У многих Чернобыльская зона ассоциируется с мрачной компьютерной игрой

По следам сталкеров: что сегодня в Чернобыльской зоне

09:05, 26 апреля 2017
11 мин. 10641

У многих Чернобыльская зона отчуждения ассоциируется с мрачной компьютерной игрой «Сталкер» или похожим сюжетом фантастической повести братьев Стругацких. На самом деле все намного лучше. В зоне сейчас реализуется ряд проектов, аналогов которым нет в мире.

«Прежде всего, зона отчуждения создана для безопасности окружающего населения. За это время безопасность поддерживается на приемлемом уровне, и, на мой взгляд, зона практически не влияет на окружающее население». Такой неожиданный, но успокоительный вывод в канун очередной годовщины аварии на Чернобыльской АЭС сделал советник главы Государственного агентства по управлению зоной Сергей Парашин, который в 1986 году отвечал за запуск остановленных трех энергоблоков на ЧАЭС, а в последствии несколько лет являлся ее директором.

Правда, ранее ученые неоднократно указывали на еще одну опасность - загрязнение окружающей среды за счет миграции радионуклидов из зоны отчуждения. Но Парашин сообщил: существующий перенос радиоактивных элементов с территории зоны – путем воздушных потоков или грунтовых вод - не превышает допустимые нормы.

«Практически переноса радиоактивных элементов по воздуху нет. Основной вынос - по воде. По грунту вода не успевает проходить, поэтому в основном это паводки… При выносе с водой существующие нормы не превышаются. Все в норме. Даже если сейчас полностью прекратить финансирование, населению ничего не угрожает. Безопасность зоны уже обеспечена и проверена временем», - сказал он, добавив, что в течение более 30 лет в зоне систематично проводится мониторинг миграции радионуклидов.

Между тем, 30-километровую зону отчуждения вокруг ЧАЭС отменять никто не собирается. Ее границы остаются неизменными с 1986 года, когда и произошла одна из самых страшных техногенных аварий XX века.

Уголок нетронутой природы

По словам Парашина, территория зоны разделена на две части: первая - 10-километровая вокруг станции, которая загрязнена следами радиоактивного изотопа плутония и не может быть заселена человеком уже никогда, поскольку этот элемент очень долго распадается; вторая - 30-километровая, где расположен «Чернобыльский радиационно-экологический биосферный заповедник», который был создан указом президента в конце апреля 2016 года. На его территории вместо фантастических жутких мутантов, которые издают душераздирающие звуки, экологи уже не первый год наблюдают развитие разных видов растительного и животного мира, в том числе занесенных в Красную книгу Украины.

Для организации эффективной работы заповедника, по словам Парашина, еще необходимо отвести под него землю, то есть определить внутренние границы, отделить его от той территории, которая загрязнена трансурановыми элементами и плутонием. Кстати, Петр Порошенко поручал Кабмину утвердить положение о заповеднике, в двухлетний срок решить вопросы предоставления ему 227 тыс. гектаров земли и решить другие организационные вопросы.

«Человек – это большее зло, чем радиация. Там, где есть человек, присутствует браконьерство. Зона отчуждения не страдает этим, потому что там есть контроль… В результате отсутствия человека, там образовался естественный заповедник. Флора и фауна чувствует себя замечательно», - подчеркнул экс-директор ЧАЭС.

Проекты в зоне отчуждения

Чернобыльская зона отчуждения с каждым годом перестает быть территорией, ассоциирующей с символом апокалипсиса. В скором времени это будет символ технологического прогресса страны, о чем свидетельствуют продолжающиеся тут масштабные стройки века. Многие объекты рассчитаны на 100 лет эксплуатации.

Большая часть проектов связана с атомной энергетикой и радиационной безопасностью, но есть и планы строительства мощной солнечной электростанции.

В Чернобыльской зоне сейчас реализуется ряд проектов, аналогов которым нет в мире / Фото УНИАН

В сфере ответственности Госагентства по управлению зоной отчуждения находятся работы на двух ключевых проектах – введение в эксплуатацию нового безопасного конфайнмента на объекте «Укрытие» над разрушенным четвертым энергоблоком ЧАЭС и строительство сухого хранилища отработавшего ядерного топлива (ХОЯТ-2).

Конфайнмент больше известен как арка, которую построила французская строительная компания Novarka. Это – самое большое в мире движимое сооружение весом 31 тыс. тонн, стоимость которого оценивается в 1,4 млрд евро. В финансировании ее строительства принимали участие 28 стран, ключевой донор - Европейский банк реконструкции и развития.

Кстати, работы по возведению конфайнмента были завершены в конце ноября 2016 года. По словам главы Госагентства Виталия Петрука, на сегодня под аркой ведутся пуско-наладочные роботы, а также подготовка персонала и кранового оборудования для того, чтобы до конца ноября этого года конфайнмент был введен в эксплуатацию и мог обеспечить безопасность объекта «Укрытие» на следующие 100 лет.  

Новое хранилище отработавшего ядерного топлива сухого типа - ХОЯТ-2  - строит американская компания Holtec International. Оно должно будет на протяжении 100 лет (2019-2119 годы) обеспечить хранение отработавшего топлива (более 21 тыс. тепловыделяющих сборок), которое ранее было полностью выгружено с трех энергоблоков ЧАЭС. Это топливо будет перемещено из существующего хранилища мокрого типа (ХОЯТ-1), которое уже заполнено на 97%. Стоит отметить, что в действующем хранилище топливо хранится в водной среде, а в строящемся – будет размещено в среде гелия. Ранее пресс-служба Госгентства сообщала, что весной этого года должны пройти «холодные» испытания (без тепловыделяющих сборок, то есть, отработавшего топлива).

«Горячие» испытания с ТВС планируется начать в четвертом квартале 2017 года… Не ранее третьего квартала 2018 года начнется процесс ввода в эксплуатацию ХОЯТ-2», - отметили в агентстве, добавив, что стоимость строительства составляет 381 млн евро.

Парашин:

Также в зоне отчуждения Национальная атомная энергогенерирующая компания «Энергоатом» ведет подготовку площадки для строительства Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ). Этот объект предназначен для хранения отработавшего топлива, которое будет туда поступать с работающих АЭС (Ривненской, Южно-Украинской и Хмельницкой). На сегодня на АЭС отрабатывается процедура выгрузки из реакторов отработавшего топлива, его последующего перемещения на железнодорожную колею и транспортировки на ЦХОЯТ. Этот объект также строит компания Holtec Internatinal. Необходимость строительства ЦХОЯТ, по информации «Энергоатома», обусловлена тем, что из-за отсутствия собственного хранилища Украина ежегодно тратит 200 млн долл. на оплату услуг российской компании «Росатом» по вывозу и переработке отработавшего топлива на территории РФ. Таким образом, ЦХОЯТ позволит снизить зависимость Украины от российской стороны и повысит нашу энергетическую безопасность.

Еще одним перспективным проектом в зоне отчуждения может стать солнечная электростанция, которую планируют разметить в 10-километровой зоне ЧАЭС на площади 2,5 тыс. га. Предпосылками для размещения этой станции именно в зоне отчуждения является наличие свободной площади с достаточным уровнем солнечного излучения, а также оставшейся энергетической инфраструктуры (подстанции и линии электропередач напряжением 750 кВ).

«Если мы возьмём пессимистический сценарий, при котором используется 10% территории, то необходимая для фотостанций площадь составляет 6,7 тыс. гектар, это будет приблизительно 3,3 ГВт установленной мощности с годовым объемом генерации 3 млрд кВт-ч. Вся территория Иванковского района является по отношению к солнечной радиации достаточно перспективной. Самые худшие условия в Украине – это наилучшие условия в Германии, которая является лидером в развитии солнечной энергетике», - рассказал представитель Института возобновляемой энергетики Юрий Фаворский.

Министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак уже сообщал, что Минэкологии получило более сорока заявок от потенциальных инвесторов на строительство солнечных электростанций в Чернобыльской зоне.

Новые вызовы

Несмотря на те проекты, которые успешно реализуются в зоне отчуждения, и приемлемый уровень безопасности, все еще остается ряд проблем, которые предстоит решить в недалеком будущем.

По словам главы Госагентства по управлению зоной, следующим шагом после ввода в эксплуатацию нового безопасного конфайнмента станет разработка плана действий по превращению «Укрытия» в экологически безопасный объект. То есть, предстоит решить главный вопрос - что делать с топливом и оборудованием в разрушенном четвертом энергоблоке ЧАЭС.

«Согласно ранее принятой стратегии, после того, как арка на объекте «Укрытие» будет введена в эксплуатацию и будет служить защитой от атмосферных осадков в течение 100 лет, предполагалось полное извлечение всей активной зоны разрушенного реактора. 30 лет опыта показали, что это невозможно», - отметил Парашин, добавив, что на сегодня исследуются три варианта: первый – когда извлекается вся активная зона (он очень затратный), второй – когда все остается на месте и делается большое хранилище и третий вариант – промежуточный, при котором только часть топлива и оборудования выгружается, а часть - остается.

Украина остается один на один с проблемами Чернобыльской зоны / Фото УНИАН

При этом Парашин отметил, что международные правила безопасности требуют, чтобы высокоактивные и долго существующие радиоактивные отходы хранились в глубоких геологических формациях. Этого мнения придерживаются и в Государственной инспекции ядерного регулирования Украины.

«Согласно Стратегии обращения с радиоактивными отходами в Украине, создание геологического хранилища планируется не раньше чем через 50 лет», - еще летом 2016 года говорила Наталия Рыбалка, начальник управления безопасности обращения с радиоактивными отходами Госатомрегулирования.

Еще одним важным и традиционным для Украины вопросом является финансирование планируемых проектов в зоне отчуждения.

«В этом году завершаются все международные проекты на ЧАЭС. Уходят французы, которые построили арку, уходят американцы из ХОЯТ-2 и остаются небольшие проекты, которые вскоре тоже будут завершены. То есть, мы остаемся один на один с нашим бюджетом, - подчеркнул Парашин.

Надо полагать, что предусмотренных бюджетных средств хватает лишь на поддержание зоны отчуждения. Их будет явно недостаточно для финансирования новых проектов.

Дмитрий Сидоров

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies