В Украине острый дефицит медсестер

В Украине острый дефицит медсестер

Проблемы в здравоохранении никуда не исчезли, наоборот — приумножились и обострились... Сейчас укомплектованность должностей медицинскими сестрами в лечебно-профилактических учреждениях самая низкая за последних пять лет - 93,5%...

Так исторически сложилось в нашем здравоохранении, что именно Черновцы стали столицей медсестринского дела в Украине. В сентябре 1995 года здесь состоялся Первый всеукраинский конгресс медсестринства, высветивший немало проблем, указавший на болевые точки отрасли, пытаясь привлечь к ним внимание государства и общества. С того времени прошло двенадцать лет. Проблемы в здравоохранении никуда не исчезли, наоборот — приумножились и обострились, а болевые точки уже доводят до шокового состояния. Очевидно, это хорошо понимают в штабе отрасли — неспроста же очередную научно-практическую конференцию по вопросам медсестринства повысили до ранга национального конгресса, который, по традиции, провели в Черновцах.

Буковинцы гостеприимно принимали многочисленных гостей в отреставрированном Академическом дворце, показали учебную базу медуниверситета и колледжа, клинические базы и лечебно-профилактические учреждения. В течение двух дней обменивались опытом, дискутировали и строили планы на будущее управленцы и научные сотрудники, врачи и медсестры, преподаватели медицинских университетов, училищ и колледжей. Едва ли не впервые в полный голос заявила о себе Ассоциация медицинских сестер Украины, объединяющая в своих рядах почти 80 тысяч человек. Ошибается тот, кто думает, что бюджетная медицина только и говорит о низкой оплате труда. Ассоциацию прежде всего беспокоят огромные нагрузки и «выгорание» медперсонала, неудовлетворительные условия труда и социальной защиты, вопрос базового и высшего образования медицинских сестер. Общественная организация изо всех сил старается достучаться до Министерства здравоохранения, до руководства учебных заведений и лечебных учреждений — за границей уже давно решают эти проблемы, а мы, как всегда, ссылаемся на отсутствие средств. Чем это может обернуться в будущем? Уже сегодня заметна довольно тревожная тенденция в соотношении «врач—медицинская сестра»: в начале нового тысячелетия этот показатель был 1:2,4, а в прошлом году он снизился до уровня 1:2,2. Между тем в Европе это соотношение выражается в цифрах от 1:4 до 1:5,5. И там уже давно бьют тревогу по поводу острого дефицита медицинских сестер.

— Сегодня в здравоохранении работают почти 1 058 800 специалистов, из них свыше 300 тысяч — это медицинские сестры, — подчеркнул в своем выступлении Александр Биловол, первый заместитель министра здравоохранения. — Всего же в медицинских учреждениях трудятся свыше 435 тысяч человек среднего медицинского персонала. При этом значение медицинских сестер, фельдшеров и акушерок чрезвычайно важно в реализации стратегии улучшения состояния здоровья населения нашей страны и увеличения продолжительности жизни граждан. Вместе с тем мы наблюдаем довольно тревожные тенденции — общая обеспеченность медицинскими сестрами составляет 64,8 на 10 000 населения, а их кадровый дефицит достиг уже 14 тысяч человек. К сожалению, в последние годы наша отрасль потеряла более 47 тысяч медсестер.

Сейчас укомплектованность должностей медицинскими сестрами в лечебно-профилактических учреждениях самая низкая за последних пять лет — 93,5%. Увы, такая ситуация сохраняется, несмотря на то, что в медицинских училищах и колледжах выпуск медицинских сестер ежегодно насчитывает 10 500 человек, а фельдшеров — более 5 700. Чтобы приостановить негативные тенденции в кадровом обеспечении отрасли, проводится стопроцентное трудоустройство всех выпускников мед­училищ и колледжей, получивших образование за средства государственного бюджета.

Зона особого внимания — село. В сельские учреждения здравоохранения направляется большая часть медсестер и фельдшеров из 25-тысячной армии выпускников медучилищ и колледжей, — заверил А.Биловол.

Однако, несмотря на многочисленные решения МЗ и усилия комиссий по распределению выпускников, кадровая проблема остается довольно острой, а первичная медицинская помощь — совершенно недоступной для тысяч наших соотечественников: по последним данным, под замком находятся 237 амбулаторий, семь участковых больниц и 386 фельдшерско-акушерских пунктов в сельской местности. Там нет ни одного медицинского работника! И, несмотря на все оптимистические заверения об «увеличении и улучшении», в ближайшее время ничего не изменится. Разве что ухудшится. Конечно, можно «не замечать» ту армию медицинских работников почтенного возраста, которые из-за мизерной пенсии вынуждены работать до глубокой старости. Но и здесь ситуация обостряется — за год количество лиц пенсионного возраста среди младшего персонала с медицинским образованием возросло с 12,6 до 13,8%, а в некоторых регионах этот показатель достиг 20%. Что тут поделаешь — молодые девушки с дипломами училищ и колледжей быстро разочаровываются в своей профессии, не выдерживают нагрузок, ищут более легкую работу. Это старшее поколение ко всему привыкло, смирилось с обстоятельствами, а их коллеги из европейских клиник очень удивляются и не верят, когда слышат, что на одну медицинскую сестру в украинских больницах приходится от 25 до 50 больных.

За скупыми цифрами человеческие страдания, боль, потеря родных и близкий людей. Ведь все это свидетельствует о больших недостатках и просчетах в организации первичной медицинской помощи, которые, в конце концов, приводят к человеческим потерям. Разве больному легче от того, что его обследовали с помощью магнитно-резонансного томографа, прооперировали, используя современный инструментарий и новейшие методики, если результаты успешной операции, как и надежды на выздоровление, свел на нет ненадлежащий уход в реанимации из-за дефицита опытных медицинских сестер? (К сожалению, во многих столичных клиниках не хватает не только опытных медсестер, но и новичков, которые обязаны отработать после училища.) Не секрет, что в некоторых клиниках даже закрывали операционные блоки — на две недели брали тайм-аут, надеясь за это время найти медицинских сестер. Брали на работу всех, кого удавалось сагитировать, — какой там отбор, если операционная простаивает!

Кстати, аналогичная ситуация и во многих учебных заведениях, где вынуждены зачислять на обучение всех: о каком конкурсе может идти речь, если желающих стать медицинской сестрой едва хватает, чтобы выполнить госзаказ! Киев с этим справляется относительно легко — столица влечет сельских девчат, думающих не столько о медсестринстве, сколько о возможности хоть как-то устроиться в большом городе. В отдаленных от столицы регионах эта проблема требует особого подхода — прошли времена, когда абитуриенты штурмовали приемные комиссии. Интересный, на мой взгляд, опыт наработал Буковинский государственный медицинский университет, который одним из первых начал готовить медицинских сестер с высшим образованием. Наверное, участники Первого конгресса в свое время и подумать не могли, что идея о высшем образовании медицинских сестер будет такой популярной и начнет воплощаться в жизнь не только в дальнем зарубежье, но и в Украине. Как известно, первая программа профессиональной подготовки медсестер была разработана в 1965 году в университете Колорадо (США). Конечно, это делали не для того, чтобы медсестры подменяли врачей, выполняли их функции и полномочия, — таким образом планировалось расширить традиционную сферу деятельности медицинской сестры, предоставить не только большой объем обязанностей, но и прав. Конечно, учебный процесс в таком случае намного сложнее и продолжительней. Много ли у нас желающих пройти университетский курс наук, чтобы потом работать не врачом, а медицинской сестрой, хотя и с дипломом бакалавра?

— Мы должны всячески пропагандировать университет, а не ждать, пока к нам придет абитуриент, — убежден Василий Пишак, профессор, ректор Буковинского государственного медицинского университета (БГМУ). — Мы обязаны найти будущих медиков еще в 10 или 11 классе, а для этого наши преподаватели должны поехать в сельские школы, отобрать юношей и девушек, желающих учиться, определить уровень их знаний, подсказать, как его повысить, чтобы в будущем они могли сдать экзамены и выдержать конкуренцию. Это могут быть как своего рода репетиторство, так и консультации, индивидуальные задания. Кстати, к нам поступают не только буковинцы, но и жители Ривненской, Житомирской, Хмельницкой и Волынской областей. Мы уже сейчас готовимся к тому, что в 2008 году будет конкурс сертификатов как результат внешнего независимого тестирования, и думаем, что делать, если абитуриент придет — а у него по профильным дисциплинам — химии и биологии — всего 5—6 баллов, поскольку в сельской школе некому было эти предметы преподавать? Мы понимаем, что у него призвание, но мешает низкий уровень знаний, хотя ребенок в этом и не виноват.

— Какой конкурс был в университет в нынешнем году ?

— Раньше было и пять, и семь абитуриентов на место, а сейчас 1,4—1,6. У нас действуют шесть факультетов, на одном из них готовим медицинских сестер с высшим образованием. В свое время в Тернополе и Житомире были созданы институты медсестринства, результаты хорошие. Думаем создать новые институты — медсестринского образования и семейной медицины, поскольку именно этих специалистов очень не хватает в системе здравоохранения.

— Василий Павлович, стоит ли во время кадрового кризиса так много внимания уделять высшему образованию медсестер? В перспективе — это главные медсестры, заместители руководителей по медсестринству, а медицинские учреждения уже сейчас впадают в кому из-за отсутствия персонала среднего звена.

— Это устаревший стереотип, что медсестра должна раздавать больным таблетки и измерять температуру. Мировая практика свидетельствует, что она может работать в приемном покое вместо врача, направлять на диагностику, ездить на вызовы на «скорой помощи» — в общем, целый ряд обязанностей, лежащих сегодня на врачах, довольно успешно могут выполнять медицинские сестры. Я это хорошо знаю по собственному опыту, поскольку в свое время окончил медучилище, пять лет работал фельдшером в глухом селе — в 25 км от райцентра. Кстати, чтобы поступить к мед­училище, пришлось сдавать аж семь экзаменов, да и конкуренция была довольно напряженной!

— Во всем мире не хватает медицинских сестер. Например, Великобритания принимает на работу в свои клиники специалистов из 35 стран мира. У наших специалистов тоже есть шанс получить диплом бакалавра дома, а работать за границей. Но не получится ли так, что мы воду носим решетом: готовим кадры, увеличиваем набор, а в наших больницах — хронические вакансии?

— Управления здравоохранению нашего города и области определяет узкие места, сколько и каких специалистов нужно. В Черновцах нет кадрового дефицита, в селе, правда, сложнее. Но мы стараемся набирать детей из тех районов, где высокая потребность в кадрах. Сотрудничаем с областной госадминистрацией, ведь надо создавать такие условия, чтобы выпускники оставались работать в селе, а не убегали в город.

— Американцы, очевидно, первыми заявили, что будущую медицинскую сестру должна обучать ее коллега, а не только врач. Как вы к этому относитесь?

— Абсолютно согласен. На собственном опыте убедился, что множество секретов медсестринства известны только медицинским сестрам, у врача — другой запас знаний. На конгрессе это постоянно подчеркивали — в медицинских колледжах и училищах, бесспорно, должны преподавать медицинские сестры.

Замечу, что университет тесно сотрудничает с медсестринством Канады, США, Австрии и Швеции — мы туда направляем своих студенток на летнюю практику. В последнее время стремимся давать им не только профессиональные знания, но и приглашаем священников, которые учат концентрироваться не только на телесных страданиях, но и на духовном мире: медсестра должна проявлять милосердие, сочувствовать, вспомнить, какой день — праздник или будни, поговорить, утешить. Боюсь, что мы в свое время вместе с водой выплеснули и ребенка — утратили воспитательный процесс и в школе, и дома. Так сложилось, что занимаемся только больными, но не уделяем достаточного внимания здоровым людям, и именно для медицинских сестер здесь широкое поле для деятельности — формирование здорового образа жизни, — подчеркнул В.Пишак.

В отличие от столицы и городов-миллионников, на Буковине дефицита медицинских кадров сегодня нет. С одной стороны, в области непросто с рабочими местами, в особенности для женщин, поэтому они и выбирают бюджетную сферу. Но с другой — причастны к такой статистике и Буковинский медуниверситет, и два медицинских колледжа, Новоселицкий и Вашкивецкий, «кующие» кадры для местных лечебных учреждений. М.Банчук, директор департамента кадровой политики, образования и науки МЗ Украины, подчеркнул, что в Черновцах хорошо поставлено ступенчатое образование — в свое время по инициативе ректора БГМУ был создан медицинский лицей, куда принимают юношей и девушек после восьмого класса. Говорят, подготовка ведется на высоком уровне — 24 из 25 выпускников легко сдают вступительные экзамены в медуниверситет.

А у ректора уже новые планы — он мечтает об университетской клинике. Такой, как в ведущих университетах Европы. Ну, пусть не совсем такой. Но чтобы она давала возможность студентам чувствовать себя специалистами еще во время обучения, чтобы они учились принимать решения и отвечать за них.

Первая попытка уже была — нашли детский садик, точнее — развалины детсада. Привели в надлежащий вид, оборудовали там четыре современные операционные — и городу польза, и студентам хорошо стажироваться под наблюдением своих профессоров. Но местное самоуправление — штука еще загадочней, чем знаменитый Восток: горсовет вдруг захотел повысить арендную плату, поскольку разглядел, что объект после капремонта стал намного привлекательней. Было в планах университета и создание амбулатории семейной медицины, опять же — для того, чтобы у студентов была возможность практиковаться, учиться самостоятельности. Но город выдвигает новые требования, душит арендной платой, будто и не догадывается, что вскоре эти же студенты придут на работу в городские клиники и родильные дома, но без практического опыта, поэтому будут учиться, извините, на ходу. На пациентах.

Естественно, это не нравится ни больным, ни старшим коллегам, которым иногда приходится исправлять чужие ошибки и улаживать конфликты. По мнению опытных практиков, наиболее сложный участок сегодня — именно работа с молодыми кадрами.

— Отношение к своим обязанностям у вчерашних выпускников совершенно не такое, как у старшего поколения: не хватает ответственности, сочувствия к пациентам, — рассказывает В.Рошка, главная медицинская сестра Черновицкой областной клинической больницы. — Молодежь почему-то убеждена, что после окончания медицинского колледжа им все будут подавать в лучшем виде, да еще и платить за это солидную зарплату. Очень часто молодые кадры не готовы к большим нагрузкам, к трудностям, которых много в нашем повседневном труде. Конечно, мы их учим, поддерживаем советами, практической помощью, но когда они остаются наедине с пациентами, возникают разные ситуации, бывают недоразумения. С людьми работать очень непросто, а тем более с теми, у кого что-то болит, кто раздражен. На заседаниях конгресса мои коллеги из разных областей рассказывали, как много молодых медсестер увольняются с работы, ищут более спокойное место. Чтобы работать в медицинском учреждении, действительно нужна одержимость, одной лишь профессиональной подготовки мало, необходимы также добросовестность, гуманное отношение, толерантность. Медицинская сестра должна любить людей, сочувствовать им, понимать, что больному нужна ее помощь. Без этого — никак.

А еще очень важно чувствовать себя членом команды — я очень стараюсь сплотить коллектив медицинских сестер. Мы активно участвуем в работе ассоциации: поддерживаем своих коллег, в случае необходимости можем предоставить материальную помощь, создали стандарты, в частности по лечению и профилактике туберкулеза. Но надеемся, что с течением времени ассоциация расширит свои права: за границей, например, — это выдача лицензий медсестрам на право деятельности, вопрос трудоустройства, аттестации, повышения квалификации.

— Что дает медицинской сестре высшее образование? Обязательно ли оно сегодня?

— Медицинская сестра должна учиться всю жизнь. Я всегда повторяю, что первый диплом — это далеко не все. Надо познавать все новое, пополнять свои знания, хорошо, когда есть возможность и желание получить высшее образование.

— Может, стоит продолжить учебу и стать врачом?

— Это совершенно разные профессии. У врачей свои обязанности, у нас — свои. И именно потому, что у нас разные задачи и подходы, медсестер должны обучать медсестры, а не врачи.

Врач осмотрел больного, выписал назначение и ушел. Остальное время, практически круглые сутки, возле пациента остается медицинская сестра, от которой во многом зависит конечный результат лечения.

***

В свое время, в ХІХ веке, Флоренс Нейтингейл писала, что «у сестры должна быть тройная квалификация: душевная — для понимания пациентов, научная — для понимания болезни, техническая — для ухода за пациентом».

В ХХІ веке мы это наконец осознали.

Ольга Скрипник, Зеркало недели

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter