Москва сама хочет судить, кто виноват в газовых спорах с нею

Москва сама хочет судить, кто виноват в газовых спорах с нею

РФ хочет гарантий для собственности в Украине и верховенства арбитражного суда в Москве… Газовые соглашения Тимошенко–Путина покажутся манной небесной…

РФ предлагает усилить гарантии неприкосновенности российской собственности в Украине, а также и выполнения Киевом решений арбитражного суда в Москве… Газовые соглашения Тимошенко–Путина могут показаться манной небесной…

Юлия Тимошенко и Владимир Путин во время встречи в Астане. 22 мая
В украинскую прессу попали предложения Россииотносительно перезаключения «победных» газовых соглашений Тимошенко – Путина. Похоже, Москва решила сыграть по принципу «хотели – получите». В случае подписания этого «проекта Соглашения о сотрудничестве между Правительством Российской Федерации и Кабинетом министров Украины о сотрудничестве в газовой сфере» мы будем вспоминать многажды раскритикованные Секретариатом Ющенко нынешние газовые контракты как манну небесную. Именно так, со всеми их фиксированными объемами отбора газа, вне зависимости от потребности в нем Украины, штрафными санкциями за недобор, принудительным переводом на 100-процентную предоплату в случае просрочки очередного платежа, тарифом на транзит, который иначе как милостыней и назвать-то неудобно…

Просто северный сосед решил, что в увлекательную забаву «перепишем-ка газовые контракты» можно сыграть и типа вдвоем. А заодно, раз уж так вышло, сменить висящий над Украиной дамоклов меч газовых штрафов (на которые на бумаге-то никто не обещал наплевать) на… топор.

Кстати, самое время вспомнить презентованную в феврале новую стратегию Газпрома, ориентированную на то, чтобы «с выгодой для себя использовать новые возможности, которые открываются вследствие либерализации энергетического рынка». И честно признать: глава российского монополиста Алексей Миллер предупреждал открытым текстом, что Газпром поставил целью создать «законченные цепочки от добычи, производства до транспортировки и сбыта, при этом базируется не только на российскую ресурсную базу, но и на ресурсную базу за рубежом».

Итак, пройдемся по пунктам “замечательного” газового переложения, которое получила Тимошенко.

“Статья 2. Пункт 1. Украинская Сторона гарантирует неприкосновенность собственности Российской Стороны и хозяйствующих субъектов Российской Федерации, в том числе принадлежащих им природного газа и объектов газотранспортной системы, находящихся на территории Украины. Украинская Сторона также гарантирует, что эта собственность пользуется полной и безусловной правовой защитой и не может быть подвергнута принудительному изъятию.

Пункт 2. Обязательства Украинской Стороны по настоящему Соглашению остаются в силе независимо от последующей передачи права собственности на природный газ и/или объекты газотранспортной системы, находящиеся на территории Украины”.

На данный момент в Украине действует закон «Про трубопроводный транспорт», согласно которому отечественная ГТС не может быть приватизирована или отчуждена каким-либо другим образом. Как целиком, так и «кусками». Однако международные соглашения пользуются более высоким приоритетом, чем национальные своды законов. Думается, ответ на вопрос, зачем Москве понадобились гарантии от принудительного изъятия «ее» объектов ГТС Украины, – очевиден.

Вспомним еще раз о штрафах за недобор газа. По подсчетам Секретариата Президента таких штрафных санкций Украина за 9 месяцев накопила на 5,9 миллиардов долларов. Тимошенко якобы договорилась с Путиным о неприменении этих санкций, но только устно… Интересно, во сколько суд оценит украинскую ГТС? И какой суд?

Статья 7. Пункт 2. Споры, возникающие между Сторонами или между одной из Сторон и хозяйствующими субъектами другой стороны в связи с выполнением обязательств, предусмотренных в пункте 1 статьи 2 (неприкосновенность российской собственности), и в пунктах 1,4,5,6,7,8 статьи 3 (гарантии транзита и отсутствия несанкционированного отбора газа) настоящего Соглашения, подлежат разрешению в арбитражном суде ad hoc в соответствии с арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ. Заседание арбитражного суда проводится в г. Москве на русском языке. Решение вышеназванного арбитражного суда по арбитражному спору является окончательным и обязательным для Сторон и их хозяйствующих субъектов.

Пункт3. В связи с деятельностью, осуществляемой в рамках реализации настоящего Соглашения, и спорами, связанными с его реализацией, Украина настоящим безусловно и безотзывно отказывается от любых иммунитетов, которыми она пользуется в соответствии с международным правом или законодательством любого государства в отношении себя и своей собственности (включая любые доходы, активы, имущество).

Указанный отказ от иммунитетов включает в себя, но не ограничивается отказом от иммунитета от юрисдикции национальных судов любого государства или международных судебных/арбитражных инстанций, иммунитета от принудительных мер до вынесения судебного/арбитражного решения (в том числе и таких, как обращение взыскания или арест в отношении собственности), иммунитета от принудительных мер после вынесения судебного/арбитражного решения (в том числе таких как обращение взыскания, арест и исполнение решения).

То есть, какой суд – понятно. Арбитражный в Москве. Но не только. Фактически предложенное Россией соглашение, в случае его подписания, обяжет Украину молча выполнять решение любого суда любой страны, который возьмется рассматривать иск относительно финансовых или имущественных претензий любой российской компании. Кстати, нигде в этих замечательных пунктах не указано, что речь идет исключительно о газовых претензиях.

Кроме того, Украина согласно пункту 1 статьи 2 должна будет гарантировать России безусловную неприкосновенность собственности РФ и российских компаний на своей территории. И в то же время согласно пункту 3 статьи 7 лишается возможности гарантировать все то же самое в отношении своей собственности и собственности своих компаний.

А арбитражный суд в Москве становится фактически царем и богом в решении спорных вопросов – Украина отказывается от права оспаривать любые его решения в каких бы то ни было инстанциях. Пусть даже и международных.

Болезненный для Европы вопрос о транзите газа регулируется не менее “прекрасной” статьей 3 проекта соглашения о «сотрудничестве в газовой сфере».

Пункт1. Украинская Сторона принимает все необходимые меры для беспрепятственного транзита природного газа через территорию Украины в объеме и на условиях, установленных в контрактах хозяйствующих субъектов на транзит природного газа через территорию Украины.

Пункт2. Условия транзита природного газа через территорию Украины, в том числе тарифы на услуги по транзиту, определяются хозяйствующими субъектами самостоятельно в контрактах на транзит природного газа.

Пункт3. Украинская Сторона не предпринимает действия, препятствующие выполнению контрактов, указанных в пункте 2 настоящей статьи. В случае возникновения каких-либо препятствий для транзита природного газа через территорию Украины Украинская Сторона незамедлительно уведомляет об этом Российскую Сторону и принимает все меры для устранения такого препятствия.

Пункт 4. Украинская Сторона гарантирует, что ни сама Украинская Сторона, ни хозяйствующие субъекты Украины не будут осуществлять несанкционированный отбор природного газа из транзитных потоков, проходящих по территории Украины.

Пункт5. В случае нарушения обязательства, предусмотренного в пункте 4 настоящей статьи, и осуществления отбора природного газа Украинской Стороной или хозяйствующими субъектами, Украинская Сторона гарантирует Российской Стороне и хозяйствующим субъектам Российской Федерации незамедлительную оплату стоимости отобранного природного газа по среднеевропейским рыночным ценам если иное не предусмотрено в контрактах хозяйствующих субъектов, а также возмещение убытков, причиненных таким несанкционированным отбором.

Пункт8. В случае возникновения спора между Сторонами в отношении выполнения обязательств по настоящему Соглашению, или между их хозяйствующими субъектами по вопросам транзита природного газа через территорию Украины, Украинская сторона не прерывает и не сокращает транзит природного газа и обеспечивает, чтобы ее хозяйствующие субъекты не прерывали и не сокращали оказание услуг по его транзиту до разрешения спора .

