Смерть в роддоме. Криминал или паранойя?

Смерть в роддоме. Криминал или паранойя?

Врач сказал отцу, что малышу помогут выжить лекарства за 3 тысячи гривен. Тот, не колеблясь, заплатил. Ребенок умер. Отец считает, что его обманули – лекарство ребенку не вводили...

Больше недели назад в Черниговском роддоме родился крошечный ребенок, весом 900 граммов. Врач сказал отцу, что малышу помогут выжить лекарства за 3 тысячи гривен. Тот, не колеблясь, заплатил. Ребенок умер. Отец считает, что его обманули – лекарство ребенку не вводили.

Лекарства, которые спасают?

Жена Александра Жилинского родила преждевременно, в неполные 7 месяцев беременности. У женщины больные почки, ей пришлось делать кесарево сечение.

"Ребенок родился 6 ноября в 2.58 ночи весом 880 граммов. Врачи сразу сказали, что он не выживет", - рассказал Александр.

Однако, утром заведующий отделением реанимации новорожденных Александр Гошко сказал, что ребенок будет жить, если вколоть лекарства для развертывания легких. Для этого еще есть время, а пока малыш – в нормальном состоянии. Лекарства стоят 3 тысячи гривен. Одна порция есть прямо здесь, у врача.

"Он дал банковскую платежку, деньги нужно было бы перечислить "Киев-фармации". Врач особенно подчеркнул, что плательщиком является он, Гошко Александр Иванович. Там еще стоял номер какого-то договора", - сказал отец ребенка.

Он юрист, поэтому сделал копии всех документов, в том числе – и этой квитанции.

Врач также сказал, что одной ампулы может быть недостаточно, придется покупать еще.

Хотя другой специалист, киевского ОХМАТДЕТа, куда обратился отец за консультацией, был категоричен – вторая порция лекарств просто порвала бы легкие.

Смерть и погоня по коридорах

Ребенок умер 10-го ноября в 10.10 утра.

"Так сказано в свидетельстве о смерти. Но моя жена узнала об этом только через 3 часа! Понимаете?! Лежала через стенку от мертвого ребенка, и никто ей не говорил!" – волнуется отец.

После этого началась долгая гонка по больничным коридорам.

Прежде всего пошли к главному врачу. Она заверила, что господин Гошко – прекрасный специалист, и любые подозрения относительно него являются обидой для всех.

После этого отделение для отца и тещи оказалось закрытым, все разговоры пришлось буквально выбивать –  стуком в двери.

Попросили историю болезни ребенка – отказали.

"Сказали, что дадут только по запросу прокуратуры. Но я знаю свои права. Есть статья 285 Гражданского кодекса, как отец я имею право на все документы относительно моего ребенка", - доказывает Александр Жилинский.

Он попросил письменные свидетельства – когда и кто вводил ребенку лекарства.

"Это наиболее интересно. Сначала врач Єсина написала, что лекарства вводились лично Гошко в 10.30 десятого ноября! Но на то время ребенок уже был МЕРТВ. Потом нам сказали, якобы есть свидетели – лекарства вводил тот-таки Гошко, но в 3 часа ночи 6-го ноября. Как такое может быть, если ребенок родился за 2 минуты до того, и разговор о лекарствах велся только через несколько часов", - рассказывает Жилинский.

Мать выписали в тяжелом состоянии

Мать ребенка выписали из роддома на 6-й день после родов.

"После того, как мы начали выяснять правду, жену вообще не захотели лечить. Нас выбросили из больницы. Сняли швы настолько рано, что дома они разошлись", - продолжает Александр.

Женщина с больными почками очутилась дома практически с дырой в животе.

Родные начали звонить в роддом. Им ответили – привозите, будем лечить. Но родные побоялись транспортировать женщину в таком состоянии и привезли хирурга из другой больницы прямо домой.

"Она засвидетельствовала, что швы разошлись и начали гноиться. Сейчас нельзя ни сшивать, ни транспортировать больную", - добавил Александр.

Экспертизы

Жилинский уже подал заявление в прокуратуру и намеревается отстаивать свою позицию в суде. Начались экспертизы, есть предыдущие результаты.

В соответствии с ними, причин смерти может быть несколько – гипоксия (недостаток кислорода), отслоение плаценты и недоношеность плода.

Окончательные результаты будут на протяжении месяца. Из них станет известно, были ли раскрыты легкие, то есть –  вводились ли лекарства.

Все по клятве Гиппократа

Мы обратились за комментарием к  заведующему отделением детской реанимации Александра Ивановича Гошка.

- Александр Иванович, с какими патологиями родился ребенок и каковы были шансы его спасти?

- До Нового года мы вообще таких детей не выхаживали. Шансы были минимальны. Родился с очень тяжелой асфиксией и глубоко недоношенным - 40% беременности.

Вообще за всю историю моего заведования отделением это впервые, когда родители настолько гадко, подло и неблагодарно вели себя относительно врачей. Мало того, что пытались этого ребенка спасти всеми возможными средствами, дни и ночи не спали, а на нас в прокуратуру жалобу написали!

Я лично помогал дежурному врачу, абсолютно безвозмездно, и заботился ребенком с первых минут жизни.

- Что за препарат был назначен, и почему плательщиком выступали вы?

- Это по просьбе родителей. Они всю ночь ходили за мной по пятам и сказали, что используют все возможны шансы спасти этого ребенка.

Эти дорогие лекарства Минздрав не закупает. Хотя по нашей просьбе провели тендер, и, надеюсь, уже в следующем году у нас будет запас.

Сейчас за лекарствами нужно ехать в Киев. Чтобы ускорить процесс, я сам лично под свою ответственность взял одну дозу, она была единственной в Чернигове. Я брал на себя, и вполне логично, что плательщиком выступал именно я.

- Когда ребенку вводили препарат и кто это делал?

- Его вводит целая бригада – 2-3 медсестры и врач. Это было утром уже. Вы поймите, сразу я не стал этого делать, потому что ребенок был в слишком тяжелом состоянии, мог до утра не дожить. А препарат не поздно ввести еще на протяжении 2-х суток.

Он помогает при дыхательной недостаточности, но в данном случае наблюдали еще и тяжелую асфиксию, и кровотечение у матери. Препарат продлил ребенку жизнь, но он не панацея. Я и родителям об этом говорил, и они ответили, что все понимают.

- Почему отцу не показали историю болезни?

- Потому что он слишком много хотел. Отцу не надлежит показывать историю болезни. А он устроил погром в отделении, выбивал двери, побил врача, Ларису Никифоровну, 64 года. Мы и так им позволили находиться вместе с мамой, а они выдумали, что мы не ввели препарат, куда-то его дели, и в этом причина смерти ребенка.

- В каком состоянии выписали женщину?

- Я не имею к этому отношения.

- Так почему все же умер ребенок?

- Ребенок умер от тяжелых патологий, недоношености. Мы только в этом году начали заниматься такими детьми, даже в развитых европейских странах их выживает только 50-60%. Чтобы нам достичь этого уровня, нужна аппаратура, а нам ее не выделяют. Чтобы был шанс выжить, ребенок должен родиться с показателем 6-7 баллов, а у этого было только 3.

Странная неточность?

Мы также обратились с вопросом к медсестре одной из черниговских больниц, которая не пожелала назваться:

- Я впервые слышу, чтобы в реанимации не могли назвать время введения лекарства. Там все очень  контролируется, каждый шаг. Исполнители и точное время фиксируются в специальном журнале. Каждой инъекции. Тем более такой важной.

Яна КУКОЦКАЯ

sian-ua.info

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter