Выступление Владимира Путина на саммите НАТО (Бухарест, 4 апреля 2008 года)

18.04.2008 | 10:05

Юг Украины полностью - там только одни русские... Крым просто получен Украиной решением Политбюро ЦК КПСС. Кто нам может сказать, что у нас там нет никаких интересов?

Юг Украины полностью - там только одни русские... Крым просто получен Украиной решением Политбюро ЦК КПСС. Кто нам может сказать, что у нас там нет никаких интересов? (из выступления)

Владимир Путин
Уважаемый господин Генеральный секретарь, уважаемые коллеги!

Прежде всего, хочу вас поблагодарить за то, что вы сочли возможным в таком представительном составе провести сегодняшнюю встречу. Предыдущая встреча в таком же составе у нас состоялась только шесть лет тому назад и, действительно, это важно и полезно напрямую вести диалог по тем вопросам, которые продвигаются успешно, и еще важнее по тем, которые требуют дополнительной дискуссии, для того чтобы прояснить наши позиции. Мы прибыли на саммит с уверенностью, что механизм взаимодействия Россия и НАТО может быть и полезным, и продуктивным.

Сегодня он нуждается в дополнительной, добротной настройке и наша встреча - хорошая возможность в откровенной честной дискуссии выявить основные узкие места в нашем взаимодействии, определить пути дальнейшего укрепления нашего партнерства. Для России главный итог предыдущих лет взаимодействия в том, что наша страна восстановила свою стабильность, укрепилась практически во всех сферах. Мы стали еще более надежным и предсказуемым партнером для наших коллег, для международного сообщества. Нам удалось добиться высоких экономических показателей, мы инвестируем сами и открываем свою экономику для реально «интересованных партнеров. Мы активно ищем новые инструменты международного сотрудничества с тем, чтобы и дальше развиваться в гармонии с внешним миром, мы стремимся  использовать многообразный опыт нашей обшей цивилизации. Твердо стоим на позициях зашиты международного права, настойчиво добиваемся выработки новых договоров в сфере безопасности и разоружения. Мы полагаем, что возросшая стабилизирующая роль России в урегулировании региональных конфликтов отвечает нашим общим интересам. За прошедшие годы мы сочли нашей приоритетной задачей сосредоточиться на обеспечении устойчивого внутреннего социальною и экономического развития России. В итоге Россия сумела приумножить свой потенциал как в глобальном масштабе, так и в его евроатлантическом измерении. Сегодня мы видим себя в качестве активной и неотъемлемой части формирующегося нового мироустройства. Безусловно, мы отстаивали и будем отстаивать свои приоритеты и подходы, но мы всегда открыты для взаимодействия на основе равноправия и учета интересов друг друга. И убеждены, что безопасность может быть только всеобщей и неделимой. Иные решения не дадут результата. Думаю, что все собравшиеся здесь эту логику хорошо понимают и поддерживают.

Считаю нашу встречу исключительно важной возможностью снять возникающие разногласия, придать новый позитивный импульс отношениям между Россией и НАТО. Сразу скажу, работу Совета и в целом наше партнерство с НАТО мы рассматриваем как важный элемент обеспечения стабильности и безопасности в системе международных отношений. Рост доверия, совместные проекты в различных областях благотворно сказываются на политическом и психологическом климате как в Европе, так и в мире в целом. Не будем забывать, что в свое время для слома идеологического блокового противостояния потребовались колоссальные усилия. И тогда казалось, что новая архитектура безопасности уже на подходе. Что мы вместе закладываем базу для такой модели международных отношений, которая основана на открытости, доверии, единых стандартах и равном учете интересов. Хорошо известно, как без конфликтов прошел процесс объединения Германии. Мы вывели свои войска из тех стран, в которые теперь активно продвигаются другие воинские контингенты. И в 80-е, и в 90-е годы наша страна сделала очень многое для продвижения процесса контроля над вооружением. Мы существенно сократили, в том числе и в одностороннем порядке, хочу это подчеркнуть, уважаемые дамы и господа, в одностороннем    порядке    свои    стратегические,    тактические,    обычные арсеналы. Мы демонтировали радиолокационные станции в Красноярске и Скрунде, мы закрыли полностью военные базы во Вьетнаме в Камране, и, следуя  настойчивым   просьбам  наших  американских   партнеров,  закрыли военную базу на Кубе. Мы, конечно, рассчитывали на встречные шаги со стороны НАТО, но мы этого не увидели. А некоторые наши партнеры пошли дальше - стали возводить в ранг государственной политики демонизацию современной России, не думаю, что это правильно. Разумеется, у нас хватит и выдержки,  и терпения, несмотря на призывы  некоторых  членов блока, которые хотели бы реанимировать образ врат. Думаю, что это вообще вся риторика из прошлого. Нам нужно от нее избавиться как можно быстрее, искать   общие   сферы   взаимодействия   и,   основываясь   на   этих   общих подходах, смотреть в будущее.

Но возьмем только некоторые аспекты. Скажем, переход на рыночные цены на энергоносители вряд ли можно назвать возрождением имперских амбиций.  Мы  же  с  вами   прекрасно понимаем   -   все  призывали  страны Восточной Европы, Россию как можно быстрее переходить на рыночные отношения во всех сферах взаимодействия, в том числе в энергетике. Мы это и сделали, в том числе и для себя внутри страны. Мы и дальше будем диверсифицировать маршруты поставок наших энергоносителей в Европу, но разве это плохо? Разве это кому-то мешает? Разве это кого-то ущемляет? Наоборот,   казалось   бы,   все   должны   только   порадоваться   этому.   И, разумеется,   это    ничего   не   имеет   общего   с    каким-то   пресловутым энергетическим   оружием,   энергетическим   шантажом,   зачем   вводить   в практикум международной жизни такие обороты и такие штампы. Значит, если кто-то торгует своим товаром по рыночным ценам, другой, не Россия -это нормально. А если Россия хочет торговать по рыночным ценам, продавая свои товары по мировым ценам, - это энергетическое оружие. Что за бред, какая чушь? Кто вводит это в практикум международной жизни? Зачем? Узкогрупповые решения энергетических проблем не эффективны, мы не против никаких новых маршрутов, никаких новых союзов, альянсов. Но вызывает удивление, когда нам мешают или стараются мешать это делать. Часто вопреки собственным национальным интересам. Зачем? Итогом же культивирования таких подходов, и мы должны сказать об этом прямо, стало то, что модель единого европейского дома пока осталась на бумаге. Многие другие лозунги и идеи, например, движение к Европе без разделительных линий, тоже пока повисли в воздухе и испытываются на прочность новыми подходами. Разумеется, глобализация интересов и возможностей альянса, которую мы наблюдаем, объективно диктует новые подходы. И главное здесь - чтобы этот процесс не порождал новых опасений и новых подозрений причем не только у России, но и у других участников мирового сообщества. Скажем откровенно, нам, России, предлагают по сути дела понаблюдать за безудержным расширением НАТО, вот мы много раз говорили на этот счет и позиция по поводу расшнренческой политики НАТО, российская позиция хорошо известна. Ведь НАТО когда рождалась? Когда было противостояние с Советским Союзом. Это был блок, который противостоял империи зла. Нет теперь такой империи зла. НАТО существует тем не менее. Давайте вместе подумаем над тем, чтобы не демонизировать эту организацию, не демонизировать Россию, искать общие подходы в решении каких-то глобальных проблем. Обратите внимание, ведь это военно-политический блок, а военная инфраструктура приближается и приближается к границам России. Сегодня ее отделяют ее от Санкт-Петербурга всего несколько сотен километров. Североатлантический альянс - это не гольф-клуб и пока НАТО остается военным союзом, меры взвешенной военной сдержанности должны составлять основу отношений аляьнса, в том числе и с Россией. Убежден, согласованные с таким трудом решения в сфере военной безопасности нельзя менять в угоду политической конъюнктуре. Если в 1990 году было принято решение, что ДОВСЕ будет краеугольным камнем европейской безопасности, то давайте сделаем все, чтобы режим договора оставался жизнеспособным. Если договорились о неразмещении существенных боевых сил - это цитата надо эту договоренность соблюдать. Эти правила должны составлять понятную и предсказуемую шкалу координат для развития всего комплекса отношений с НАТО. Вот наш уважаемый коллега, господин Расмусен, сейчас призвал Россию вернуться в ДОВСЕ. Но что же Вы нас призываете вернуться в ДОВСЕ, если Вы сами его не ратифицируете? Адаптированную версию никто не ратифицирует из вас. Мы в одностороннем порядке исполняем его несколько лет. Вы хотите и дальше заставить нас исполнять все это в одностороннем порядке? Ну здесь же серьезные люди, здесь же не представители прессы, которых вы выгнали. Но мы же понимаем, что происходит. Россия в одностороннем порядке демонтировала все свои вооруженные силы на северо-западе России, на границе с Прибалтикой и с Финляндией. У нас не осталось ни одного крупного воинского подразделения корпусного значения, ни одного крупного командования корпусного значения. Мы все за Урал вывезли, в том числе тяжелую технику. А что же наши партнеры? Значит, прибалтийские страны, при всем моем уважении, вообще не ратифицировали, даже не подписали адаптированный договор до сих пор. Для нас это как бы такая черная дыра, завтра там может появиться все что угодно. Это право наших прибалтийских коллег, пожалуйста, но тогда вы от нас-то чего требуете? А если не подписана версия новая адаптированная, то действует старая, а по старой версии, уважаемые дамы и господа, обращаю на это ваше внимание, вся Прибалтика по старой версии ДОВСЕ относится к прибалтийскому военному округу Советского Союза, и я должен назначать там командующих военными округами. Но если вы предоставляете мне такое право, то давайте я назначу там командующего.

Ситуация полностью изменилась и вступила в свое противоречие с реалиями из жизни. Никто не хочет обращать на это внимания. Все нам только говорят - вы давайте соблюдайте ДОВСЕ. Мы не будем соблюдать никаких документов в одностороннем порядке и, пожалуйста, не надо нам этого навязывать. Но мы не против того, чтобы сесть вместе, подумать вместе и вместе решить, как нам строить вопросы безопасности в Европе на будущее. Я уже не говорю о том, что в соответствии с этим договором, мы единственная страна по этому договору, которая ограничила передвижение своих собственных вооруженных сил на собственной российской территории. Вот только вдумайтесь в колониальный характер этого договора. Я вот у Джорджа спросил, ты бы ограничил передвижение вооруженных сил американских из Калифорнии в Техас, из Техаса в Мэн и так далее. Смешно сказать. А мы пошли на это, подписали, ратифицировали и исполняем в одностороннем порядке много лет. Никакой положительной реакции с вашей стороны. С этим покончено. Прошу к этому больше не возвращаться. И если не будет ратификации с вашей стороны в ближайшее время, мы выйдем из этого договора совсем. Это честная, открытая, ясная позиция. Говорю ее вам совершенно откровенно. Мы хотим с вами выстроить отношения в области безопасности, давайте будет по-честному вести диалог. Сядем, поговорим, либо в действующий внесем изменения, либо новый какой-то докумет состряпаем. Но давайте это делать по-честному и открыто. Мы не против - мы за. Только диалог должен быть открытый и честный.

Значит, по Косово. Вот господин председатель сказал, что все уважают резолюцию 1244, если бы все уважали резолюцию 1244, не было бы одностороннего провозглашения независимости. Но я сейчас не хочу вступать в эту дискуссию, мы много дискутировали на восьмерке и на других форумах, вы приняли такое решение, мы считаем, что оно не правовое и может иметь тяжелые последствия, но если вы обратили внимание - мы ничего не нагнетаем. Мы свою позицию сформулировали, она у нас открытая позиция, но мы никакой истерики по этому поводу не устраиваем, и вы должны были обратить внимание, насколько сдержанно мы себя ведем на Кавказе в связи с этим. Хотя вот эта политика, конечно, ставит нас в очень сложное положение на постсоветском пространстве, потому что таких ситуаций, как с Косово у нас там достаточно, это и Приднестровье, и Южная Осетия, и Абхазия, и Карабах - у нас там полно таких ситуаций. И вы нас поставили в очень сложное положение, но мы стараемся изворачиваться, очень аккуратно себя вести, не разрушая там ситуации и не доводя до военных конфликтов. Поэтому как ни было бы печально, но мы здесь тоже готовы искать какой-то консенсус, искать какой-то выход из той ситуации. Я сейчас не говорю какой, не хочу ничего предвосхищать, во всяком случае, мы готовы вас слышать, готовы думать, готовы вместе как-то работать.

Что касается расширенческой политики альянса, мы внимательно следили за вашей дискуссией вчера. В целом, конечно, удовлетворены теми решениями, которые произошли. Но если уж я заговорил о Грузии и о Украине, то это же понятно, что речь идет не только об обеспечении безопасности. Для наших грузинских друзей, конечно, это один из способов восстановления территориальной целостности, как они думают. Причем, с помощью силы, под прикрытием НАТО. Это давний, многолетний, больше ста лет этнический конфликт между грузинами, между абхазами (это маленькая небольшая этническая группа, там всего-то 200 тыс. человек), между осетинами, сто лег, гам уже больше, эти конфликты этнические. Для того, чтобы решить эти проблемы нужно не в НАТО вступать, нужно набраться терпения, наладить диалог с этими малыми этническими группами. И мы стараемся помочь, кстати говоря, Грузии восстановить свою территориальную целостность. И даже несмотря на решения по Косово, мы не признаем независимость этих квазигосударственных образований, хотя нас призывают давно к этому, уже десятилетия. Ведем себя очень ответственно, очень взвешенно и вас призываем вести себя также аккуратно.

Но на Украине там одна треть вообще этнические русские. Из сорока пяти миллионов человек по официальной переписи только семнадцать миллионов русских. Есть регионы, где целиком только русское население проживает, скажем, в Крыму. Девяносто процентов - это русские. Украина, вообще, сложное очень государство. Украина в том виде, в котором она сегодня существует, она была создана в советское время; она получила территории от Польши - после Второй мировой войны, от Чехословакии, от Румынии - и сейчас еще не все решены приграничные проблемы на Черном море с Румынией. Значит, от России огромные территории получила на востоке и на юге страны. Это сложное государственное образование. И если еще внести туда натовскую проблематику, другие проблемы, это вообще может поставить на грань существования самой государственности. Там сложные внутриполитические проблемы происходят. Тоже нужно действовать очень-очень аккуратно. У нас нет никакого права вето, и быть не может, и мы на это не претендуем. Но я хочу, чтобы все мы, когда решаем вопросы подобного рода, понимали, что и у нас тоже там есть свои интересы. Ну, семнадцать миллионов русских на Украине живет. Кто нам может сказать, что у нас там нет никаких интересов? Юг, юг Украины полностью, там только одни русские.

Крым просто получен Украиной решением Политбюро ЦК КПСС. Даже не проведено было государственных процедур по передаче этой территории, насколько мы спокойно, ответственно относимся к этим проблемам. Мы ничего стараемся не возбуждать, очень аккуратно действуем, но мы просим и наших партнеров действовать также взвешенно. Кстати говоря, здесь прозвучал призыв действовать более активно по некоторым направлениям сотрудничества, скажем, мол, по Афганистану. Знаете я, господину генеральному секретарю сейчас напомнил, когда мы с ним беседовали вдвоем, ведь если нашим американским друзьям удалось достаточно эффективно действовать в Афганистане, а президент Буш действовал очень решительно и в целом эффективно, я считаю, афганское направление безусловно относится к успехам внешней политики США, на мой взгляд. Но это произошло в том числе и потому, что мы, Россия, в одностороннем порядке в течение многих лет поддерживали так называемый Северный Альянс. Мы поставили им оружие на сто миллионов долларов. Это была единственно реальная политическая и военная сила в Афганистане, которая, даже прижатая талибами к таджикской границе, функционировала и была той основой, которая начала боевые действия против талибов на территории. Создала плацдарм, для того чтобы международные силы смогли потом войти туда на эту территорию. Мы и сейчас поддерживаем отношения с Афганистаном, помогаем восстанавливать им вооруженные силы, поставляем вооружение, запасные части, оказываем гуманитарную помощь, оказываем помощь по подготовке кадров, мы давно уже предоставили чего раньше трудно было себе представить - транзит не только по воздуху, но и по земле для Франции, для Федеративной республики Германии, и сегодня подписали документ, господин Схеффер и наш министр иностранных дел о транзите для всей Организации Североатлантического договора, о транзите военных грузов по нашей территории. Кстати говоря, если бы дискуссия по расширенческим проблемам вчера развивалась по-другому, то вряд ли был бы подписан и сегодняшний договор по транзиту.

Но с учетом того, что все-таки, мы так понимаем, что и наши озабоченности хоть как-то услышаны, мы приняли для себя решение не прекращать для себя сотрудничество по Афганистану, а такое желание, скажу вам честно, было. Но если всем как бы все равно, как Россия реагирует на те или иные проблемы, то почему мы должны помогать? Но с учетом и вашей вчерашней дискуссии, мы приняли решение не только продолжить сотрудничество по Афганистану, но и расширить его, в том числе и за счет предоставления транзита военных грузов для всей организации. Мы и по другим направления будем также работать, скажем, на Средиземном море и так далее.

И в заключение я бы хотел сказать следующее: 7 мая этого года должна состояться и состоится инаугурация вновь избранного президента Российской Федерации. Я заканчиваю свою работу в качестве Президента России, эта была напряженная, большая работа, кое-что удалось, кое-что будет оставлено новому руководству Российской Федерации для решения.

Но в международных делах если что-то и удалось, то в значительной степени благодаря нашим совместным усилиям и поддержке значительного количества коллег, которые здесь собрались. Несмотря на все сложности, на все проблемные вопросы, которые у нас до сих пор есть, в целом работа шла продуктивно, со знаком плюс, и при вашей серьезной значительной заинтересованной помощи. Я говорю это совершенно искренне, откровенно, это не просто дипломатический какой-то политес, хочу поблагодарить вас всех за совместную работу за эти годы. Большое вам спасибо. Всего хорошего.

С более полной информационной картиной дня можно ознакомиться, подписавшись на новостные ленты агентства УНИАН Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
В связи с участившимися провокациями и разжиганием межнациональной розни в комментариях, мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Все новости Смотреть все »