ГазТо есть, фактически Украина, перепоручая согласование стоимости транзита своим и российским «хозяйствующим субъектам» как государство отказывается от любых попыток повлиять на вопросы стоимости такой услуги, регулярности ее оплаты и так далее. Но в то же время государство Украина оказывается ответственным за действия либо бездействие всех «субъектов» на своей территории (формы собственности, как видите, не указаны). И в результате сидит с кошельком наготове, чтобы:

– расплатиться за «несанкционированный отбор газа», включая и убытки (заметим, – «незамедлительно», то есть, надо понимать, по первому требованию, до решения суда, до подтверждения объемов якобы «украденного», размера нанесенных убытков и т.д. и т.п.);

– оплатить обеспечение транзита в случае, если «хозяйствующий субъект» из Украины имеет претензии, в том числе и финансовые, к своему российскому партнеру, оказался фиктивной фирмой, разорился или просто приказал долго жить;

– в случае необходимости выделить «вспомоществование» украинским фирмам, с которыми российские компании поназаключали контракты на транзит газа, но которые в силу разных причин просто не вытягивают свои договорные обязательства.

Кстати, от принципа «своя рубашка ближе к телу» Украине, если российские предложения будут приняты, тоже придется отказаться. А отечественным политикам, в свою очередь, – от излюбленного предвыборного пиара на ценах на газ. Радует одно: в Украине точно не останется ни одного газового посредника… между Россией и Европой. Плодить своих, внутренних, проект соглашения не запрещает.

Статья 4. Пункт1. Условия поставок природного газа с территории Российской Федерации на территорию Украины, в том числе его стоимость и порядок оплаты определяются в контрактах между хозяйствующими субъектами.

Пункт 2. Украинская сторона гарантирует, что поставляемый с территории Российской Федерации в Украину природный газ предназначен для потребления на внутреннем рынке Украины и не подлежит реэкспорту.

Ну и на закуску кое-что об особенностях введения в действие этого, так сказать, документа:

Статья 8. Настоящее Соглашение временно применяется с даты подписания и вступает в силу с даты получения последнего письменного уведомления по дипломатическим каналам о выполнении Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.

Настоящее Соглашение действует до 31 декабря 2030 года, после чего срок его действия автоматически продляется на последующие пятилетние периоды, если ни одна из Сторон письменно не уведомит другую Сторону не позднее двух лет до истечения соответствующего срока о своем намерении прекратить его действие.

Прекращение действия настоящего Соглашения не затрагивает выполнения обязательств, предусмотренных контрактами, заключенными хозяйствующими субъектами государств-Сторон в период его действия.

Забавно, но формулировка «временно применяется с даты подписания» нигде в документе не расшифровывается. Что такое временное применение? Идет ли речь об ограниченном «временном» действии, или документ сразу «типа» начинает работать в полном объеме? С момента подписания кем именно? (Заметьте, документ не обязывает «Стороны» объявлять о факте его подписания). И что прикажете делать Украине, если в один прекрасный момент выяснится, что она, скажем, вот уж месяц как живет по новому «временному» газовому соглашению, а сама об этом ни ухом, ни рылом? Наверное, на фоне этих вопросов идея жить дальше с петлей ныне действующих газовых контрактов на шее выглядит не такой уж и самоубийственной.

Такое вот «взаимовыгодное» предложение... Интересно, считает ли его таковым «Украинская Строна», в данном случае представленная правительством Тимошенко? И есть ли у этого документа шансы быть подписанным? Например, под честное слово Путина, что на украинскую ГТС Газпром посягать не собирается… Ведь, как выяснилось в эту субботу, украинский премьер верит слову своего российского коллеги больше, чем официальным документам: «Есть жесткая договоренность об этом (что Россия не будет выставлять в отношении Украины штрафные санкции за недобор газа. – Ред.) с премьер-министром России, и ни разу он еще меня не подвел, когда мы договаривались. И я также пытаюсь держать свое слово», – заявила Юлия Тимошенко. Или, скажем, в рамках борьбы с (оказывается!) до сих пор недобитой ею газовой мафией: «Я абсолютно отдаю себе отчет, что все эти коррупционные машины в системе обеспечения Украины газом сегодня просто беснуются и хотят скомпрометировать все, что мы делаем в Украине…»

И чем черт не шутит, возможно, в скором времени мы все станем свидетелями еще одной «газовой победы» отечественного правительства. В конце концов, когда проекты нынешних контрактов точно так же попали в украинскую прессу, тоже многие не верили, что такая кабала может стать реальностью.

Елена Перегуда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter