Фото УНИАН

Американец Джим Ковпак: [В Украине] приняли закон, что иностранцы могут быть военнослужащими украинской армии, но не сделали ничего, чтобы закон реально работал

Американец с украинскими корнями Джим Ковпак рассказал в интервью УНИАН, как и когда у него появилось желание стать частью украинской армии, чем она отличается от американской и с какими проблемами на этом пути пришлось столкнуться иностранцу.

Фото УНИАН

Джим Ковпак (Jim Kovpak) – творческий псевдоним, который американец с украинскими корнями (по отцовской линии) Джеймс просит использовать в интервью. Под этим же псевдонимом он публикуется во всемирно известных изданиях (The Guardian, Voice of America и др.) и ведет свой блог. Он – гражданин США, который более десяти лет жил и работал в Москве, а теперь хочет защищать Украину с оружием в руках. В интервью УНИАН Джим Ковпак рассказал, как россиян меняет кремлевская пропаганда, что сподвигло гражданина США проситься в украинскую армию и насколько успешны его попытки стать военнослужащим Украины.

Последние десять лет вы прожили в России. По вашим личным наблюдениям, как за это время менялись россияне? Стали ли заметны какие-то особые изменения во время войны с Украиной? Насколько сильно ощущается действие кремлевской пропаганды?

Изменения в россиянах я заметил еще до Майдана. В частности, в отношении американцев появилась враждебность. Есть конкретные примеры, когда ранее адепты традиционных западных ценностей, проявлявшие себя как оппозиция к действующей власти, вдруг стали говорить штампами Кремля. Подчеркну, это было до Майдана и до начала войны с Украиной.

Может быть, это было связано с возвращением на пост президента Владимира Путина, может быть, с тем, что протесты на Болотной завершились ничем... Знаете, я ходил на первую Болотную на протестные акции, и уже тогда для себя отметил, что российские оппозиционеры достаточно слабы, а российское общество – апатично. Они не готовы к изменениям. Поэтому я старался не связываться с политикой, у меня была цель: заработать немного денег и уехать из России.

Как вообще пришла идея приехать в Россию?

С детства я интересовался ее историей. Впервые попал в Россию по программе обмена – в Ростов-на-Дону. Это был 1999 год. Честно скажу, что с 1999-го по 2006 год, когда переехал в Москву, я вообще был русофилом. Однако, уже перед переездом, какое-то время пожил в Праге и пообщался там с людьми, которые какое-то отношение имели к России. Так стал переосмысливать свое отношение.

/ REUTERS

Чем вы занимались в России?

Изначально попал в Россию как преподаватель английского языка. Именно поэтому я находился какое-то время в Праге – там я получил сертификат, позволяющий преподавать английский язык. В 2006 году в Москве был настоящий «бум» – все языковые школы хотели иметь в своих рядах носителя языка. Да, в целом, это объясняет, почему я так долго оставался в России – работа была непыльная, но приносила много денег. Конечно, возможно, в США какая-то работа приносила бы больше, но в России я еще получал жилье.

Последние три года я занимался журналистикой. Начинал с блогерства, потом окунулся в профессию глубже. В 2015 году я впервые съездил на Донбасс… В тот же год побывал там трижды. В последний раз – в Авдеевке. Этот визит оставил самое глубокое впечатление.

И что же, по вашим наблюдениям, происходит на востоке Украины, «гражданская война», восстание «трактористов и шахтеров», как это пытается преподносить российская пропаганда?

В целом, я называю происходящее российской оккупацией.

Не страшно жить в России и открыто говорить о российской оккупации украинских территорий?

Во-первых, я пишу под псевдонимом, а, во-вторых, мой блог на английском языке. Кроме того, когда я начинал вести блог в 2013 году, он не был политическим. Моей задачей было развенчать некие мифы о России, существующие на Западе. Конечно, после аннексии Крыма и начала войны блог приобрел политический оттенок.

О каких именно мифах идет речь?

Начиная от бытового уровня, заканчивая более глобальными вещами. К примеру, занимался развенчанием мифа, в котором Россия пытается показать себя противовесом гегемонии Запада. На самом деле, она такая же империалистическая сила.

В глобальной пропаганде «Russia Today» и «Sputnik» апеллируют к разным слоям общества. «Левым» они говорят: «мы противостоим либералам, капитализму в целом». Для «правых» они «защищают духовные скрепы и традиционные ценности».

Российские

У вас в Facebook я видела фотографии из Славянска…

Это был мой первый приезд в Украину куда-либо, кроме Киева. Первый визит на Донбасс. Я поехал в Славянск перед 9 мая [2015 года], посетил также много других населенных пунктов –  Краматорск, Бахмут, Константиновка. Просто хотел пообщаться с людьми.

И какие впечатления у вас остались после общения?

Во время первого визита откровенно пророссийских настроений у местных жителей не заметил. Разве что в Константиновке у меня был разговор с двумя женщинами, которые заявили, что это Америка захватывает Украину, а Майдан был задумкой ЦРУ. Я на это скептически отреагировал, резонно заметив, что, если судить по их логике, вероятно, это американские военные захватили украинские [военные] части...

Во время моего второго приезда на Донбасс (на тот момент я работал с сайтом Cracked.com, это тоже было в 2015 году) мы также встретили двух пожилых женщин – из Авдеевки и Константиновки – с четкими пророссийскими настроениями. Плюс, водитель, который нас возил, тоже думал в эту сторону.

Во время своих первых визитов на восток Украины вам приходилось общаться с военными украинской армии? Я видела у вас на страничке фото с оружием...

Скорее всего, вы видели фото с блокпоста. Да, с некоторыми военнослужащими приходилось общаться, как и с добровольцами.

Желание присоединиться к украинским военным возникло у вас уже тогда?

В тот момент я даже не думал, что это придет мне в голову. Во-первых, на тот момент это было еще незаконно, а, во-вторых, я ждал решения по возможной работе (собирался преподавать в Ираке).  

Но те визиты стали для меня знаковыми в другом плане – я персонализировал войну. Увидел, в каких условиях живут люди, как они напуганы войной. Я стал еще больше ненавидеть российское правительство, ведь, вопреки утверждениям кремлевской пропаганды, что Россия якобы «пытается защитить русскоязычное население», тем людям [жителям восточной Украины] угрожает именно российская агрессия.

Фото с личного архива Ковпака

Что стало той последней каплей, которая, спустя два года после этих визитов, пробудила в вас желание присоединиться к украинской армии?

Как я уже сказал, после визита на Донбасс в 2015 году у меня остались очень сильные впечатления. На фоне того, что я увидел собственными глазами, продолжал смотреть [российские] новости из Украины, и это на меня давило. Кроме того, повлияло мое финансовое положение (отсутствие хороших предложений по трудоустройству), я начал ловить себя на мысли, что в России занимаюсь совершенно не тем, что стоит делать.

Да, я мог бы вернуться в Америку, трудоустроиться там, но я понял, что до сих пор так и не сделал в своей жизни чего-то действительно важного.

Вот вы говорите, что хотите сделать что-то важное, но почему выбираете такой способ – идти в армию? Вы ведь можете продолжать заниматься журналистикой, писать о конфликте…

Да, я понимаю, что сейчас воюю на информационном фронте, но я также понимаю, что могу сделать больше. Взять оружие в руки – это то, что я могу.

У вас есть военный опыт?

Не боевой. Я проходил службу в американской армии, но на миссии [военные] меня не отправляли.

И с возрастом – а мне уже за 30 – я все чаще чувствую разочарование, что мне не удалось послужить своей стране [США] в какой-либо военной миссии. Я полагаю, что хотя бы здесь [в Украине] смогу принести реальную пользу. Мой основной мотив – идеологический: российский режим необходимо остановить, ему нужно сопротивляться.

Давайте по порядку: вы решились записаться в украинскую армию, к кому обратились, что вам ответили?

Это решение я принял еще летом прошлого года. Понял, что обсуждать такие темы, находясь в Москве, не безопасно – поэтому приехал в Киев. Пришел в один из киевских военкоматов, там меня встретил офицер, который оказался очень отзывчивым. Он посоветовал мне, какие основные шаги нужно предпринять, и сказал возвращаться с необходимыми нотариально заверенными переводами документов.

Уже в феврале текущего года я вернулся в Киев. Взял с собой все нотариально заверенные переводы документов, пошел в тот же военкомат. Но там меня встретил уже другой офицер, который, первым делом, отправил меня на медкомиссию. Сначала все проходило нормально – у меня все хорошо и со зрением, и со слухом. Однако позже один врач диагностировал у меня псориаз, а другой – плоскостопие. Мне сказали, что с этими болезнями меня не могут взять в армию.

Конечно, сначала мне говорили, что можно пройти проверку в каком-то медучреждении, убедиться, что степень моих заболеваний не критична для службы и получить справку, позволяющую подать заявку в армию. Однако потом тот же молодой офицер из военкомата, сказал, что никакие справки не помогут – с такими диагнозами меня не возьмут.

После этого у меня была единственная мысль: у вас война, вторжение, а вас реально волнуют мои не слишком тяжелые болячки? В современной армии эти заболевания вообще не вызывают проблем на службе. Даже в американские «морские котики» людей с такими заболеваниями берут!

А немного позже я понял, что дело здесь может быть не в бюрократии. Возможно, просто не хотят иметь дело с иностранцами. Да, вроде приняли закон, что иностранцы могут быть военнослужащими украинской армии, но не сделали ничего, чтобы закон реально работал.

/ Facebook

Вы не думаете, что это были такие себе намеки на взятку?

Конкретно такие предложения не высказывались, но, возможно, речь об этом тоже шла. Однако, если уже я приезжаю сюда с целью помочь изменениям, то какой смысл поощрять коррупцию? В итоге, я даже рад, что так получилось. Пообщавшись со своими новыми знакомыми в Украине, понял, что, просто поступив на службу, мог бы оказаться не на передовой, а где угодно – в какой-то из частей в тылу.

Планируете идти в добробаты?

На данный момент меня уже связали с командиром одного из добровольческих батальонов, надеюсь, что на следующей неделе мы с ним встретимся. Не уверен, что нужно сейчас в интервью говорить, какой из батальонов у меня в фокусе внимания, но это один из батальонов, который входит в Вооруженные силы Украины.

Я осознаю, что мне, как человеку, которого пока никто не знает, нужны рекомендации. Пока от кого-нибудь из комбатов их у меня нет, я был бы не против тренировать новичков или писать что-то как пресс-офицер. Просто, чтобы больше военнослужащих меня узнали и поняли, что мне можно доверять.

Вы уже сказали, что в американской армии, в отличие от украинской, некоторые болезни не являются препятствием для прохождения службы. Чем еще, на ваш взгляд, украинская армия отличается от американской?

Основная проблема украинской армии – это наследие советской армии. А главное отличие американской армии – это то, что с 1973 года там не было обязательного призыва.

В США – профессиональная армия, и для военнослужащих это обыкновенная работа. Если ты не на военной миссии, а в гарнизоне, то у тебя есть рабочий день. По окончанию рабочего дня – ты свободен. Переодеваешься в гражданскую одежду и уходишь с базы. Во многих же европейский странах, если военнослужащий на контракте, то он постоянно на службе, у него нет гражданской жизни.

При этом, в американской армии сохраняется очень много привычек. К примеру, когда я служил, то в моей части слишком много внимания уделялось каким-то тривиальным мелочам (форме, пуговичкам и так далее). У нас запрещались бороды, а определенную зимнюю форму нельзя было носить без перчаток. Это считалось нарушением, и я этого никогда не понимал.

У вас же идет война, есть регулярная армия, но у людей даже форма совершенно разного образца. Поэтому, в чем-то у украинской армии больше свободы.

Судя по тому, что вы носите бороду, такая свобода украинских военнослужащих вам по душе. Не придется бриться…

Надеюсь, что не придется. Мне борода больше идет, без нее слишком молодо выгляжу. А мои усы вообще друзья называют «казацкими».

/ Фото УНИАН

Когда речь идет о реформировании украинской армии, очень часто говорят о необходимости соответствовать стандартам НАТО. Как думаете, сегодня наша армия уже стала к ним ближе?

На самом деле, еще придется пройти долгий путь, но здорово, что украинская армия получает инструктаж от иностранных военнослужащих стран-альянса. Хотя, конечно, было бы лучше, если бы получали инструктаж от представителей какой-то одной армии: или американской, или британской или канадской. 

Также я осознаю, что тренинг стран НАТО поможет выстроить Украине традиционную армию, но, чтобы выжить, Украине нужны не традиционные элементы.

Что вы имеете ввиду?

Вот, к примеру, Швейцария. Они осознают, что являются маленькой страной, что, если бы кто-то действительно решил их завоевать, то традиционная армия долго бы не протянула. Поэтому у них развита так называемая резервистская армия – все совершеннолетние мужчины обязаны вступить в ее ряды, у них у всех есть дома боевое оружие.

Также швейцарские офицеры разработали концепцию «тотального сопротивления». Согласно этой концепции, задача вооруженных сил в Швейцарии – задержать вторжение настолько, насколько это возможно. В это время гражданское население должно было развить партизанские сети, чтобы сопротивляться врагу, пока не подтянуться союзники и не помогут в их борьбе.

Почему «тотальное»? – Потому, что оно не основывалось на традиционных партизанских тактиках, связанных с насилием, саботажем, подрывной деятельностью. Суть «тотального сопротивления» в том, что каждый гражданин может сопротивляться множествами способами. К примеру, если оккупанты приходят в ресторан, их либо не обслуживают, либо обслуживают плохо. Если оккупанты завладели почтовым отделением, значит, сотрудники этого отделения внезапно «теряют» корреспонденцию или она доходит не туда, куда нужно. Если в стирку сдается униформа оккупантов, то она специально портится.

Согласно этой же тактике, если регулярные войска терпят поражение, то они отступают в горы и леса, воссоединяются с гражданским населением, создают гражданско-военные сети и вместе взаимодействуют против оккупантов…

Конечно, это старая теория, которую перестали соблюдать где-то в 60-х. Однако, изучать ее интересно, и, главное, стоит учиться.

По вашему мнению, гражданское население Украины на востоке нашей страны недостаточно сопротивлялось и сопротивляется российскому агрессору?

Нужно учитывать, что Украина противодействует намного более сильному оппоненту с гораздо более сильными ресурсами, но да, на данный момент, гражданское население не подготовлено к такому сопротивлению, а гражданских нужно было бы подготовить.

 / dn.vgorode.ua

Вдохновение можно черпать из примера Израиля, где и мужчины, и женщины проходят воинскую службу.

Подчеркну: я считаю, что и мужчины, и женщины, и пожилые, и дети – каждый, по-своему, должны сопротивляться оккупанту. И речь не идет только о сопротивлении военным способом.

Согласно такой вот концепции тотального сопротивления, должна ли Украина заниматься пропагандой на временно оккупированных территориях?

Я скажу вам не только свое мнение, но мнение большинства иностранцев, которые живут в этих широтах: у украинского правительства большие проблемы с пиар-кампанией, они не понимают, что проигрывают информационную войну.

Так, россияне могут не понимать всего, что происходит за пределами их границ, но они прекрасно понимают, что такое глобальная информационная война. К примеру, даже несмотря на то, что у России сегодня нет четкой идеологии, они умеют апеллировать к людям, у которых такая внутренняя идеология есть. Поэтому и сложилась ситуация, при которой многие идеологически заряженные граждане в разных странах играют на руку Москве, даже не получая какую-то ежемесячную оплату от Кремля. Просто россияне понимают, во что эти люди верят, и подыгрывают их вере.

Проблема еще и в так называемых союзниках Украины. Некоторые из них на самом деле не столько на вашей стороне, как просто выступают против России. У других – просто есть какие-то свои интересы в Украине.

Очень важно, чтобы у Украины были друзья, которые искренне ее поддерживают. Однако для этого вам нужно представить какую-то глобальную идею об Украине. Такой идеи, на данный момент, не существует.

Фото УНИАН

Что вы имеете ввиду под глобальной идеей?

Сегодня определенный пласт граждан Украины живет идеями национализма первой половины прошлого века. Но рано или поздно им предстоит сделать выбор: либо оставаться исключительно в этом узконаправленном векторе, либо начать думать шире. Россия прекрасно понимает национализм такого уровня, и они знают, как с ним бороться. Поэтому, пока часть украинцев будет думать только таким образом, Украине Россию не победить. Но как только Украина выступит с новой, непонятной для России стратегией, в РФ начнут ее бояться.

Напоследок, немного о союзниках Украины. Как вы – гражданин США – считаете, достаточно ли США уделяют внимания «украинскому вопросу»?

США даже и близко не оказывают должного внимания. В свое время Обама заявлял, что «этому конфликту нет военного решения». Но, как все мы видим, россияне считают, что военное решение есть, именно этим они и занимаются. Таким образом, на мой взгляд, Обама с самого начала просчитался в отношении к Путину. Помните, когда Путин заявлял, что на Донбассе нет российских военных, а исключительно местные сепаратисты? Еще тогда Обама мог заявить: «В таком случае мы отправим нашему союзнику – Украине – военную помощь, чтобы разобраться с внутренней украинской проблемой». И, на мой взгляд, Путин бы не стал ввязываться в военные действия, ему пришлось бы отвести свои реальные войска.

Или в самом начале аннексии Крыма, когда украинские войска не стреляли в «неизвестных зеленых человечков». По поему мнению, неоказание сопротивления зависело как раз от слов западных лидеров, которые сказали: не нужно провоцировать, не сопротивляйтесь. Это они не оказали поддержки Украине.

Владимир Путин / REUTERS

Более того, когда к России были применены более серьезные санкции? – Только после того, как россиянами был сбит пассажирский самолет.

Если же говорить о нынешней Администрации Трампа, то тут вопрос не столько в том, что у Трампа какие-то непонятные связи с Россией… Просто из-за полнейшей некомпетентности этого президента, Америка вообще не может сформировать свою внешнюю политику, и именно это наиболее выгодно России. Остальной мир не обращают внимание на то, что Россия делает, а следит за тем, что происходит в Америке. Что касается заявления о том, что «санкции с России не будут сняты до тех пор, пока она не вернет Крым Украине» – они всего лишь означают, что Америка планирует придерживается нынешнего статус-кво и не планирует делать для Украины что-то большее.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter