Елена Васильева / amurburg.ru

Елена Васильева: Украинцы стараются каждого погибшего идентифицировать. А другая сторона складывает людей в одну яму

Российская правозащитница, создатель группы «Груз 200», рассказала УНИАН, как Кремлю удается скрывать огромное количество погибших в Украине солдат, кто помогает их идентифицировать и зачем с тел погибших россиян снимают часы.

Елена Васильева / amurburg.ru

7 октября, в свой день рождения, президент РФ Владимир Путин лишний раз потешит свое самолюбие, планируя утвердить эту дату в качестве дня памяти «зеленых человечков». Тех самых, которых «не было» в Крыму, тех самых, которых сейчас нет на Востоке Украины. Тех самых, безымянные могилы которых не появляются, время от времени, на территории Российской Федерации.

Накануне этой по-новому памятной даты в истории России, УНИАН пообщался с российской правозащитницей, создательницей группы «Груз 200: из Украины в Россию», которая практически в одиночку занимается поиском погибших в Украине российских солдат, Еленой Васильевой.

«Призывников начнут активно искать через месяц»

Количество погибших россиян в зоне конфликта на востоке Украины, даже по неофициальным данным, очень разное. Недавно вы заявляли о 4 тысячах человек. Удалось ли вам подтвердить эти цифры с приездом в Украину?

Да, эта цифра подтвердилась здесь, в Днепропетровске. Подтвердили информацию волонтеры, которые вывозят с боев своих раненых. Эти люди свидетельствуют, что с российской стороны погибло даже больше 4 тысяч.

Продолжают ли погибать российские солдаты сейчас, во время перемирия?

Какое перемирие? В настоящий момент аэропорт в Донецке горит (УНИАН беседовал с Еленой в субботу, 4 октября), идет жестокий бой. Вчера российские войска бомбили здание, под обломками находится определенное количество и российских, и украинских военнослужащих… Там сейчас идет страшная война.

В СМИ передаются только те материалы, которые позволительны с точки зрения военной диктатуры РФ

Тем не менее, российские власти продолжают утверждать, что военнослужащих РФ на территории Украины нет. Как, в этом случае, удается скрывать смерти тысяч людей? Почему эту тему не поднимают родственники, близкие погибших, российские правозащитники?

Неужели вы не понимаете, что в России тотальная цензура? Это первое. В СМИ передаются только те материалы, которые позволительны с точки зрения военной диктатуры, которая в России уже давно.

Второе – Россия все-таки очень большая по территории страна. Срочники и контрактники в армию набираются из регионов, где, по сути, нет зарплат, солдат набирают из отдаленных поселков. Поэтому, если они пропадают, этого сразу не увидеть.

Но неужели те, у кого сын, муж, брат, «неожиданно» умерли «на учениях» в Ростовской области от инфаркта или инсульта, соглашаются с официальной версией?

Уже достаточно большое количество родителей, которые хотят понять настоящую причину смерти своего ребенка, пытаются звонить в воинские части, добиваются встречи с командирами. Но командиры ничего не говорят. Поэтому родственники начинают искать альтернативную информацию. И им уже народная молва подсказывает, куда обратиться.  Вот, к примеру, в нашу группу «Груз-200». Они начинают если не публично писать, то, по крайней мере, пишут лично мне и задают конкретные вопросы…

Мамы погибших костромских десантников вышли на меня и пишут очень подробно, их очень волнует причины гибели их сыновей. Еще сорока дней там не прошло, но они продолжают писать, продолжают искать, потому что большинству из них сообщили, что их дети погибли на учениях, у кого-то случился инсульт, кто-то вообще суицидник. Понятное дело, что родители в это не верят.  Тем более что у них даже в документах написано – погиб в 70 км от Ростова…

Насколько велик разрыв между количеством погибших, цифрами, которыми вы располагаете, и количеством заявок на поиск от родных?

Сейчас трудно ответить. Надо еще подождать конца октября - начала ноября. Потому что все российские призывники осенью приходят из армии и, собственно говоря, пока еще родные думают, что солдаты где-то на учениях. А вот через месяц их начнут активно искать, если они не появятся дома. Именно потому, когда я создала свою группу, я думала, что она пригодится в перспективе, но, оказалось, что она нужна и востребована уже сейчас.

Сколько волонтеров сотрудничают с вами на постоянной основе в проекте «Груз-200»?

Я не могу назвать точную цифру. Как минимум, это четверть группы, а там 25 тысяч человек из России, из Украины… Я сейчас и езжу по регионам Украины, чтобы встретиться с некоторыми членами нашей группы.

Существует еще один сайт поиска российских солдат - mamasoldata.org. Он как-то координируется с группой «Груз-200»?

Этот сайт появился уже после того, как была создана наша группа. Это дружественный нам портал, мы периодически обмениваемся информацией. Точно так же используют нашу информацию и на Inform Napalm (проект «Василек»). Сейчас много различной информации, но, сами понимаете, как все сложно. Если сказать, что волонтеров, разыскивающих русских солдат 10 тысяч – попаду в точку, скажу «три тысячи» - и тоже попаду в точку. По крайней мере, по количеству почты, которая ко мне приходит, неравнодушных людей очень много. Правда, и много негативных откликов получаю.

Недавно, например, меня обвинили в том, что я «похоронила» целую футбольную команду (Оренбургский ФК «Газовик», - УНИАН). А на самом деле это погибшие люди, из которых сфабриковали футбольную команду, которая якобы до 2012-го года там была.

REUTERS

То есть, российские власти назвали тот список людей, который вы опубликовали, «футбольным клубом» и массово растиражировали эту новость в СМИ?

Да-да, именно так. И когда мне предлагали: «Вы не хотите извиниться, это вот мой друг такой-то, которого вы похоронили», я говорила, чтобы дали этому другу мой телефон и пусть он свяжется со мной по скайпу, подтвердит, что это он. Так вот, никто, ни один человек, из названных мною в этом списке, мне не написал. Зато не меньше 200 человек активничали и представлялись друзьями этой «футбольной команды».  

Возможно, об этом стоит рассказывать не только в Украине и России? Связывались ли с вами международные правозащитники, предлагали свою помощь?

Честно вам скажу, из правозащитников со мной не связывался никто, кроме украинских материнских организаций. Международные организации держат какой-то странный нейтралитет. Меня это, на самом деле, удивляет.

«Украинцы очень скрупулезно относятся ко всем погибшим»

Каким образом происходит поиск солдат на территории Украины?

Российские власти на территории Украины российских солдат не ищут. А у волонтеров другая проблема: с тех самых пор, как в Крыму появились так называемые «зеленые человечки», по сути, ничейные военные, появилось и очень много неопознанных трупов… Сейчас же очень многие российские солдаты и ДНРовцы стали переодеваться в украинскую форму. В результате, в украинской форме они попадают под раздачу от своих же. Поэтому определять очень сложно.

Проблема еще и в том, что вот эти «господа» из ДНР дают украинцам, максимум, полтора-два часа, чтобы они вывезли своих раненых. Потом закрывают «двери» и вывозят своих, в том числе, российских. К слову, интересный факт: со всех российских военнослужащих сняты часы. Знаете, зачем? А тут все просто – разница во времени между РФ и Украиной. То есть, по часам, по разнице во времени можно узнать, русский это или не русский.

Но есть и вовсе страшные вещи. Мне продемонстрировали большое количество мешков, в которых просто месиво. В этом месиве встречаются ДНК самых разных людей. Их, по сути, отделить  друг от друга невозможно.

Отрадно, что украинцы очень скрупулезно относятся ко всем погибшим. Собирают всех подряд, в лабораториях судмедэксперты работают круглосуточно, отбирают ДНК каждого погибшего, присваивают ему номер и уже под этим номером хоронят. Поэтому, те российские военнослужащие, которые, после смерти, случайным образом, попали к украинцам, не потеряются.

То есть, вся эта информация с ДНК собирается в единую базу, по которой российские волонтеры занимаются поиском?

Нет, всем этим занимаются исключительно украинские волонтеры, вот в чем дело. С российской стороны такого нет, потому что говорят, что нет никакой войны.

Каким образом тогда появляются имена конкретных погибших людей и захоронений на территории Российской Федерации?

Имена конкретных людей появляются от участников группы «Груз-200» как с украинской, так и с российской стороны. Только от неравнодушных людей.

REUTERS

Вопрос о неопознанных могилах среди волонтеров как-то поднимается?

Да, и  это самый сложный вопрос. Как я уже говорила, украинцы стараются каждого погибшего идентифицировать. А другая сторона складывает людей в одну яму. Мы сегодня просто фиксируем такие захоронения, что они есть. И уже после того, как закончатся военные действия, нам придется проводить эксгумацию.

К слову, когда наши российские СМИ начинают говорить, что украинцы сбрасывают людей в братские могилы, я утверждаю – это неправда! Хочу еще отдельно поехать в зону АТО и посмотреть эти кладбища. Как погибшие были похоронены украинцами и как этими, так сказать, «ополченцами».

Мы говорим о тысячах погибших российских солдатах в Украине. Но любая война – это еще и десятки тысяч раненых. Есть ли у вас информация о российском грузе-300?

По грузу-300, по раненым, с российской стороны нет вообще никакой информации. Это значит, что она строго засекречена. Я знаю лишь то, что раненых на территории Украины принимают определенные госпитали –ростовские, санкт-петербургские и волгоградские.

Но здесь хочу отметить такой момент. Количество раненых огромно. А госпиталь, к примеру, рассчитан на 200-300 человек. Поэтому, учитывая, что раненых тысячи, а не сотни, их, скорее всего, как мне сообщают, увозят в закрытые военные городки. И местные лекари их там пытаются вылечить. Естественно, в результате, - новые смерти. К примеру, я посетила больницу им. Мечникова в Днепропетровске. И там из 500 раненых человек не выжили только пять (из-за ранений, не совместимых с жизнью). В России же раненых лечат не военные врачи-специалисты, а гражданские. Не в специальных госпиталях, а в каких-то небольших больницах. Поэтому, из-за различной специфики, даже те, кто выжил, будут тяжело выздоравливать. А об их состоянии никто не узнает, так как это тайна за семью печатями.

«Россиян искусственно «подогревают» через СМИ»

Почему, по вашему мнению, ваши соотечественники вам не верят?

Вы же не в России находитесь, так? Значит, вы не смотрите российские каналы. А у нас все новости связаны, в основном, с Украиной. И во всех новостях россиянам рассказывают о том, что, с одной стороны, нет такого государства «Украина», а есть окраина территории России, и что сейчас на этой окраине всем управляет НАТО и притесняет русскоязычное местное население, и что «укры» очень злобные… Вот так россиян, через СМИ, искусственно «подогревают» постоянно, играют на их чувствах, заставляя поверить, что они идут на войну защищать русскоязычных украинцев. Это очень подло, это самая великая подлость, созданная путиноидами.

На журналистов, заинтересовавшихся историей с псковскими десантниками, уже были совершены покушения. А вам угрожали?

Мне угрожают постоянно. Поэтому все мои друзья меня пытаются максимально защитить…

Мои друзья и близкие приветствуют мою поездку в Украину. А украинцы и вовсе считают, что я – «посланник мира». В Украине меня встречают как героя. Это очень трогает, за душу берет. И я вижу, что украинцы всеми путями стремятся к миру, что они очень надеются, что и я своими действиями как-то смогу пробудить российских матерей.

Елена Васильева / uacrisis.org

Как скоро вы планируете вернуться в Россию?

Я не знаю. Может, пару недель еще буду в Украине.

Не боитесь, что, пока вас нет в РФ, против вас появятся уголовные дела? Их ведь уже и заочно возбуждают…

Знаете, я думаю, что это наверняка уже предприняли. Просто сейчас хотят сделать мне «сюрприз».

Уверены ли вы, что вам удастся довести начатое дело до конца?

Не знаю. Могут помешать. А может, все и получится, что-то свыше поможет. Есть поговорка: «Вода камень точит», вот и я не стою на месте. Что смогу сделать – сделаю.

Александра Жаркова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter