Комиссия напишет все “как надо”, и шахту Засядька никто не закроет
Комиссия напишет все “как надо”, и шахту Засядька никто не закроет

Комиссия напишет все “как надо”, и шахту Засядька никто не закроет

20:02, 21 ноября 2007
6 мин. 1041

Был не один взрыв – а два или даже три... Все подобные случаи списывали на горно-геологи-ческие условия... Президент запретил членам госкомиссии эти вещи комментировать... Интервью с Михаилом Волынцом

Судя по всему, был не один взрыв – а два или даже три... Все подобные случаи списывали на горно-геологические условия... Президент запретил членам государственной комиссии эти вещи комментировать...

Михаил Волынец, председатель независимого профсоюза горняков Украины, член государственной комиссии по выяснению причин аварии на шахте имени Засядько, находясь в Донецке, в интервью УНИАН выразил предположение, что результаты работы комиссии будут такими же ложными, как и всегда.

Вы сейчас в Донецке. Какова ситуация на месте?

Михаил ВОЛЫНЕЦ Ситуация тяжелая – погибли около ста человек, один – тяжело травмирован. До сих пор ведется работа по выявлению тел шахтеров, ликвидации аварии, начинает работать комиссия, которая будет встречаться с родственниками погибших и принимать решения по страховым выплатам и компенсациям. Начались похороны – не только в разных городах Донецкой области, но и на Винниччине.

Почему опять так произошло? Что это – закономерность или фатум?

Я приведу пример. В Германии шахтеры в таких же условиях добывают уголь – 32 миллиона тонн на год. Если погибает один человек за год – это чрезвычайная ситуация. А у нас добывают 65 миллионов, и в 200 раз больше людей погибают! В 100 раз – если перечислить на тонну уголь.

О чем это свидетельствует? Шахта им. Засядько технологически хорошо оснащена, однако есть нарушения техники безопасности. Нужно разобраться, кто же на самом деле виноват и в чем эти нарушения. Говорить о чьей-то вине еще рано, поскольку экспертный совет и государственная комиссия еще не спускались под землю.

Пока имеем только информацию с приборов-самописцев, акустической аппаратуры и автоматической газовой защиты, которые фиксировали колебание в горных массах и, соответственно, наличие газа. Также имеем информацию от горных спасателей, которые занимались разведкой и спасательными работами. Но этого всего недостаточно, чтобы делать какие-то выводы.

Все выглядит – как обычный взрыв метана?

Судя по всему, был не один взрыв – а два или даже три. Люди, которые попали под взрывы, получили травмы, шок. Собственно, сейчас можно говорить лишь о том, что было по меньшей мере два взрыва.

Причины – те же, что и всегда?

Наше общество не созрело до того, чтобы бороться с такими вызовами, олигархи не имеют соответствующей культуры – в погоне за сверхдоходами не терять жизни людей.

Да и власть предержащие не осознают – что чужую жизнь нужно ценить и отвечать за него. Мы находимся в условиях накопления первичного капитала. И хотя кое-кто уже имеет далеко не первичные капиталы, но они до сих пор не осознают, что являются работодателями большого масштаба.

А можно ли говорить о неизвестных газодинамических явлениях в данном случае?

Все подобные случаи списывали на горно-геологические условия. Например, на шахте Краснолиманской в 2004 году было так же – государственная комиссия приняла этот ложный тезис (тогда погибло 38 человек). В действительности тогда все было иначе – в паспорте технических работ было прописано, что можно было добывать 1,5 тысяч тонн угля на сутки, а добывали 3,5–4 тысяч. 

Понятно, что в том случае выделялось в 2–3 раза газа больше. Если аппаратура не фиксировала насыщенность воздуха газом, это означало, что были разлажены датчики контроля или же были неправильно настроены: на жалюзи сгорания метана не попадал газ, соответственно – не отражалась реальная ситуация на самописцах и приборах, которые должны были бы подать сигнал для отключения электроэнергии в выработке.

Руководители знаменитой шахты заявляют, что большие средства были потрачены на средства безопасности шахтеров...

Действительно – это так. Но почему тогда так много аварий с таким количеством жертв? Мне постоянно ставят этот вопрос. А я ставлю его в ответ...

Если сравнить государственные и частные шахты...

На государственных оснащение в сто раз хуже, чем на частных. На шахте Засядько очень интенсивно работают 37 бригад проходки и добывают 4 миллиона тонн в год. А есть такие предприятия, где на шести шахтах добывают 1,5 тысяч тонн горной массы на сутки.

Государственные шахты разграблены, находятся в крайне плохом состоянии. Они лишь условно прибыльны, на самом деле – убыточные. Эта отрасль во всем мире нуждается в государственной поддержке. Исключения – США и Австралия.

Был ли хоть один случай, что кого-то привлекли к суду за аварию на украинских шахтах?

Я не знаю таких случаев. Если кто-то и отвечал – то стрелочники.

А то, что я скажу, не нужно писать. В данной ситуации также не будет объективно отражена ситуация. Возможно, кто-то поймет, что в действительности происходит, но в акте все будет написано как надо.  

Вчера владелец шахты Засядько якобы заявил о возможном закрытии шахты. Действительно ли это может произойти?

Это ерунда. Впрочем, Президент запретил членам государственной комиссии эти вещи комментировать.

Почему шахтеры жалуются на то, что профсоюзы ничего не делают?

Независимый профсоюз был уничтожен. Мы ее восстановили и натолкнулись на жесткое противостояние. Из-за того, что шахтеры подчиняются воле работодателей. И в этой ситуации нужно делать то, что реально сделать. Это лучше, чем ждать самого худшего. Независимый профсоюз, пользуясь свободой деятельности, будучи независимой финансово, занимает определенную позицию, формирует общественную мысль...

Удается ли хоть как-то влиять на правительство и на владельцев шахт?

В целом – да. На шахте имени Засядько наш профсоюз больше сосредоточен на вопросах социального характера.

А как же безопасность?

На этой шахте выделено больше средств на средства дегазирования, чем на всех других шахтах, вместе взятых. Достаточно средств выделяется на индивидуальные средства охраны труда, технического оснащения шахты. С другой стороны – есть технологические нарушения, которые трудно доказать.

Как много шахт в Украине находятся в таком состоянии, что их пора закрывать?

Такого подсчета никто специально не проводил.

Беседовал Дмитрий Стаховский

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies