Энергетическое измерение визита Путина: Россия сажает Украину в шпагат?

Энергетическое измерение визита Путина: Россия сажает Украину в шпагат?

Транснефть, как и Газпром, - политический инструмент российской власти... В позе шпагата нельзя сидеть бесконечно.  Наконец правительство пытается отстоять интерес Украины... Мнения экспертов

Вчера в Украине с рабочим визитом находился премьер-министр РФ Владимир Путин. Украина и Россия не подписали ожидаемого соглашения о транзите нефти. Переговоры, со слов высокопоставленных чиновников, продолжаются. Одним из подписанных документов стало соглашение “О мерах по  обеспечению параллельной работы Единой энергетической системы РФ и Объединенной энергетической системы Украины”. Премьеры РФ и Украины зафиксировали детальный план подготовки долгосрочного соглашения, которое свяжет энергосистемы РФ и Украины. Также был подписан документ о строительстве завода по производству ядерного топлива по российским технологиям.

Вчерашние договоренности  комментируют эксперты.

Михаил Гончар, директор энергетических программ центра “Номос”:

РФ ХОЧЕТ “СОВМЕСТНЫМИ УСИЛИЯМИ” ДВИГАТЬСЯ К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМУ ПРОСТРАНСТВУ ЕС, НО ПО  СВОИМ ПРАВИЛАМ ИГРЫ

Михаил Гончар Сначала я хотел бы сказать о неподписанном вчера соглашении о транзите нефти, которое якобы готовится к подписанию через месяц. Маленькая ретроспектива: напомню, что межправительственное соглашение о транзите нефти с РФ было подписано в августе 2004 года. Правда, оно не вступило в действие и его основная проблема заключалась в том, что оно была пустым с точки зрения обязательств и гарантий российской стороны. Думаю, что сейчас, через шесть лет, ситуация повторяется. И конечно, Россия, которую такой статус-кво устраивал, очень неохотно шла на подписание нового соглашения. Более того, руководство российской власти  относилось негативно к подписанию такого межправительственного соглашения, потому что они считают, что есть соответствующий контракт между “Транснефтью” и “Укртранснефтой”.

И это, собственно говоря, для РФ решает все вопросы. Поскольку один из основных смыслов того межправительственного соглашения, которое было подписано в 2004 году, и нынешнего проекта соглашения заключается в том, что правительства позволяют субъектам ведения хозяйства решать путем подписания соответствующих контрактов все вопросы. Российская сторона в обстоятельствах реализации ею стратегии обхода транзитных стран (это касается не только сферы газа, но и сферы нефти) вряд ли возьмет на себя гарантирование объемов транзита. Этого не было и раньше, тем более этого не будет сейчас, когда до завершения строительства Балтийской трубопроводной системы – 2 остался год. А с 2012 года она начнет эксплуатироваться в штатном режиме. Российская сторона никогда не скрывала, что в Балтийскую трубопроводную систему пойдут транзитные объемы нефти с двух направлений, которые идут через украинский терминал Южный, и через польский терминал в Гданьске. Подписать новое соглашение о транзите - это было украинское предложение. Потому что команда, которая руководила в 2004 году, поняла, что их реверсивные игрища и такие заигрывания с российской стороной завершились пшиком. Российская сторона отказалась от реверсного использования Одесса-Броды, хотя когда-то обещала (правда обещания юридически не были закреплены) гарантировать по реверному маршруту 9 миллионов тонн нефти. Этого никогда не было. И потому на сегодня это единственная возможность со стороны Минтопэнерго как-то уговорить российскую сторону хоть что-то подписать. Правительство пытается исправить ошибки пятилетней давности, но при этом делает те же самые ошибки. Если в 2004 году российская сторона каким-то образом пыталась сохранить видимость игры в равноправное партнерство, то теперь абсолютно четко она в этом не нуждается и не считает нужным давать какие-то гарантии на транспортировку на межправительственном уровне. И они нашли классический “футбольный метод”. Правительство РФ указывает на свой субъект ведения хозяйства - на Транснфть, Транснефть в свою очередь говорит: “Мы бы рады, но мы качаем не нашу нефть, а нефть добывающих кампаний. Мы этой нефтью не распоряжаемся. И мы не можем ничего гарантировать и обещать, потому что главным является грузоотправитель, то есть владелец нефти”. Но это логика от лукавого, потому что российская Транснефть шесть лет назад монополизировала через свое эксклюзивное операторство все нефтяные потоки, которые формируются на территории России. Транснефть, как и Газпром, являются своеобразным политическим инструментом  российской власти. Когда динамично развивалась ситуация с Одесса-Броды на Полоцк, россияне видели негативный для них тренд, делали таким образом, что увеличивали объем транзита через польский Гданьск, и уменьшали через Украину. Когда им что-то не нравилось в линии поведения польской стороны, уменьшали транзит через Гданьск, и увеличивали транзит через украинскую нефтетранспортную систему, бросая пряник, вынуждая украинскую сторону уменьшать тариф. Если это соглашение будет подписано, то оно будет таким же пустым, как предыдущее.

Что касается соглашения о параллельной работе наших энергосистем. Это идет в общем контексте идей  по возобновлению организационного и функционального единства систем электроэнергетики. Идея такой параллельной работы сажает Украину в шпагат. С одной стороны, мы подписываем соглашение об Энергетическом содружестве, согласно с которым после его ратификации должен быть имплементационный период, и в результате мы должны были выйти на уже процесс синхронизации работы нашей энергетической системы с энергетической сетью ЕС. Поскольку правительство и президент ставят вопрос европейской интеграции номером один, то логично двигаться в этом направлении. Но российская сторона видит в этом определенную угрозу. Она хотела бы видеть украинскую систему составляющей того, что когда-то называлось Единой энергосистемой СССР. Это предложение логично вытекает из того, что им удалось добиться в ядерной энергетической сфере.  Украина согласилась на сотрудничество в ядерной сфере. Почти 50% украинской электроэнергии производится на атомных электростанциях, поэтому для россиян важно, чтобы все электроэнергетические потоки были завязаны на российскую электроэнергетику. И тогда дальше, как они убеждают, “совместными усилиями” следует двигаться к электроэнергетическому пространству ЕС, но по российским правилам игры. И это для Украины будет невыгодно, поскольку себестоимость российской электроэнергии ниже украинской. Потому они просто будут использовать это, и в сущности, наша энергетика, работая в параллельном режиме с российской, будет своеобразным донором на пиковых нагрузках российского энергокомплекса, работая по себестоимости. А Россия будет транспортировать свою электроэнергию в ЕС по максимально высоким ценам. Это процесс, который нам ничего хорошего не обещает. Не первый раз об этом заходит речь, но в данном случае не все так просто. Потому что у европейской стороны возникнут вопросы относительно этой нашей синхронизации с Россией. А в позе украинского шпагата невозможно сидеть бесконечно. 

Сергей Дьяченко, ведущий эксперт по энергетическим вопросам центра Разумкова:

ЕСЛИ БЫ ПЕРЕСМОТРЕЛИ ФОРМУЛУ НА ГАЗ, ЭТО ЗНАЧИЛО БЫ, ЧТО НАС ОПЯТЬ ГДЕ-ТО СИЛЬНО СЛИЛИ

Сергей ДяченкоШироко разрекламированного правительством изменения цены на газ не произошло. И хорошо, что не произошло. Потому что при таких непрозрачных условиях подготовки, когда никто не может понять, кто о чем реально договаривался, если бы со стороны России нам была предложена новая базовая формула, нам бы осталось лишь думать, в какой сфере нас опять сдали, какой  еще актив забрали. В обмен на смену формулы россияне, например, могли бы, предложить увеличить нам объем газа. (Хотя после Стокгольмского арбитража выяснилось, что в Украине появился потребитель еще на 11 миллиардов кубов).

Интересным я считаю соглашение Нафтогаза с ТНК по разведке и добыче сланцевого газа в плотных песчаниках Донецкой области. Тяжело сказать, что из этого выйдет, но любые инвестиции в этом плане можно приветствовать.

Проста интрига с соглашением о транзите нефти, которое сначала хотели подписать, потом отложили.  Известно, что россияне не хотят ставить в этом соглашении конкретные цифры. Понятно, почему не хотят, потому что в следующем году запускают БТС – 2. А обещание объемов для Украины это – обязательство перед Украиной, которые они не хотят на себя брать. 

Относительно соглашения о сотрудничестве ТВЭЛ и госкомпании “Ядерное топливо”. Соглашение “О сотрудничестве и производстве в Украине ядерного топлива для реакторных установок типа ВВР 1000 по российским технологиям” было фактически процедурным оформлением ранее проведенного тендера на строительство отмеченного завода. Тендер был непрозрачным, условия были сделаны под российский ТВЭЛ.  Было понятно, кто там выигрывает.

Но само строительство завода - позитив. И в принципе, на этом заводе технологически можно было бы в случае необходимости  организовать фабрикацию топлива и под западные реакторы. Но что настораживает. В 1996 году подобный тендер проводился - и выиграл его ТВЭЛ. Но все, что было сделано за четырнадцать лет, это было зарегистрировано трехстороннее российско-украино-казахское СП. Где гарантии, что сейчас сотрудничество будет эффективным? Тем более, что председатель Росатома на заседании правительства РФ сделал несколько противоречивых заявлений. В частности, он сказал, что Россия заключила соглашение на поставки российского топлива до конца срока эксплуатации украинских реакторов. А для чего тогда завод по производству топлива, если они планируют поставлять именно топливо? Понятно, что Россия больше заинтересована в поставках готовых тепловыделяющих сборок, чем в организации производства в Украине. Но если удастся организовать, это хорошо. Хотя привязка исключительно к российской технологии снимает вопрос диверсификации.

Если говорить о параллельной работе энергосистем России и Украины, то на короткий и средний период запаралеливання систем это допустимо. Но это не должно мешать переходу на параллельную работу с европейской энергетической системой.

Иван Плачков, министр топлива и энергетики в 2005-2006 годах:

ДОЛГОСРОЧНОЕ СОГЛАШЕНИЕ С РФ ОТРЕЖЕТ НАМ ПУТЬ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПЕЙСКУЮ ЭНЕРГОСИСТЕМУ

Иван ПлачковПравительство Украины не должно подписывать долгосрочного соглашения о синхронизации энергосетей Украины и России. Украина вступила в Европейское энергетическое содружество, это первый шаг интеграции  нашей энергосистемы в европейскую, а следующим шагом должна стать параллельная работа украинской энергосистемы с UCTE, энергообъединением европейских стран. Что это значит? Мы с 2003-2004 годов работали над тем, чтобы объединить украинские энергосистемы с UCTE. Это дало бы возможность обеспечить колоссальный экспорт украинской электроэнергии в Европу, если бы мы работали параллельно. У нас простаивают 50% генерирующих мощностей, наш потенциал не востребован. В Россию мы не экспортируем, небольшие поставки - в Беларусь, небольшие - в Европу через Бурштынский остров. На короткую ближайшую перспективу целесообразно работать с РФ, но нельзя подписывать долгосрочное соглашение. Возможный срок сотрудничества – соглашение максимум на два-три года, в другом случае нам отрежут путь интеграции в европейскую энергосистему и возможность экспорта электроэнергии в больших количествах в Европу. Мы могли бы обеспечивать электроэнергией Словакию, она потребляет 9-10 тысяч мегаватт. Это колоссальные средства, которые могла бы заработать украинская электроэнергетика на модернизацию, на развитие, реконструкцию. Это позволило бы стабилизировать тарифы для населения.  Относительно сотрудничества ТВЭЛ и “Ядерного топлива”, то я поддерживаю это соглашение. Потенциал украинской атомной промышленности высок, но с точки зрения запасов, переработки и изготовления уранового концентрата, он не реализован. У нас есть все для этого производства, кроме права проводить один этап ядерного производства – обогащение. Технология дорогая, этот этап можно проводить в других странах. Но что касается выбора партнеров в ядерном производстве. Вся атомная энергетика технологически, конструктивно с точки зрения режимов ориентирована на советскую атомную энергетику. Да, заключать соглашение с американским Вестингаузом можно. Но это бы не дало такого быстрого экономического эффекта. Вестингауз, кстати, изготавливает топливо и для реакторов ВВР 1000 и сегодня опытная эксплуатация проводится. И это хорошо, потому что считаю, что необходима альтернатива поставок топлива, как для украинских атомных станций, так и для российских. Простите, а если с Твэлом что-то произойдет? Это совместное предприятие, это не новая идея. Было российско-украино-казахское предприятие, которое не работало. Украина этот проект потеряла бездарно.

Отдельно хочу сказать о переговорах о транзите нефти по территории Украины.  Мне кажется, что разговоры о новом соглашении оживились, потому что мы выразили желание нефтепровод Одесса–Броды перевести в аверс, чтобы взять на себя обязательство транспортировать нефть Венесуэлы. Конечно, это не в интересах России. Россия, напомню, всегда брала на себя обязательство по реверсу, и никогда их не выполняла. Потому сейчас, наверное, идет речь об  увеличении объемов транспортировки, чтобы не переводить нефтепровод в аверс. Я думаю, Украина в переговорах настаивает на увеличении объема, а Россия упирается. Такие мои догадки. Но позитивный момент в том, что идет переговорный процесс. И что наконец, правительство пытается отстоять интерес Украины, чтобы загрузить нефтепровод на полную мощность.

Опрашивала Елена Мигачева

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter