Советник НБУ рассказал банкирам о яйцах, оплодотворении и оральных интервенциях

Советник НБУ рассказал банкирам о яйцах, оплодотворении и оральных интервенциях

В.Литвицкий: «НБУ будет стоять, как под Сталинградом… Боритесь за вкладчиков – поднимайте депозитные ставки… Я молюсь, чтобы все правильно поняли решение МВФ»…

Вчера в Киеве прошел круглый стол, посвященный банковскому кризису и последнему постановлению НБУ «О дополнительных мерах относительно деятельности банков», устанавливающему ограничение на снятие денег со срочных депозитов. Менеджеры и руководители подразделений банков излучали уверенность в завтрашнем дне, прогнозировали, что самое позднее к февралю банковский кризис закончится. Если им верить, то клиенты, закрывшие свои депозиты, тут же переложили их в банковские ячейки этого же отделения (банк «Финансы и кредит»), или, купив золото, тоже положили его на депозит (есть такая услуга в банке «Крещатик»). Все представители банков говорили, что они наполняют свои банкоматы, выдают деньги по договорам, срок которых закончился и даже, вопреки постановлению НБУ – по особому заявлению клиентов – расторгают депозиты. Правда, жалуются на то, что среди их клиентов рекордно возросло количество людей, которые женятся, разводятся, покупают квартиру, выезжают на ПМЖ и хоронят бабушек. Именно по таким заявлениям расторгают договоры депозитов банки.

Все присутствующие очень живо реагировали на выступления руководителя группы советников НБУ Валерия Литвицкого. И хотя выступление г-на Литвицкого выглядит как необоснованная проповедь благоденствия, мы решили опубликовать ее для поднятия настроения и повышения оптимизма среди работников банков и их клиентов.

НБУ будет стоять, как под Сталинградом, за каждый системный банк

Валерий ЛитвицкийЯ много раз читал постановление Нацбанка, вызвавшее столько дискуссий. Понимаю, что банкиры аплодируют решению НБУ. Оно ожидаемо, и это защита пассивов банков от атак. Атак, ожидаемых для тех, кто их провоцировал, и неожиданных для тех, кто не провоцировал.

Центральный банк будет стоять как под Сталинградом за любой системный банк, который может быть продуцентом эффекта домино.

Маленький пример. Через месяц после печальных событий 11 сентября я был в Вашингтоне. Там в триста раз увеличили рефинансирование. Они не закрывали банки, не национализировали, не душили в объятиях. Это сейчас там тихий ужас творится. А тогда система была готова к рефинансированию. Вот и мы должны быть готовы к рефинансированию.

Что предусматривает последнее постановление НБУ? Ничего особенного – коммерческий банк получает в случае необходимости от Нацбанка финансирование в рамках программы финансового оздоровления. Это кредит, а не подачка. Мы никому ничего не вливаем, не высовываем, не засовываем. Все эти разговоры – задушить, национализировать – напоминают пословицу: куда и конь с копытком, туда и жабка с лапкой. Новая финансовая мода… Если где-то, в другой стране, купили или национализировали какой-то банк, то давайте и мы немедленно будем в струе, в этом тренде.

В Украине совершенно другая ситуация. У нас нет ни одного серьезного банка, который был бы даже не на грани банкротства, а хотя бы на грани серьезного потрясения своей ликвидности (ликвидность – способность банка своевременно погасить обязательства перед клиентами).

У Проминвестбанка не проблема ликвидности. У них проблема, связанная с атакой на депозиты. Вот и все. Что касается перспектив национализации Промивестбанка, то этот вопрос в НБУ не возникал. Не дай Бог, он возникнет, и я не знаю, куда мне спрятаться, чтобы на него ответить…

Боритесь за вкладчиков – поднимайте депозитные процентные ставки

Мне кажется, что население относительно спокойно реагирует на события и постановление Нацбанка. Возможно, потому что это римейк решения 2004 года.

Если бы мы допустили массовое бегство вкладов, то пострадали бы все виды банковских депозитов. Поэтому приходится делать шаги на грани – не буду говорить, на грани чего. Банки, примите, мой комплимент и мое сочувствие. Конечно, вы будете объяснять людям, которые приносят деньги или хотят переоформить депозит, что если кто-то умирает, то пусть лучше будет у них текущий вклад, если кто-то заболеет, то тоже пусть лучше текущий вклад… Ведь, вы можете заболеть раньше, чем наступит срок возврата, и умереть не дай Бог раньше…

Еще в постановлении написано, что вы будете бороться за вкладчика и душить его в объятиях и смотреть на него не как на собственную жену, а как на Венеру Милосскую… Убедите его в том, что нужно пролонгировать этот документ. А если он вам скажет: вечером – деньги, утром – стулья, то вы поднимайте им, пожалуйста, процентные ставки… Да, им нужно получить шестое за год повышение процентной ставки… Поскольку, инфляция в годовом измерении, вы сами знаете, насколько высока…

Оплодотворяйте друг друга избыточной ликвидностью

Вообще, постановление НБУ – это не санкции, а возможности, оно не адаптивное, а превентивное – рассчитывай на лучшее, а готовься к худшему.

Мне кто-то сказал, надо было раньше готовить программу оздоровления банков. Но раньше готовиться – это спровоцировать ожидания. Из пушки по воробьям не надо стрелять, начнешь по воробьям – зацепишь что-то другое. В том числе и доверие. Нужно исходить из того, что ликвидность может испытать спазм, и поэтому давайте будем к этому готовы. Ситуация нормализуется быстрее, чем кто-то думает. Но не напоминайте мне, если это не произойдет быстро. В конце концов, «мамы» (материнские банки в Европе) займут украинским «детям». Хорошо, что есть «мамы», который в трудное минуты дадут валютное рефинансирование. Но если депозиты остаются в банках, это дополнительные ресурсы. Используйте их на надежные операции.

Работайте с Минфином. У них там когда-то что-то тоже будет происходить. И работайте на Межбанке (валютная торговля). На Межбанке вы будете оплодотворять друг друга избыточной ликвидностью, и будут появляться дети в виде сниженных процентных ставок. Мы не бросим валютный рынок, но мы не будем там сидеть с утра до вечера и каждый день.

Как сегодня происходит? Мы банкам говорим: готовьтесь к усилению гривни… Банки начинают: «Как же, усилилась гривня до 4,5, а потом эта гривня 5,54. Да она ослабла!» Да этот вой – это просто курсистские войны… Да, доллар колеблется. А я говорю, забудьте эти термины – РЕ и ДЕ (ревальвация и девальвация)... Полпроцента, три процента – это ежедневное и еженедельное колебание курса… И к этому люди, которые живут не в одной валюте, привыкают, они раскладывают яйца, у которых они есть, в разные корзины…

Нацбанк ставки рефинансирования не поднимает. 15 процентов, под которые мы готовы дать вам кредиты, – это же проинфляционные процентные ставки, и мы не зажимаем вас.

Еще мы хотим сблизить рыночные, официальный и наличный и курс, поэтому в постановлении есть ограничение – 5 процентов (пункт 4.2. упомянутого постановления НБУ предполагает, что разница между курсом покупки и продажи наличной иностранной валюты не может превышать 5 процентов).

Пусть политики перестанут делать вербальные и оральные интервенции

Валерий ЛитвицкийСейчас пойдут разговоры: вот вы посадили на диету, экономика близка к падению…

Ну и что такого? В промышленности два месяца спад – так это всего лишь техническая, а не двухквартальная рецессия… Ну, плохо у нас со строительством, правда. С нефтепеработкой. А остальные отрасли?

Вот вчера прочел: рост ВВП – 6,9 процента , при бюджетном ориентире 6,8. Промышленность – 5,3.

Промышленность выбрала потенциал восстановления в 2004 году. Надо думать о кредитном ресурсе… Инвестиции в этом году в основной капитал 8 процентов, в прошлом было 32 – это, когда цены на металл росли… Прирост кредитов на 1 октября и физическим, и юридическим лицам был на 17 миллиардов больше, чем в прошлом году. Посмотрите, какие прибыли у предприятий. Экономика выйдет легче из затруднения. Главное – другое: при такой инфляции трудно кредитовать. При таком проинфляционном бюджете, где такое большое потребление, и заложили еще больше на следующий год, – снова будет трудно кредитовать. Импорт будет расти, спрос на валюту тоже, цены на газ повысятся, в этих условиях надо искать ответы на активность кредитования не в этом постановлении.

Возьмут ваши кредиты, если ставки будут выше 18 процентов? Поэтому пусть правительство думает. Пусть политики перестанут делать вербальные и оральные интервенции. Один пишет, другой говорит, все слушают, потом все остальные бегут снимать депозиты и говорят, что рост замедляется.

Я молюсь, чтобы все правильно поняли решение МВФ

О дефолте…У нас долг 100 миллиардов долларов. Из них 85 миллиардов – корпоративный и банковский долг, 15 – государственный. Последний небольшой. В банковском долге, треть - больше двух лет.

В МВФ знают, что наши валютные резервы позволяют ответить на тему дефолта. Это если вдруг не будет притока по финансовому капиталу. А почему, скажите, не будет притока? С какого перепугу он не придет, если инвестор тут сидит и ему нужно что-то реинвестировать? Почему нам не займут, если вчера заняли, позавчера заняли? Почему вы думаете, что за полгода кризис не закончиться?

Никакого преддефолтного состояния нет. ФИТЧ (международное агентство, которое понизило рейтинг Украины со стабильного на негативный) – не знаю кого обслуживает, но работает очень субъективно. А по-моему, и не очень профессионально.

По-моему, вероятность того, что не надо брать кредит у МВФ больше, чем вероятность – что надо. Мы не видим причин брать деньги. Если откроют кредит – это психологическая поддержка. Я не против того, что для поддержки штанов и перестраховки лучше пусть будет кредит. Хотя не вижу, чтобы штаны спадали. Но тогда нужно иметь в виду вот что. Я буду молиться, чтобы инвесторы этим сигналом МВФ были успокоены, а не обеспокоены. Потому что возможность доступа к ресурсам МВФ может быть принята как позитивный сигнал, но также вызвать у кого-то из инвесторов беспокойство. Вот я будут молиться, чтобы они приняли это как сигнал успокоения.

Записала Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter