krula.com.ua

И снова – в бой, и снова – подвиг

Про этот героический танковый экипаж мы рассказывали нашим читателям в позапрошлом номере газеты “Крила України”. Тогда благодаря журналисту Юрию Бутусову Украина узнала о беспримерном подвиге экипажа из 17-й отдельной танковой бригады.

krula.com.ua

После того тяжелейшего боя командир танка младший сержант Сергей Исаев и наводчик солдат Игорь Иванченко раненными были доставлены в госпиталь, а доставивший их механик-водитель танка солдат Евгений Мартынюк вернулся в строй. Так вот оказалось, что командир экипажа, получив необходимое лечение, тоже вернулся в строй и вместе со своим “мехводом” ещё раз отличился. На этот раз – при выходе из Иловайского котла. Да ещё как! На новейшей трофейной технике в экипаже с опытным полковником из штаба оперативного командования!

Подробности второго подвига воинов-танкистов стали известны всё от того же вездесущего и не боящегося пуль и осколков Юрия Бутусова. В зоне АТО он встречался с начальником бронетанковой службы вооружения оперативного командования “Юг” полковником Евгением Сидоренко, от которого узнал некоторые подробности о прорыве из Иловайского котла.

“Ночью 24 августа, в День независимости Украины, позиции наших войск в Иловайске подверглись ураганному обстрелу тяжёлой артиллерией, – рассказал полковник-танкист. – Наши полевые укрытия были надёжны, но тяжёлая артиллерия с помощью беспилотных разведчиков громила эти лёгкие укрепления. Мы понесли большие потери в технике и транспорте, погибли люди. Тем не менее, наша боевая группа с помощью БМП подбила российский танк. Я не был участником этого боя, но меня сразу пригласили для осмотра трофея. Экипаж бросил машину и бежал вместе с другими российскими бронемашинами. Я залез в танк и обнаружил, что это новейшая российская модификация

Т-72Б-3, которая поступила на вооружение российской армии в 2012-м году. Особенность модификации – тепловизионный прицел у командира и у наводчика танка типа “Сосна-У”. Прицелы были повреждены нашим огнём, после небольшого ремонта ими было можно пользоваться, не работали только тепловизоры и не работал стабилизатор пушки по вертикали. В остальном танк был полностью исправен…”

По обнаруженным в танке документам, украинские танкисты узнали, что принадлежит он в/ч 54096 ВС РФ – 8-я отдельная мотострелковая бригада, дислоцирующаяся в Чечне. Танк был приписан к 3-й танковой роте бригады под командованием капитана Рашитова, а командиром танка, сбежавшим с поля боя, оказался некий младший сержант Гончаров.

Как признаёт сам полковник Евгений Сидоренко, ему “очень повезло” – ему достался экипаж в составе тех самых героев из 17-й танковой Сергея Исаева и Евгения Мартынюка. Во вновь сформированном экипаже полковник занял место наводчика, а бойцы – свои штатные места. Сразу же после этого колонна украинских войск пошла на прорыв…

Очень скоро завязался бой. Как вспоминает полковник Сидоренко, за четверо суток противник в этом районе занял глубокую эшелонированную оборону, а украинская колонна шла без артиллерийской и авиационной поддержки. Шли, полагаясь лишь на свой манёвр и огонь. Задачей трофейного Т-72 с героическим экипажем было выполнять роль тарана – отвлекать на себя огонь противника, который находился подальше, и подавлять бронетехнику, огенвые точки и живую силу врага на своём пути. При этом со всех сторон по колонне вёлся очень плотный прицельный огонь.

“Удивительно, что мы уцелели – под огнём противника мы прошли с боем около 22 километров, – продолжал рассказывать журналисту полковник Евгений Сидоренко. –  Нас спас уровень боевой подготовки, уникальное мастерство механика-водителя Евгения Мартынюка. Он вёл машину, постоянно маневрируя, используя складки местности, давая возможность вести огонь, и при этом не задерживался, выходя из-под прицельного огня. Мы получили множество попаданий. В ответ бил наш пулемёт и работала пушка. Важно было подавлять огневые точки с первого выстрела, работать на упреждение, не давать им пристреляться. Получалось неплохо. По нашим танкам противник бил сосредоточенным огнём. Второй танк в нашей колонне вскоре подбили, но нам везло…”

По итогам своей боевой работы экипаж достоверно видел одну уничтоженную и две подбитые БМП противника, уничтоженную живую силу врага. Но везение не могло быть вечным – в 22 километрах от рубежа выхода колонны танк был подбит. К тому времени боеприпасы смельчаков были уже на исходе, а сами они в результате попаданий были ранены множественными вторичными осколками танковой брони, были полностью разбиты все приборы наблюдения, прицел. Они уже почти прорвались, но тут прямое попадание снаряда вывело танк из строя окончательно. При этом танк заглох, а Мартынюка резко бросило на прибор наблюдения, он очень сильно разбил голову, потерял сознание.

Под прикрытием огня пулемёта полковник вытащил раненного солдата из подбитого танка. Танкисты перевязали раны и поняли, что им крупно повезло: помимо многочисленных осколочных ранений – ничего серьёзного, а главное – у всех на окровавленных лицах были целы глаза!

“Под прикрытием огня пулемёта я вытащил Евгения из танка. Перевязались. Повезло – остались целы глаза, хотя на лицах были многочисленные осколочные ранения. Отремонтировать машину своими силами мы не могли, пришлось её бросить. У нас был автомат у Сергея, а мой автомат мог стрелять только одиночными и не очень надёжно – он был рядом со мной в танке и оказался искорёжен осколками. Нас спасло поле подсолнухов и ложбина, по которой мы прошли мимо всех дозоров и засад и вышли к своим войскам, “отмахав” за ночь километров 30. Мы попали в госпиталь, наши раны обработали. После госпиталя – я опять в строю, война продолжается, работы очень много!” – завершил свой рассказ казалось бы штабной полковник.

Вот так, скромно и без излишнего пафоса: делали свою работу, сделали, что могли, будем делать дальше. Такой, казалось бы, незначительный, но такой героический эпизод – один из тысяч эпизодов необъявленной войны.

Алексей Тригуб

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter