый «Кормилец» может стать едва ли не единственным бычком на своей родине.

Дело в том, что за последние несколько лет в водах Азовского моря резко сократилась численность бычка. И экологи, и местные чиновники называют ряд причин, которые привели к его дефициту. Прежде всего, на ситуации сказалась война с Россией.

Согласно всем международным договоренностям и регламентам, Азовское море делят между собой Россия и Украина. Однако, с началом войны страна-агрессор возомнила себя единоличным его владельцем. Как никто другой, это на себе ощущают и украинские рыбаки – они не могут уйти далеко от берега в надежде на лучший улов, поскольку их сразу же задерживают российские пограничники. По словам владельца небольшого рыболовецкого частного предприятия в Бердянске Дмитрия Цибули, в прошлом году были случаи, когда пограничники даже открывали огонь в сторону наших рыбаков.

Иллюстрация REUTERS

«По сути, мы могли выйти в море на 2-3 километра. Дальше – рискованно, пограничники могут задержать и судно, и экипаж. Поэтому, если мы говорим о квотах, то Украина свои не «выбрала». В то же время россияне ловили, где хотели и сколько хотели», - говорит предприниматель.

Слова Цибули подтверждает и директор государственного института рыбного хозяйства и экологии моря Леонид Изергин: российские рыбаки вылавливают намного больше рыбы и этот процесс совершенно неконтролируемый. По словам чиновника, раньше между Украиной и Россией, с которой мы делим Азовское море, были заключены договоренности и распределялись квоты на вылов рыбы, в том числе и для научных целей. Сейчас же – во время войны – страна-агрессор эти договоренности совершенно не соблюдает и установить, на сколько именно стало меньше рыбы и какое ее количество браконьеры отправляют на столы россиян, практически невозможно.

В Ассоциации рыбаков Украины также знают о проблеме и опасались, что протокол по распределению квот на вылов подписан не будет. Это бы привело к сокращению зону вылова рыбы до ее прибрежной части:

«Если протокол по распределению лимитов вылова рыбы в Азовском море на следующий год не будет подписан, каждая страна установит лимиты самостоятельно, где посчитает нужным. У не имеющей силового превосходства на Азовском море Украины может остаться для вылова рыбы только прибрежная часть. А по итогам прошлого года, улов в пятикилометровой прибрежной части составил лишь 2% от всего вылова в Азовском море, - объясняют в организации.

«На Азовском море работает 45 рыбопромышленных судов. Если они будут ловить в прибрежной зоне, то за месяц вычистят ее так, что там даже улиток не останется. Будет нанесен непоправимый вред Азовскому морю, и я не знаю, восстановится ли оно после этого», – цитирует главу Ассоциации рыболовов Украины Александра Чистякова его пресс-служба.

В то же время в Государственном агентстве рыбного хозяйство, которое уполномочено подписывать Протокол о распределении квот на вылов рыбы уверяют: несколько месяцев пытались убедить российских коллег подписать этот договор, однако все переговоры заканчивались ничем. Но 27 февраля это все же произошло. «После продолжительных консультаций с соответствующими органами исполнительной власти было решено направить протокол на подпись российской стороне по дипломатическим каналам для того, чтобы украинские рыбаки смогли и в дальнейшем осуществлять вылов водных биоресурсов в Азовском море в рамках правового поля... Протокол подписан по дипломатическим каналам», - цитирует пресс-служба слова главы Госагентства Ярослава Белова.

По его словам, протокол также предоставляет Украине ряд преимуществ, в частности, распределение квоты вылова бычка в объеме 9 тыс. тонн для Украины и 6 тыс. тонн для Российской Федерации. Кроме того, протоколом оговорен вопрос передачи задержанных рыболовов той стороне, к гражданству которой они принадлежат.

Но, учитывая тот факт, что российские пограничники никуда из Азовского моря не делись и вряд ли будут вести себя менее агрессивно в этом году, то на большой улов украинским рыбакам не приходится надеяться.

Однако, помимо агрессивного северного соседа, для украинского бычка существует еще одна серьезная проблема – это браконьерство в промышленных масштабах. Которое, кстати, правоохранителям очень редко удается доказать.

Например, в июле 2018 года сотрудники УСБУ в Запорожской области совместно с Департаментом защиты экономики провели в Бердянске спецоперацию по разоблачению и поимке браконьеров. В один день, единовременно правоохранители провели на городских складах, заводах и магазинах более 25 обысков, в Азовском море задержали два рыболовецких судна, изъяв более 500 тонн рыбы и рыбной продукции. В ольшинстве случаев, владельцы морского товара не смогли предоставить документы, подтверждающие происхождение бычка и тюльки. Поэтому сотрудники СБУ пришли к очевидному выводу: рыба выловлена браконьерским путем. Ущерб, нанесенный государству незаконными добытчиками, был оценен тогда более чем в 50 млн грн.

Когда СБУ проводила следственные действия на задержанных суднах, моряки уверяли: работают исключительно в рамках закона и даже предоставили документы, мол – не браконьерством занимаются, а наукой – во время нереста проводят вылов рыбы для… научных исследований.

«Оперативники СБУ установили, что руководители двух государственных учреждений из сферы рыбного хозяйства и экологии моря организовали схему незаконного вылова рыбы во время нерестового запрета в Азовском море. Используя квоту на вылов биоресурсов, в том числе в нерестовый период, чиновники предоставляли разрешения частным структурам на вылов якобы образцов рыбы, необходимых для проведения соответствующих исследований. На самом деле злоумышленники браконьерским путем осуществляли незаконный промысел в особо крупных размерах», - говорилось в официальном сообщении СБУ.

Ждать, когда Азовское море «вымрет» полностью, при таком подходе осталось совсем немного, говорят экологи / фото УНИАН

Одним из фигурантов того громкого дела оказался директор государственного института рыбного хозяйства и экологии моря Леонид Изергин. Именно он выдавал квоты на вылов рыбы для изучения биоресурсов в нерестовый период. Все пойманные «морские жители» должны были передаваться ученым – те их считают, исследуют и дают свои заключения относительно количества рыбешек, а также прогнозируют их численность в будущем. У самого института нет технической возможности провести необходимые исследования – ни плавсредств, ни команды моряков. Поэтому организация нанимает подрядчиков, выдает им разрешение на вылов и выпускает в море. Кстати, денег на компенсацию всех затрат у данного института тоже нет. Поэтому, он рассчитывается с подрядчиками выловленной рыбой. Но рыболовы не считают нужным ограничиваться тем количеством биоресурса, который им разрешает выловить институт, а ловят столько, сколько захотят.

По данным СБУ, именно в этом и заключается нелегальная схема по вылову азовского бычка и прочей морской живности: прикрываясь наукой, нечестные рыбаки получают квоты, незаконно ловят рыбу и потом ее продают. Тогда правоохранители заподозрили, что изъятые 500 тонн рыбы – браконьерская добыча, полученная именно таким путем.

Еще в средине прошлого года правоохранители открыли несколько уголовных производств, в том числе и против Изергина. Однако до сих пор суд так и не решил, виновен директор института в организации незаконной схемы или нет – решение служители Фемиды не вынесли до сих пор.

С момента, как дело о незаконном вылове рыбы в водах Азовского моря в нерестовый период, было отправлено в суд, прошло полгода. За это время сотрудники правоохранительных органов трижды задерживали в море плавсредства, которые работали по «научной» схеме (в данном случае мы говорим о трех случаях, где незаконный вылов был более тонны, рыбаков с уловом по 200-300 кг задерживают едва ли не каждый день). Последний такой случай произошел 5 февраля 2019 года. Сотрудники рыбоохраны задержали в море плавсредство с 26 тоннами выловленной рыбы (по мнению правоохранителей - незаконно). Ущерб оценили в 4 млн грн и сейчас следственные действия продолжаются.

По мнению эколога Марии Куц, ждать, когда Азовское море «вымрет» полностью, при таком подходе осталось совсем немного. По словам специалиста, те же браконьеры вредят не только незаконным выловом, но и применением «нещадящих технологий» - плавсредства нередко при добыче рыбы применяют тралы, которыми с дна вместе с песком поднимают все живое.

По словам эколога, эти участки моря, где работают с использованием такого оборудования, восстановлению уже не подлежит. Женщина уверена, что не дать Азову «умереть», к решению его проблем нужно подходить комплексно – здесь должны быть и политические решения, и ужесточение ответственности за браконьерство, и большое количество государственных программ по спасению моря. Но дождутся ли этого рыбы с улитками? Времени для внедрения «комплексного подхода» почти не осталось.

Ирина Дубченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter