Николя Саркози обещает защищать французскую независимость

Николя Саркози обещает защищать французскую независимость

Новый президент Франции официально находится у власти меньше суток. Но он уже не только справил новоселье в Елисейском дворце, где отныне будет работать и жить, но и назначил нового премьера и осуществил первый зарубежный визит...

Новый французский президент официально находится у власти меньше суток. Но он уже не только справил торжественное новоселье в Елисейском дворце, где отныне будет и работать, и жить как руководитель государства, но и назначил нового премьера и осуществил свой первый зарубежный визит.

На протяжении президентской кампании Саркози обещал французам „порвать со старой политической практикой”. Следовательно, двадцать третий президент Французской Республики старается быть последовательным буквально с первых минут у власти, внеся даже в рассчитанный по минутам привычный протокол инаугурации несколько персональных правок.

В отличие от предшественников, Саркози сразу после первой президентской речи пешком пошел возложить цветы к памятнику легендарному президенту де Голлю, посетил монумент расстрелянным студентам, которые принимали участие в движении Сопротивления во время Второй мировой войны а затем немедля отправился в Берлин, - на встречу с канцлером Ангелой Меркель.

Предыдущие французские президенты ограничивались менее амбициозной, классической программой с возложением цветов к Вечному огню под Триумфальной аркой и неминуемым, многолюдным „классическим” приемом на несколько сотен персон. Новый руководитель государства очевидно стремится продемонстрировать не только смену политических поколений и стиля власти, но и радикальное изменение темпа в политике.

„Саркози с первых шагов набирает такую космическую скорость, которой до него большая французская политика не видела, - отмечает политолог Марсель Кани. - Он сознательно не во всем следует традициям: взялся определять премьера и реформировать правительство еще до того, как стал у власти, пригласил на ключевые должности двух социалистов - фактически своих оппонентов во время президентской кампании... Саркози предпринял достаточно рискованный шаг: отказался от председательства в своей партии Союз за Народное движение за два дня до инаугурации, невзирая на то, что началась короткая предвыборная парламентская кампания и популярность лидера могла бы прибавить голосов, а следовательно, и мандатов его однопартийцам”.

„Надо уметь рисковать, нужно осознавать, что каждое опоздание в жизни может оказаться фатальным - таким, что его уже никогда нельзя будет наверстать”, - заявил Николя Саркози в своей первой президентской речи. „Кажется, это высказывание демонстрирует отношение нового президента не только к приобретенным полномочиям, но и в целом к жизни", - отметил один из комментаторов французского телевидения.

Николя Саркози та Ангела Меркель
Молниеносную поездку в Берлин французская пресса охарактеризовала как „дипломатическое крещение” нового государственного лидера. Саркози вернулся из Германии счастливым победителем: с фотографиями, где они с Меркель улыбаются друг другу, и с договоренностями вместе продвигать реформу ЕС и уладить конфликт вокруг производства самолетов „Аэробус”. Французский и немецкий лидеры обсудили подготовку саммита Большой семерки (5-8 июня), встречи на уровне Совета Европейского Союза (21-22 июня), поиск во время президентства Германии нового формата основополагающего соглашения ЕС, конфликтные отношения с Москвой в канун энергетического саммита в Самаре (17 и 18 мая)...

В команде Саркози отмечают определенную созвучность во взглядах французского и немецкого лидеров. Оба - и Саркози, и Меркель - родились после Второй мировой войны, оба на собственном опыте испытали „прелести” социалистического лагеря, оба не желают, на уровне личного видения, вступления Турции в Европейский Союз, предлагая вместо этого соглашение со Стамбулом о привилегированном партнерстве.

„Николя Саркози пытается во всем соответствовать имиджу человека действия, -написала левая ежедневная газета „Монд”. - Посмотрим, насколько ему удастся быть эффективным в области внешней политики - отрасли, которая является, согласно с Конституцией Французской Республики, однозначной прерогативой Президента страны”.

Ведущие направления своей внешней политики Саркози очертил в первой президентской речи и в выступлении после объявления результатов второго тура выборов. Первейшим приоритетом он назвал „восстановление дееспособности Европейского Союза”. Находясь в Берлине, новый президент пытался убедить Ангелу Меркель продвинуть во время немецкого председательства в ЕС идею „мини-соглашения”, в которое вошли бы все положения, не вызывающие противоречий ни у одной из стран ЕС. Немецкий лидер озвучила в среду несколько иную позицию: она предпочла бы сохранить от европейской Конституции, которую поддержали референдумом 18 стран-членов „максимум полезного”. Расхождения во французском и немецком подходах к проблеме в идеале должны быть сняты к саммиту ЕС, который состоится через месяц.

Сильная, независимая Франция в мощном ЕС - основополагающий элемент президентской программы Саркози. „Я буду защищать независимость Франции, я буду защищать идентичность Франции, потому что Франция имеет свою идентичность», - пообещал он в инаугурационной речи. Следовательно, отношения с Россией обещают несколько измениться в сравнении с эпохой Жака Ширака. Саркози предлагает более требовательный тон в общении с Москвой. Новый президент апеллирует к опыту правого реформатора генерала де Голля и надеется на движущую силу волюнтаризма.

Спеша руководить и жить, Николя Саркози уже назначил нового премьер-министра, которым стал его близкий коллега Франсуа Фийон. Состав нового правительства должен быть оглашен в пятницу, и кандидатура возможного будущего министра иностранных дел социалиста Бернара Кушнера стала настоящим сюрпризом как для правого, так и для левого политических лагерей. Если назначение состоится, для Украины господин Кушнер не будет сложным собеседником: после Чернобыльской аварии он в статусе министра экологии посетил Киев по меньшей мере четыре раза, а в подходе к вопросу вероятного расширения ЕС за счет Грузии и Украины имеет близкие взгляды к тем, которые высказывал во время избирательной кампании Саркози.

„Делать - лучше, чем долго быть у власти”, - говорит Николя Саркози о себе. Если реформа будет воплощена в жизнь, у власти ему не выпадет быть больше, чем максимум десять лет, а может и пять. „Я настроен никогда не изменить данным мною обещаниям и никогда не разочаровать тех, кто проголосовал за меня”, - пообещал он, прийдя ко власти.

В целом большая политика не терпит слишком высоко выставленных планок. Поэтому амбициозному Николя Саркози, по-видимому, не остается другого выбора, как доказать собственным примером право на существование исключений из правила.

Алла Лазарева, для УНИАН, Париж

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter