Шредер высказался так, как ему поручили в Газпроме

Шредер высказался так, как ему поручили в Газпроме

19 июня бывший канцлер Германии позволил себе антиукраинские выпады, которые, по мнению экспертов, продиктованы проблемой его трудоустройства…

19 июня Герхард Шредер, председатель комитета акционеров компании по строительству Североевропейского газопровода, выступая на 10-й ежегодной конференции в Москве, решил повысказываться на тему российско-украинских газовых отношений. Суверенное государство должно платить за газ рыночную цену - объявил Шредер. Объемы экспортируемого через Украину газа надо уменьшать и в связи с этим - необходимо строительство Североевропейского газопровода. Напомним, что до того как Шредер устроился работать в Газпром, он работал канцлером Германии и почему-то еще тогда активно поддерживал этот проект (о сомнительном участии в нем канцлера активно писала немецкая пресса).

Мы обратились к украинским экспертам с просьбой прокомментировать высказывания Шредера.   

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

Транзит энергоресурсов - это одна из составляющих геополитики 21 века. Сейчас идет борьба за новую энергетическую архитектуру Европы, а возможно, не только Европы, но и Азии.

Что касается московского заявления Шредера, то оно неудивительно, поскольку Шредер давно уже является лоббистом России, я бы при этом уточнил - путинской России. В последнее время он перепрофилировался в лоббиста Газпрома, в частности - Североевропейского (обходного) газопровода.

Такие заявления свидетельствуют и о том, что у некоторой части европейского истеблишмента присутствует скептичное отношение к Украине и к нынешним украинским элитам. Заявление Шредера – коктейль различных резонов и расчетов, фобий, скепсиса и других эмоциональных состояний, которые вызывает сегодня как Украина, так и украинско-российский газовый диалог, который на самом деле является диалогом глухого со слепым.

Алексей Мушак, эксперт Института национальных стратегий Украины:

Мы должны рассматривать Шредера не как бывшего канцлера Германии, а как главу компании, которая занимается строительством Североевропейского газопровода. Он изначально приглашен в эту структуру для лоббирования и финансирования этого газопровода в Европе. Он выполняет то, что ему поручено: создает альтернативный путь поставок российского топлива на европейский рынок. Поэтому и предлагает постепенно отказываться от транзитных услуг Украины.

Шредер работает на бизнес-проект, который, по замыслу руководства Газпрома, перетянет на себя часть потоков, некоторые из которых идут через Украину, и для того, чтобы убедить западных партнеров в его необходимости, Шредер подчеркивает «надежность России». Перспектива этого проекта напрямую зависит от того, сумеет ли Шредер убедить своих европейских коллег в его развитии.

Думая о развитии проекта, Шредер уже на этом этапе пытается как бы дискредитировать Украину как транзитного конкурента.

Ближайшие пять лет Украине ничего не грозит, поскольку лишь в 2010 году будет построена первая ветвь. Но дальше нам могут угрожать проблемы, если мы потеряем транзитный «имидж».

Как мы можем противостоять этому? Максимально наращивать объемы экспорта, и словом и делом выбивать экспортные потоки российского газа, параллельно разыгрывая карту поставок среднеазиатского газа в обход России.

В Европе есть несколько групп газовых лоббистов: одни - за то, чтобы увеличивать поставки из России, другие считают, что нужно брать в Казахстане и Туркменистане. Есть несколько проектов поставок среднеазиатского газа в обход России. Построение такого обходного газопровода оценивается от 4 млрд. долларов.  В случае его реализации мы могли бы сами продавать среднеазиатский газ в Европу, минуя Россию. Действия нашего руководства должны, с одной стороны, засвидетельствовать, что мы надежные партнеры, мы наращиваем экспорт и не отбираем газ, с другой - поддерживать интерес к обходному газопроводу и у Европы, и у Средней Азии, чтобы они сами увидели целесообразность газовых поставок в обход России.

Иван Полтавец, эксперт Института политических исследований и политических консультаций:

С одной стороны, такие заявления резонны, потому что никто не возражает, что суверенное государство должно платить рыночную цену за продукт, который ей поставляют. Однако нигде в мире не делается так, что цена возрастает сразу в четыре раза на такой критически значимый товар для экономики, как энергоносители. Известно, что такое повышение может сыграть злую шутку с экономикой и страны-поставщика.

Разумеется, Украина готова платить мировую цену, но речь должна была идти о поэтапном повышении цены.

 

Господину Шредеру стоило понимать, что основной вопрос заключался не в цене на газ, а шоковости повышения.

В любом случае мощности Североевропейского газопровода будут недостаточны, чтобы разгрузить европейский экспорт. Можно утверждать, что в ближайшем будущем оба газопровода – и украинский, и северный - будут загружены. Ведь потребление газа в Европе растет, и если Украина докажет, что она стабильный транзитер газа, то вполне может рассчитывать на сохранение сегодняшних объемов транспортировки.

Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter