The Last of Us Part II / скриншот

Как игроки стали убийцами. Круглый стол по The Last of Us Part II

Всего за несколько дней после релиза экшн The Last of Us Part II разошелся тиражом в 4 млн копий. Выход игры стал громким событием, и мы уже написали свою рецензию на сиквел. Однако у многих игроков после прохождения остались вопросы: зачем разработчики убили главного героя и заставили играть убийцей? Зачем в Part II добавили трансгендеров и почему не изменили геймплей? На эти и другие вопросы редакция УНИАН даст ответы в свежем материале.

Экшн The Last of Us Part II вбил клин между поклонниками первой части и на целую неделю заполнил все игровое медиапространство.

Читайте такжеПоломанные диски и письма с угрозами. Как одна игра разделила мир пополам

В своей рецензии УНИАН обещал отдельно разобрать сюжет Part II. Он оказался самой неоднозначной деталью игры и спровоцировал споры даже внутри нашей редакции.

Если вы все еще не прошли игру, то вам следует знать, что далее в тексте будут спойлеры. Если вы прошли The Last of Us Part II и вам интересно поговорить о сюжете, то присоединяйтесь к нашему круглому столу. В этом формате редакция УНИАН будет обсуждать свои впечатления от сиквела. Мы разберем самые спорные моменты Part II.

Далее в тексте присутствуют спойлеры.

Ожидания от игры

Вторую часть ждали 7 лет / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Перед выходом The Last of Us Part II я не сильно разделял всеобщий ажиотаж. Первую часть проходил незадолго до релиза сиквела, и понравилась она мне во многом благодаря образу Джоэла. К нему удалось крепко привязаться. За скандалами вокруг продолжения наблюдал издалека — читал только те материалы и новости, в которых не раскрывались спойлеры. О сюжете The Last of Us Part II знал лишь то, что рассказывалось в официальных трейлерах и геймплейных демонстрациях. В общем, профессиональный интерес к игре был, но умеренный.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

Работая в игровой журналистике, сложно было избежать спойлеров по The Last of Us Part II. Майский слив сюжета обсуждали практически на каждом профильном ресурсе, из-за чего Sony была вынуждена закрывать комментарии к трейлерам игры на YouTube. Поэтому о главном сюжетном повороте я знал. Интереса к игре это не убавило, но и завышенных ожиданий у меня не было.

Убийство Джоэла

Джоэл Миллер - главный герой первой части / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Смерть Джоэла Миллера, протагониста первой части — это худший момент The Last of Us Part II, и на нем выстроена львиная доля сюжета сиквела. Смотря сцену с убийством этого персонажа, я попросту горько смеялся. Какое там сопереживание — его не было и близко. Мне резко стало понятно, что сценаристы второй части наплевали на законы драматургии и допустили феноменальную ошибку. Они решили вызвать у игроков такие же сильные эмоции, которые ощущались при знакомстве с первой частью, но другого спектра. Пользователи должны были почувствовать всю боль Элли и захотеть отомстить Эбби. Однако предпринятый ход не работает ни на одном из уровней. Объясняю почему.

Смерть Джоэла легко предугадать заранее, однако до самого момента гибели протагониста первой The Last of Us не хочется верить, что разработчики пойдут на такой шаг. Когда же на экране показывается заключительный удар клюшкой для гольфа по голове мужчины, приходит дикое разочарование и ненависть к разработчикам. Игрок смотрит на экран и будто читает слова авторов: «Нет, мы не шутили. Все для того, чтобы вы ощутили бурю эмоций». И она действительно возникает в душе игрока, но лишь по отношению к разработчикам. В этот момент хочется закричать: «Ребята, вы хоть понимаете, что наделали?» Убийство любимого персонажа, которое заранее предугадывается — это моветон. Проще способа вызвать у человека перед монитором эмоции попросту не существует. Для многих фанатов смерть Джоэла — словно смерть близкого человека. Никто не хочет такого видеть, никто не хочет такого испытать, но разработчики заставляют это сделать, совершая не двузначный предупредительный выстрел.

И ладно бы твист с гибелью старого контрабандиста сделали большой неожиданностью, но нет! Как только нам дают сыграть за Эбби, становится понятно, на кого охотится эта девушка со своими соратниками. Эффект неприятного сюрприза как от «красной свадьбы» в «Игре престолов» отсутствует. Причем разработчики сами запутались в том, какие акценты выставлять вокруг гибели Джоэла. В трейлерах они показывают, как протагонист первой части помогает Элли, а в самой игре прямо намекают на его близкую смерть. Итого: сценарий начал хромать на обе ноги в первые часы прохождения The Last of Us Part II.

Джоэла убили на глазах у Элли / скриншот

Теперь о постановке момента. После того как Эбби и ее друзья из Вашингтонского Освободительного Фронта поймали Джоэла и Томми, игрок берет под управление Элли. В роли героини пользователь пробирается в дом, где засели ребята из ВОФ. Все они находятся на нижнем этаже, а патрули на улице оставить забыли. Ладно, это я принимаю. Когда Элли заходит на второй этаж, то может исследовать несколько помещений, в том числе центральное. Здесь она видит много спальных мешков, а снаружи никого не было, значит — все скрываются в комнате, откуда доносятся крики Джоэла. Я понимаю, что разработчики старались вынудить пользователя бежать, сломя голову, к протагонисту первой части, но я прокрадывался осторожно и медленно. В один момент я подошел к месту ночлега группы Эбби, и Элли сказала: «О, черт». Из-за этого я подумал: «Окей, она все поняла. В доме много противников и нужен план». Девушка два года состоит в отряде разведчиков Джексона, неоднократно охотилась на зараженных и бывала в критических ситуациях. За это время у Элли должны были выработаться привычки и способность здраво мыслить в сложные моменты. Перед убийством Джоэла настает как раз один из таковых, и что же делает героиня? Она идет через главную дверь на нижний этаж, открывает ее, видит Эбби с клюшкой для гольфа возле окровавленного тела родного человека и даже не стреляет. Затем у Элли отбирают оружие и валят ее на пол. Девушка беспомощно смотрит на гибель Джоэла, а потом получает удар и отправляется в небытие.

Сцена убийства Джоэла / скриншот

Глядя на эту сцену, я попросту недоумевал. Куда подевались все привычки и рефлексы Элли? Девушка же понимала: в доме несколько противников, непонятно как они вооружены и где конкретно стоят. Она даже не попыталась поискать второй вход в комнату, откуда доносятся крики. Героиня спешила выручать родного человека, все понятно, однако привычки и наработанный годами опыт должны дать о себе знать, так как работают на подсознательном уровне и приходят на выручку именно в таких ситуациях. Ну ладно, допустим, произошел жесткий сбой, и крики Джоэла настолько сильно повлияли на Элли. Но рефлексы-то куда подевались? Они должны работать безупречно, а иначе весь дальнейший путь девушки — не более чем фарс. По сюжету пользователям не раз показывают, что Элли умеет выходить из сложного положения, быстро ориентироваться и устранять угрозу. И где эти навыки в момент убийства Джоэла? Она открывает дверь, видит Эбби возле окровавленного тела бывшего контрабандиста, значит — должна мгновенно стрелять. Пушка была на изготовке, оставалось только нажать на курок. Я включаю Станиславского и говорю свое твердое «Не верю». Из-за такой, на мой взгляд, неумелой постановки смерть Джоэла выглядит еще более банальной и фальшивой.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

Убийство Джоэла – это не нарушение законов драматургии, а четкое их соблюдение. Джоэл Миллер был протагонистом в первой части, а во второй – главным героем стала Элли. И это разработчики демонстрировали, начиная с первых трейлеров и до самых последний геймплейных роликов. Честно говоря, даже без утечки сюжета можно было догадаться, что Джоэла убьют – а за кого еще Элли будет так мстить, что вокруг этого выстроят весь сюжет сиквела?

Элли у могилы Джоэла / скриншот

Более того, Эбби, как антагонист второй части, сделала хрестоматийную вещь – ударила главного героя в самое больное место, то есть убила самого дорогого человека. Это не был твист – в самой игре разработчики плавно подводили к этому моменту, четко намекая, что произойдет далее. Трюк с демонстрацией Джоэла в трейлерах нужен был только для того, чтобы до выхода игры скрыть такое сюжетное решение. Сам по себе этот ход оправдывает себя. Но в контексте промо-кампании второй части, он сыграл против разработчиков. Возможно, Sony следовало в трейлерах не скрывать гибель Джоэла, чтобы подготовить фанатов к тому, что Part II будет отличаться по сюжету от первой части.

Что до постановки самой сцены убийства, то она у меня практически не вызвала вопросов. И то, что Элли, услышав, как бьют Джоэла тут же побежала в комнату, а не стала продумывать хитрый план освобождения – это нормально. Люди так поступают, когда слышат, что их близким причиняют боль. Даже самые опытные и хитрые преступники в итоге могут попасться, совершив элементарную ошибку. Чего уж говорить о стрессовой ситуации. И не выстрелила Элли, зайдя в комнату только по одной причине – шок. Это первая реакция при виде сцены, которая развернулась перед глазами героини. Секунда промедления и ее уже сбили с ног подельники Эбби.

Все совершают ошибки / скриншот

Повторюсь, как бы ни был подготовлен человек к опасности, он может совершить ошибку. Любой игрок может проверить это на себе. Мы же тоже опытные геймеры, за плечами которых не один десяток игр. Тем не менее в играх мы сами часто делаем ошибки, которые приводят к гибели персонажа. Так давайте разработчики будут убирать из своих проектов автосохранения – погиб персонаж – возвращайся в начало игры и проходи все заново. У нас ведь опыт за плечами. Мы не должны были допустить гибели героя.

И то, что в линейной игре героиня в стрессовой ситуации повела себя неосмотрительно – это так же нормально, как если бы игрок совершил ошибку, из-за которой убили бы персонажа.

Игра за Эбби

Эбби и Лев / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Во второй половине The Last of Us Part II игроки принимают роль Эбби. Это настолько ужасное и отвратительное решение со стороны Naughty Dog, что на разработчиков просто не хватает злости. И вот почему. Когда начинается прохождение, пользователям дают несколько минут поиграть за Джоэла. Фанаты The Last of Us в этот момент с теплотой вспоминают, какой длинный путь прошли в роли героя. Для многих людей в рамках вселенной франшизы старый контрабандист стал частью их самих. Лично у меня так. Если я сажусь играть в TLoU, то сразу представляю себя в роли Джоэла. Я — это он, а он — это я. Такая взаимосвязь выработалась после прохождения первой части. Уж больно великолепный там был сюжет, и образ старого контрабандиста слишком хорошо проработали. С ним я потерял дочь, с ним я убил кучу людей и зараженных, с ним я прошел полстраны, с ним я уничтожил «цикад» для защиты Элли.

И что же мне преподносит Naughty Dog в сиквеле? Разработчики убивают протагониста, то есть убивают меня. И ладно бы на его замену пришла исключительно Элли, что еще можно стерпеть, но нет! Они заставляют меня перевоплотиться в Эбби! Получается, я должен стать собственным убийцей.

Эбби в аквапарке / скриншот

Для ясности ловите аналогию. Представьте реальную жизнь, где вы себе более-менее нравитесь. Есть у вас проблемные моменты, серьезные ошибки прошлого и неприятные черты характера. Но это не отменяет главного — вам нравится собственный образ. И тут в один момент вашу личность, интересную и колоритную, насильно вытесняет вторая — скучная, неоднозначная и со многими отталкивающими факторами. Это случилось по велению высших сил, и альтернативы попросту нет.

Вот как выглядит момент, когда игрока заставляют принять роль Эбби. А теперь финальный гвоздь в крышку гроба: история девушки начинается после того, как она убивает Джесси — доброго и искреннего друга Элли. Я умываю руки. Неужели разработчики не понимали, насколько сильное отторжение вызовет Эбби? О чем они, вообще, думали? За желанием сделать «не как все» сценаристы Naughty Dog ушли в совсем не те степи. Таких грубых ошибок прощать попросту нельзя. За сюжет второй половины сиквела я ставлю оценку 1 из 10.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

Разработчики прекрасно понимали, что игрокам будет некомфортно играть за Эбби. Более того, актриса Лора Бэйли, которая сыграла Эбби в Part II, сама признавалась, что в процессе прохождения игры ей этот персонаж не нравился. «Я ведь сыграла Эбби, но, когда сменился главный герой, мне этот прием совсем не понравился. Я отложила геймпад со словами: «Мне не нравится Эбби», – рассказала актриса в подкасте Kinda Funny, подчеркнув, что в последствии поняла, зачем нужен был такой ход.

Большая часть критики Part II основана на том, что игроки не так воспринимают подачу сюжета. Мы привыкли в играх ассоциировать себя с персонажем, за которого играем. И с этой позиции вторая половина игры, где нам нужно управлять Эбби, выглядит странной. Но только с этой позиции.

Эбби у себя в комнате / скриншот

На самом деле разработчики подошли к созданию сиквела нестандартно. Вместо очередной истории об отношениях главных героев и о том, как они преодолевают трудности, авторы взяли одну простую идею и вокруг нее выстроили всю историю. И все что есть в Part II работает на одну идею.

Элли и Эбби – похожие персонажи. Элли – героиня, которая встала на путь мести. А Эбби – уже отомстила и теперь пытается с этим жить. С одной стороны, нам показывают к чему приводит жажда мести, когда Элли убивает беременную женщину и кучу посторонних людей, и в итоге бросает свою девушку Дину с ребенком. Со стороны Эбби, нам демонстрируют, что акт мести не помог героине, этим она сначала оттолкнула своих друзей, а в последствии навлекла на них беду. В The Last of Us Part II сложно выбрать чью-то сторону, ведь обе девушки совершают ужасные поступки, которые приводят их к еще более печальным последствиям.

Я рад, что разработчики не пошли по самому очевидному и скучному пути, а выбрали что-то более интересное для сюжета. Так что я за вторую половину сиквела однозначно ставлю 10 из 10.

И снова SJW

Дина и Элли / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Нет, в этом пункте я не буду говорить об отношениях Элли и Дины, которые как раз показы вполне себе естественными, учитывая возраст девушек. И даже не стану упоминать цветные ЛГБТ-флаги, встречающиеся в разных местах Сиэтла. Здесь мне хочется затронуть появление такого персонажа, как Лев. Именно вокруг него строится значительная часть сюжета второй половины проекта, и она всецело посвящена SJW-повестке.

Дело обстоит так: среди Серафитов, религиозной секты, обитающей в Сиэтле, жила некая Лили. Она чувствовала, словно обитает в чужом теле, ведь хотела стать мальчиком и не желала выходить замуж за одного из Старейшин. По итогу, девушка обрила голову, как делают все мужчины в ее общине, и стала апостатом — вероотступником среди Серафитов. Так появился персонаж Лев, который когда-то носил имя Лили. Его поддержала сестра Яра, а вот мать — нет. Женщина оказалась сильно набожной и объявила голодовку, когда ее дети сбежали.

Яра и Лев / playstation.com

Чтобы долго не рассказывать о сюжетных перипетиях, перейдем сразу к апогею этой истории: Лев хотел забрать мать с собой и сбежать из Сиэтла, но та набросилась на новоиспеченного сына. Завязалась потасовка, и парень так оттолкнул мать, что та ударилась головой и умерла. Все это постепенно рассказывается на протяжении 8-10 часов просто для того, чтобы показать, насколько трансгендерам и прочим «не таким как все» сложно живется в мире. Их не понимают, не принимают, а порой — травят и ненавидят, причем такая реакция может исходить от близких и дорогих людей. Есть ли похожие прецеденты в мире? Безусловно, но сейчас мало кто живет, припеваючи. Почему из всех людей разных рас, полов и национальностей выбрали трансендеров? Отвечаю: так сейчас модно.

И ладно бы история Льва вписывалась в сиквел The Last of Us, но она выглядит притянутой за уши. Все перипетии вокруг него и Яры никак не касаются Элли и уж тем более первой части. Это просто отыгрыш повестки ради отыгрыша повестки. Можно, конечно, начать фантазировать и пытаться оправдать разработчиков, мол, история Льва помогает лучше раскрыть характер Эбби и показать, что она совсем не злой антагонист, которым кажется в первой половине игры. Однако это легко продемонстрировать другими, гораздо более интересными методами. Вовсе не обязательно для раскрытия соперницы Элли показывать бедного трансгендера, на которого ополчилась родная община. Никакого сопереживания персонаж не вызывает, так как его глупые, нелогичные и эгоистичные поступки привели к гибели Яры — единственного человека, понимавшего Льва. Если вырезать из The Last of Us Part II эту часть истории, глобально игра только похорошеет.

Эбби / скриншот

Образ Эбби — тоже в копилку современных трендов в сиквеле. Накаченная девушка, у которой от женственности осталась только длинная коса. Она нечасто показывает свою силу, но порой ее доминирование ощущается в диалогах. А последним фактором для меня стали коллекционные карточки супергероев из The Last of Us Part II, где на страже добра — одни женщины, роботы или фантастические существа. Белых мужчин единицы, и все они — злодеи. Конечно, никакой SJW-повестки, просто совпадение.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

История Яры и Льва – второстепенных персонажей в Part II достаточно типичная. Они жили в секте культистов. А в любом закрытом обществе, которое проповедует единые ценности всегда будут притеснять любое инакомыслие. Не та ориентация, не та религия, не те книги, не та музыка – любая из этих причин подошла бы сюжету. Но разработчики выбрали первую, поскольку триггером для персонажа стал тот факт, что девушку хотят насильно выдать замуж.

Яра в плену / playstation.com

Мне это не показалось навязыванием и уж тем более вырезать эту сюжетную линию нельзя. Ведь только помогая Яре и Льву Эбби наконец-то осознает, что помощь другим, а не месть, может заполнить пустоту, которая осталось у нее в душе после гибели отца. И в этом случае разработчики действуют прямо в лоб: Эбби раз за разом видит один и тот же сон, где она маленькая бежит по коридору в операционную и застает там убитого отца. И только начав помогать Яре и Льву сон меняется, теперь она видит живого отца, она находит спокойствие.

Эбби с отцом / скриншот

Точно также в лоб разработчики объясняют игрокам почему у Эбби такое телосложение. Это сублимация ее ненависти. Она годами искала Джоэла и готовилась отомстить. Она даже отказывалась от свиданий только чтобы сходить в спортзал. Даже в ее комнате есть гантели. То есть, накачанная девушка – это не дань трендам, а вполне обоснованный художественный прием.

Что же до коллекционных карточек и других незначительных деталей, вроде ЛГБТ-флагов, то тут спорить нет смысла. Никаких сюжетных оправданий, кроме желания позаигрывать перед определенной аудиторией здесь нет. Однако это никак не влияет на сюжет и геймплей.

Персонажи

Начало игры / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Элли и Джоэл — великолепные, отлично прописанные герои, и между ними ощущается невероятной силы химия. Томми тоже неплох, во второй части его даже чуть больше раскрыли с разных сторон. Оказывается, лидер Джексона способен вспомнить прошлое и жестоко убивать всех своих врагов. Причем Томас находит покой, лишь когда противник начинает гнить в могиле.

А вот с остальными персонажами в The Last of Us Part II большая беда. Они, вроде бы, нормально проработаны, но ощущаются крайне скучными. Даже та самая Эбби — архетипичный антигерой, которому месть не принесла удовлетворения. Дина – забавная, вызывающая, порой нежная, но тоже не привязывает к себе. Майкл, Мэл, Нора, Джесси, Яра, бесящий лично меня Лев — все это проходные герои. Я вот сижу, напрягаюсь и не могу вспомнить хоть какие-либо цепляющие детали из их биографии.

Айзек / скриншот

У Naughty Dog в сиквеле все же был один занятный новый персонаж — предводитель «псов» (ВОФ) Айзек. Суровый тучный мужчина, который желает достичь мира любой ценой. Он не выбирает средств, но его целью при прохождении даже можно проникнуться. Казалось бы, потенциал заложен, и теперь нужно только глубже раскрыть героя, но где там! Айзек появляется в двух эпизодах, и в одном из них погибает максимально глупым образом. Сценаристы Naughty Dog, вы меня снова «не подвели».

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

В сиквеле действительно нет ярких и запоминающихся второстепенных персонажей. Вероятно, в студии решили не оттягивать внимание от основной истории. Ведь Майкл, Мэл, Нора, Лев – скорее выступают функциями, которые раскрывают нам Эбби. В то время, как Джесси, Томми и Дина раскрывают изменения характера Элли. Это на их фоне, в процессе общения с ними мы видим, как Элли становится все более жестокой и одержимой.

Глава «псов», Айзек, действительно имел все шансы стать запоминающимся персонажем, но ему по той же причине отвели мало времени.

Проблемы геймплея

Перестрелки - одна из главных механик в игре / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Сейчас можно долго говорить, что геймплей в The Last of Us Part II не сильно углубили, и я буду прав. Из главных новых механик можно упомянуть сокрытие в траве, уклонения в ближнем бою, необходимость доставать стрелы из плеча и возможность бросать бутылку/кирпич прямиком во врага. Прокачку героя и оружия тоже немного переработали в лучшую сторону, но базис остался без изменений. И все же геймплей в The Last of Us Part II работает хорошо благодаря балансу между боями и спокойными моментами, динамичным сражениям и великолепным постановочным сценам, от которых руки обливаются потом.

У меня по субъективным суждениям есть две небольшие претензии к геймплею. Во-первых, нередко ощущается повторяемость. Драка, исследования, выход на новую локацию, осмотр домов, сражение и дальше по кругу. Такие циклы иногда затягиваются и рушат хрупкий баланс — начинает становиться немного скучно.

В игре мало исследований / скриншот

Во-вторых, пространства для исследований много, но его не заполнили событиями. Хочется больше таких моментов, как когда в одной из квартир сталкиваешься с внезапной засадой дезертиров ВОФ. Похожие мелкие моменты помогают поверить в окружающий мир и повышают тягу к исследованиям. Не нужно их пихать на каждом шагу, но десяток случайных событий смотрелся бы в The Last of Us Part II крайне уместно.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

Претензии к геймплею, который просто улучшили – это самое странное. Удивительно, почему к другим играм у пользователей не возникает таких вопросов. С точки зрения геймплея – это классический сиквел, где сделали все тоже же самое, что и в оригинале, только лучше.

Одна  из самых напряженных сцен в игре / скриншот

В Part II проделана огромная работа не только с постановкой динамичных сцен, но и анимациями. Если честно, то после нее сразу играть в другие игры некомфортно, потому что там с анимациями все намного хуже.

Что же касается повторяемости, когда чередуются перестрелки, исследования, кат-сцены и головоломки, то это классическая формула Naughty Dog. Это было заметно и по последним играм серии Uncharted и здесь. С четко выверенной режиссурой такая формула работает хорошо, но все же не всем придется по вкусу. Да и не всегда разработчикам удается соблюсти баланс.

Финал

Последний разговор Джоэла и Элли / скриншот

Назар Степорук, журналист УНИАН Игры

Знаете, в конце я смирился. Смирился со всеми сюжетными недочетами, смирился с SJW-повесткой, смирился со скучными персонажами. При прохождении я дико ненавидел, любил и восхищался The Last of Us Part II одновременно. Финал, для той истории, которую соорудили разработчики, мне показался вполне логичным. Он демонстрирует невероятную жестокость людей в мире после пандемии кордицепса и доказывает, что противостояние Элли и Эбби — это далеко не худшее его проявление. От последней драки девушек у меня болело сердце, хотелось, чтобы они все отпустили и примерились. Уже столько крови пролилось… столько жертв принесено…

Когда Элли в последние секунды прекратила топить Эбби, я почувствовал облегчение. И хотя конец мне понравился, немного посидев, я понял, что субъективно The Last of Us Part II меня разочаровала. Я буду вечно ее ненавидеть, а глубоко в душе тайно благодарить за отдельные сильные и приятные эмоции.

Сергей Коршунов, редактор УНИАН Игры

Если художественное произведение, фильм, книга или игра, оставляет после себя множество противоречивых чувств, это говорит о том, что авторы проделали большую работу. Мы можем не соглашаться со всеми сценарными решениями, но отрицать тот факт, что это действительно качественный проект – нельзя.

Эмоции в этом флешбеке бьют через край / скриншот

Как бы я плохо ни относился к Эбби в начале игры, в конце я не хотел, чтобы Элли ее утопила. Мне хотелось, чтобы Элли наконец-то осознала, что это путь в никуда. Можно долго выискивать в игре «повесточки» и прочие минусы. Но единственное, что действительно пытаются навязать разработчики – это эмпатия и умение прощать. И это самый главный плюс сюжета The Last of Us Part II.

В комментариях вы можете присоединиться к нашему обсуждению и написать свои впечатления от игры.

Сергей Коршунов, Назар Степорук

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter