Последние 10 лет IT-рынок развивался по пути экстенсивной революции

Гендиректор «Майкрософт Украина»: Я хочу видеть украинские компании класса Microsoft, Google, Facebook

О том, какие действия ожидает компания от власти, как обстоят дела с нелегальным софтом в госорганах, и что ждет украинский IT-рынок , рассказал УНИАН гендиректор «Майкрософт Украина» Дмитрий Шимкив.  

Последние 10 лет IT-рынок развивался по пути экстенсивной революции

- Дмитрий Анатольевич, представительство Microsoft работает на украинском рынке уже более 10 лет. Как за этот период изменилась IT-индустрия и компания в частности?

Украинский рынок сам по себе очень интересный, потому что мы имеем все формы и виды IT-индустрии в стране. Последние 10 лет IT-рынок развивался по пути экстенсивной революции. Украина сделала довольно многое. В то же время, если сравнивать с другими странами, то есть государства, которые сделали больше.

Сегодня Украина занимает 2-е место в Восточной Европе по количеству разработчиков программного обеспечения и 1-е место в мире по количеству разработчиков на 1 тыс. жителей. Мы постоянно продуцируем определенные инновации, но, к сожалению, пока мы не умеем это продавать.

Сейчас структура рынка очень тяготеет к «железу», что, собственно, не здорово. В Украине более 80% рынка составляет продажа компьютерной техники, остальное - софт и сервисы. Если смотреть, например, на Чехию, то там совсем другая картина: 53% рынка составляет программное обеспечение и консалтинг, а 47% - «железо», то есть такой здоровый бизнес. Всё это вместе дает определенные возможности для развития страны.

Если мы говорим об электронной коммерции, то она развивается скорее вопреки, чем благодаря. Такая же ситуация и с развитием экосистемы стартапов – в Украине их должно было быть больше. Экосистема как бы борется в оксидной среде.

Если говорить об инвестиционной привлекательности, то в Украине мы видим очень хороший рывок, особенно после революционных событий и изменений в стране. Интерес к нашему рынку колоссальный. Мы действительно интересная страна для инвестирования, но сейчас ситуация должна чуть-чуть успокоится, должны начаться реальные изменения в обществе.

Есть вещи, которые за 10 лет вообще не изменились на украинском рынке. Например, защита интеллектуальной собственности никак не продвинулась. У нас были примеры, когда украинские компании, которые создавали продукты, просто умирали. Они исчезали, потому что их попросту «пиратили» и проекты не окупались.

В целом, в Украине много потенциала и очень много интересных возможностей. Сейчас не всё, что хотелось бы, реализовано, но это создает предпосылки для реализации в будущем.

- Если рассматривать мировые объемы продаж ПО Microsoft, какую долю занимает в них «Майкрософт Украина»?

Позиция компании «Майкрософт Украина» заключается в том, что мы не разглашаем доход компании. Могу сказать только, что в 2011 году украинский офис стал лучшим офисом Microsoft в мире. Я считаю, что это великолепное достижение, учитывая, что это было после кризиса. При оценке подразделений Microsoft учитывается не только доля рынка, но и настроение коллектива и даже партнеров. То есть это комплексная система оценки и победить действительно тяжело.

Кроме того, конкурентами у нас являлись очень мощные страны, которые очень хорошо развиваются в IT-сфере. Например, представительства в странах Латинской Америки растут более чем на 20% год к году.

Сейчас говорить о росте рынка очень тяжело, но всё же, я считаю, что в Украине через 6-9 месяцев, после того, как в стране наступит стабильность и начнется развитие, мы будем видеть очередной рывок страны вверх.

- На сегодняшний день компания активно использует разработки украинских программистов?

В нашей стране есть компании-разработчики, которые работают на «Майкрософт Украина» для создания новых продуктов, а также глобальных сервисов для внутренних нужд корпорации. Также есть украинская команда, которая разрабатывает «будущие продукты», то есть то, что мы увидим через 3-5 лет.

Были случаи, когда корпорация Microsoft покупала технологию украинской команды. Были примеры, когда мы делали очень большие разработки, части проектов или прототипирование в Украине. Например, мы проводили совместные разработки с украинской компанией SoftServe. Даже Бил Гейтс на них ссылался в публичном выступлении.

Примеры есть. Они не публичны, но они есть.

- Какие шаги вы ожидаете от новой власти и что необходимо сделать для того, чтобы вывести наше государство в лидеры стран IT-сферы?

Я бы здесь разделял несколько элементов. Когда мы говорим о приоритетах повышения национальной конкурентоспособности Украины, то мы говорим о пяти направлениях. Первое направление – это электронное правительство, которое состоит из двух частей. Во-первых, необходимо создать систему административных услуг в электронной форме для граждан и бизнеса. Мы с вами должны заходить в интернет и общаться с чиновником через сеть, как это делают во всем мире. Например, в Сингапуре задействовано 1,6 тыс. электронных сервисов, с помощью которых можно осуществить определенные взаимодействия с государством при помощи электронных средств связи - начиная с банального свидетельства о рождении и до регистрации автомобиля, получения справки, документа, подачи декларации и т.д.

Второй элемент электронного правительства – это инфраструктура государства, то есть то, как должны взаимодействовать госорганы между собой. Сегодня министерства для того, чтобы передать информацию из пункта А в пункт Б, делают это либо через mail.ru и gmail.com, либо с помощью флешки, либо файлобменника ex.ua. Это правда. Все смеются, но это реалии современного электронного взаимодействия между государственными органами. Чиновники должны иметь защищенную инфраструктуру, они должны авторизоваться определенным образом и не должны бегать с флешками.

Второе направление, по которому должна пойти новая власть, – это образование. В данном случае мы даже в большей степени говорим не о высшем образовании, а о средней школе. Сегодня нам нужно воспитать поколение, которое пользуется современными технологиями. Ученые и образовательные системы по всему миру отмечают, что в будущем дети должны получать в начальной школе 4 навыка: чтение, письмо, развитие речи и программирование, то есть умение писать код. Программирование – это базовый навык для существования в 21-м веке.

Третий направление – это всё, что касается развития предпринимательства, IT-стартапов и т.п. В Украине должны зарождаться новые стартапы и бизнес-инкубаторы. Необходимо создать государственный инвестиционный фонд, как это есть в большинстве европейских стран – в Польше, Дании, Норвегии, Швеции, Германии и т.д. То есть в Европе есть понимание, что стартапы создают экономику.

Четвертое направление – это защита интеллектуальной собственности. Эта тема важна, потому что она определяет не только решение вопроса компании Microsoft, но и защиты интересов писателей, журналистов, художников, музыкантов, кинематографистов. Украина сегодня не зарабатывает от творческой деятельности. Посмотрите на штат Калифорнию, который состоит из трех ключевых индустрий: технологии, кинематографии и музыки и инженерии. При этом если сравнить Калифорнию с Украиной по ВВП с учетом того, что там проживает 35 млн человек, то мы будем очень далеко позади.

Последнее направление – это кибербезопасность. При этом, учитывая опыт наших разработчиков и интеллектуальный потенциал, мы можем не только заниматься защитой государства, но и быть интересным игроком на мировом рынке разработки киберзащиты.

Это такие пять наших ожиданий от государства.

Windows XP просто устарела - Шимкив

- Последние несколько лет у «Майкрософт Украина» сложились непростые отношения с госорганами из-за использования в ведомствах нелегального ПО. Как на сегодняшний день обстоят дела с лицензированием программ в госорганах и продолжает ли государство быть самым большим пиратом в Украине?

Ситуация никак не изменилась, и пока мы не видим, чтоб она как-то менялась. Мы надеемся, что произойдут изменения в госструктурах и появятся люди, которые будут за это отвечать. Потому что на сегодняшний момент – это позор. Решения судов об использовании нелегального софта печатаются на этом же нелегальном софте. Сейчас крупнейшие министерства, которые воруют, – это МВД, налоговая и таможня. И ещё Министерство обороны. Это главные «лидеры».

В текущей ситуации США являются той страной, которая помогает Украине в решении этого вопроса, но при этом украинское государство даже не садится за стол переговоров. Мы, правообладатели, бегаем вокруг, а государство этого не замечает. Понятно, что когда происходят громкие заявления в Вашингтоне об экономических санкциях, все одновременно просыпаются, но ровно на столько, сколько нужно, чтобы показать видимость деятельности.

- По Вашим словам, в прошлом году из-за того, что госорганы передумали лицензировать используемые ими программы, они нанесли ущерб компании на сумму более 200 млн долл. Откуда взялась эта цифра?

В общем-то, все очень просто. У нас есть официальные письма от государства о количестве нелегального софта. Мы умножаем количество нелегального Windows и Office на коммерческую цену для госорганов без скидки (потому что скидки даются во время переговоров) и плюсуем плату за лицензию доступа к серверам. Вот мы всё это умножили и сложили.

Если же считать ущерб, который был нанесен компании «Майкрософт Украина» за 10 лет, то это будет больше 2 млрд долл. Много ли компаний, которые продолжают вести разговор в таких ситуациях? Не смотря на это, мы все равно будем инвестировать в страну, потому что Украина – это сильная и интересная страна.

Нам обещали легализироваться Ющенко, Тимошенко, Янукович, премьеры, вице-премьеры. Внутри компании уже шутка ходит «А кто ещё должен пообещать?».

Мы очень надеемся, что процесс сдвинется, но пока что движения нет. Позиция нашей компании заключается в том, что в текущей ситуации мы готовы дать государству ещё один шанс для того, чтобы начался какой-то диалог.

- В конце прошлого года вы завершили процесс сертификации операционной системы Windows 8 и пакета офисных программ Office 2013, что позволило использовать их в украинских государственных органах. Много ли ведомств уже перешло на новые ОС и офис?

Мы вообще компания параноидальная, мы сертифицируем все. У нас воруют уже сертифицированное.

Сейчас есть ряд организаций, у которых подписано корпоративное соглашение, например Национальный банк. Они бесплатно переходят на новую версию ОС и офиса. Есть ряд министерств, которые начали переходить на Windows 8, поскольку у них это прописано в программе и заключено определенное соглашение.

Больше того, на данный момент в госорганах уже есть и пиратство Windows 8. В прошлом году к нам пришли и говорят: «У нас уже есть Windows 8». Я отвечаю: «Мы же только сертифицировали его», а они пожимают плечами.

- На сегодняшний день Microsoft прекратила техническую поддержку и выпуск автоматических обновлений для Windows XP. Почему было принято такое решение?

Windows XP просто устарела. Это все равно, что ЗАЗ продолжит выпускать детали к «Запорожцу».

Такая же позиция и у нашей компании. Microsoft 13 лет поддерживал Windows XP, но мы решили, что уже достаточно. Как говорится «rest in peace».

Сейчас мы продвигаем Windows 8, в котором есть много защищенных параметров и дополнительной защиты, чего нет в XP. Windows 8 отображает реальные тенденции индустрии.

- «Майкрософт Украина» является стратегическим партнером нацпроекта «Открытый мир», предусматривающий внедрение в украинскую систему образования современных технологий. Что уже удалось сделать компании в рамках этого проекта?

Сейчас из-за экономической ситуации в стране проект временно приостановили, но я надеюсь, что в ближайшем будущем он возобновит работу. В проекте мы сотрудничаем с Министерством образования, корпорацией Intel, а также рядом других компаний, вовлеченных в процесс создания инновационной образовательной системы.

В подобных проектах Microsoft участвует во всем мире и имеет очень большой опыт в этой сфере. Мы знаем, где какая модель заработала и принесла хороший результат.

В будущем благодаря проекту дети начнут больше использовать планшеты в обучении. «Открытый мир» также даст возможность подключения лабораторных классов. То есть перспектива того, как проект может развиваться сегодня, очень большая. Очень важно, что удалось добиться определенного понимания в обществе.

Жаль, что проект «тормознулся», но в текущей экономической ситуации это абсолютно логичное действие. Сейчас проект необходимо перевести в коммерческую плоскость, чтобы в него были вовлечены частные инвесторы или ввести коммерческие структуры, которые могли бы создавать бизнес-модель, помогающую финансированию проекта.

- Как отобразились на компании события последних нескольких месяцев, потрясших Украину?

Есть показатели, которые ухудшились, но ещё до февраля бизнес двигался. Он не двигался супер-хорошо, но он был в движении. Сейчас ситуация, связанная с аннексией Крыма и конфликтом с Россией, неблагоприятна для рынка. Наличие угрозы войны – это первый факт, который влияет на доверие всех ко всем. Если мы имеем экономическую нестабильность, то все понимают, что она пройдет, поэтому люди ищут связи, которые могут фиксировать доверие. Если мы говорим о возможной войне, то никто вообще не понимает, что будет дальше. В результате, люди не верят рознице, розница не верит банкам, банки – поставщикам, поставщики – партнерам, партнеры – клиентам. То есть идет разрыв связи доверия, что приводит к падению экономики. При этом рынок приблизительно просаживается до 45%. Это мы видим по всей Украине, в разных сферах.

Нужно понимать, что мы имеем внешний фактор, который влияет на экономику страны, но это не означает, что мы сложили руки. Мы боремся. Наша компания продолжает заключать сделки, проводить проекты, выпускать новые продукты.

- Какие планы развития компании в будущем, и какие задачи вы перед собой ставите?

Планов очень много. Если смотреть глобально, то приоритеты компании - это устройства и облачные сервисы. У нас также есть видение развития электронного правительства в Украине. Большие возможности возникают со школами и интерактивными учебниками.

Если говорить о глобальных трендах, то в ближайшие годы мы будем видеть очень активное развитие технологий искусственного интеллекта и робототехники. Мы также увидим формирование краудсорсинга и краудфандинга, которые уже очень динамично сегодня развиваются. Всё это будет происходить и в нашей стране, поскольку Украина является частью глобального мира.

Вообще, философия компании Microsoft заключается в том, что мы не заинтересованы в доле ни в одной компании, то есть мы либо покупаем компанию целиком, либо покупаем только технологию. Всё остальное – мы помогаем развиваться другим компаниям, потому что мы верим в то, что если экосистема развивается, то и мы будем развиваться. Если экосистема растет, то все живые микроорганизмы в этой системе тоже процветают. Если же кто-то начинает гнуть всю систему под себя, то она начинает «загнивать».

Лично я хочу видеть украинские компании класса Microsoft, Google, Facebook. Можем ли мы такое создать? Однозначно можем. Я видел украинские стартапы – они могут такое создавать.

Если мы начнем развивать свою экономику, используя опыт, например, Польши вместе с тем интеллектуальным потенциалом, который есть у украинцев, то мы получим все шансы вывести Украину совсем на другую орбиту среди развитых стран мира. У нас есть всё для этого. Главное, чтобы нам не мешали, а только помогали, тогда всё будет хорошо.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter