Александр Зинченко: Мороз как зеркало украинской революции

Александр Зинченко: Мороз как зеркало украинской революции

Бывший и единственный государственный секретарь Украины Александр Зинченко предвидит угрозу скатиться в режим, которому чужды демократические институты, отстаиваемые революцией...

Бывший и единственный государственный секретарь Украины Александр Зинченко недавно попал в центр конфликта. Съезд партии Патриотических сил, о которой никто ничего не знает, кроме того что он ее возглавляет, якобы отстранил его от руководства партии...

Александр Алексеевич, так что там произошло у Ваших патриотов?

Сложная ситуация в стране отражается на всех политических игроках. На сегодня осуществлен мятеж в рамках аппаратной игры. Был проведен так называемый съезд. Напомню, для того, чтобы провести съезд, нужно было провести районные и областные конференции. Ничего такового не состоялось. На этом мероприятии не были представлены двенадцать партийных организаций, а это 70 процентов членов партий. Я объясняю это тем, что с фамилией Зинченко связаны острые события и кто-то не хотел бы, чтобы за моим именем стоял такой эффективный рычаг, как партия.

Как Вы оцениваете историю с избранием Мороза спикером?

Вызывает удивление, что участники коалиции “шокированы” вчерашними событиями. Ведь с самого начала отношения между субъектами переговорного процесса основывались на недоверии, неприятии правил игры, на введении в заблуждение общества относительно якобы достигнутых договоренностей. Участники коалиции якобы настолько верили в стойкость модели Тимошенко–Порошенко, что вчера получили непредсказуемый результат. А результат в действительности был предполагаемый, все знали о возможных рисках. Риски тотальной потери того, что собиралось годами, а порой поколениями. Вчерашние события, это – результат ставки на Порошенко, на неуступчивость этого политика и непомерность его амбиций. Человек с таким антирейтингом не имел права выдвигаться на ключевую должность в стране. Я не хочу сейчас обсуждать вопрос, мог бы ли Порошенко дальше работать на ключевых должностях... Мог - вторым, третьим, пятым, десятым - это уже результат обсуждения. Но такой политической силе, как “Наша Украина”, поставить на Порошенко - да еще и выиграть - означало бы завести процесс в тупик. Я в этом абсолютно убежден. Неистовое стремление добиться власти любыми средствами, невзирая на реакцию общества, привело к краху...

Но Вы ничего не сказали о Морозе...

Да, и вполне сознательно...

Кое-кто в таких случаях говорит, что политика - дело грязное. Я же скажу так: оказывается, в этой стране побеждать можно, лишь используя комбинации, интриги, сложные и непредсказуемые оппонентами операции. Мне мало нравится то, что состоялось. Но для того, чтобы что-то состоялось, нужна среда. Мы оцениваем последствия события, не задумываясь над причинами, а причина заключается в непонятной ставке определенной политической силы на непонятные цели, непонятную цель, непонятную командную игру и непонятных личностей, которые неспособны дать результат... Игра в таком кругу не дает результата. 

Способны ли депутаты  Партии регионов думать об общественном благе?

Я не считаю, что Партия регионов все время смотрит на все события одинаково...

Ситуации изменяются радикально через каждые полгода. И “Регионы” используют социальную привлекательную риторику и игру. Хотя в самостоятельную игру в формате Партия регионов – СПУ – КПУ я, честно говоря, не верю. Пока еще я не знаю, есть ли в них общее представление о таких процессах, как разгосударствление, рента, продажа земли, уже не говорю о ВТО или НАТО.

В целом как Вы оцениваете нынешний парламент?

Он чрезвычайно сложен. Я не возводил бы характеристику парламента к анализу уровня образования, количества докторов и кандидатов наук... Этот парламент пришел после чрезвычайно бурных событий. Он как экскаватор ковшом зачерпнул эти события и, безусловно, это обозначилось на его деятельности. Это - Верховная Рада острых конфликтов, полярных взглядов, в ней не хватает полутонов, есть только черное и белое. Позиции нынешних игроков такие: прав либо я, либо никто. Это касается и власти, и оппозиции.

Власть грубо нарушила Конституцию, 15 мая не приняв бюджетную резолюцию. С этим правительством или без этого правительства, с этим парламентом или с каким-то другим, но это – закон. Это не постановление поселкового Совета, это – Закон Украины. Что является следствием непринятия бюджетной резолюции? На сегодня неизвестна стратегия бюджетного финансирования. Отсутствие стратегии порождает отсутствие уверенности... Сегодня местные власти не имеют сигнала, как будет строиться бюджет региона.

Появился ли шанс на улучшение украинско-российских отношений?

Наши двусторонние отношения – дело чрезвычайно сложное. Многие ошибки в диалоге с Россией сделаны через наше неумение выстраивать этот диалог.

Я с болью наблюдаю, что мы потеряли наиболее результативный период для наращивания эффективности украинской энергетики, этот период – до 15 июля, к саммиту G8.

Очевидно, что россияне не поднимали цены на газ с 1 июля, потому что ожидают этого события. Но потом они точно повысят цены.

И что мы могли сделать до 15 июля?

Это легко сказать - по Балтийскому морю трубу забросить, обходной газопровод пустить. Это так просто не делается. Какого объема будет балтийская труба? 30 миллиардов кубов на год. Решает ли она проблему России? Нет.

Украина по меньшей мере еще лет десять будет оставаться важным стратегическим игроком в транспортировке газа. И здесь нужно было умело играть на интересах россиян и европейцев и активно принимать участие во всех переговорах - пусть и в качестве наблюдателя. Энергетика в Европе тотально зависит от наших транзитов.

Вы думаете, решение относительно нашего участия в саммите можно было “продавить”?

Безусловно, нужно было настаивать. И у нас были сторонники. Нужно было сказать, что мы не приехали диктовать, вы можете заключать любые контракты, но есть Украина и пока еще она обеспечивает их выполнение.

Как будет решен “украинский” вопрос на саммите восьмерки?

Чтобы прогнозировать, нужно там быть.

Кстати,  правда ли , что в свое время вы “протоптали” Юлии Тимошенко тропинку в Москву?

Я принимал участие в подготовке визита. Но говорить, что “возил” ее, не могу – она очень самостоятельный политик.

Чем Вы сейчас занимаетесь?

У меня чрезвычайно интересные проекты. Я не имею желания рассказывать о них заранее. Но это достаточно большие проекты, через некоторое время вы увидите контуры.

Намекну, что мой интерес лежит в плоскости высоких технологий. Скажем, я с уважением отношусь к попыткам создать в Киеве силиконовую долину. Я за то, чтобы несколько наших вузов в Киеве стали локомотивами высоких технологий. Параллельно замечу: я не занимаюсь созданием телевизионного канала. Но в целом электронными медиа интересуюсь.

Какие сценарии относительно политического развития страны?

Пока еще мы видим хаос предложений и хаос ответов. Сценарий - это когда есть линия поведения. Когда есть линия, тогда можно спрогнозировать - какой будет ситуация через месяц и через шесть месяцев. Нас ожидают чрезвычайно сложные три года, они будут одинаково сложными для кого-либо, хоть бы кто пришел к власти.

Недавно вышла интересная работа главного редактора “Ньюсвик-Интернешенл” Фарида Захария. Он связывает экономическое положение населения с политическим режимом. Страны, в которых ВВП достигал свыше 9 тысяч долларов на душу населения, построили демократию. Те, кто имел от 3 до 9, - там все более легкое происходило... Государства, где ВВП меньше 3 тысяч долларов, с вероятностью 500 к одному скатывались в диктатуру. А у нас нет 3 тысяч долларов на душу населения...

То есть существует угроза скатиться в режим, которому чужды демократические институты, защищенные революцией. Что дальше будет? Мороз - как зеркало украинской революции... Он отразил самые сложные процессы украинской революции.

Разговаривала Лана Самохвалова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter