/ questrum.livejournal.com

Третье лето оккупации

Несмотря на все разногласия в обществе вокруг ситуации на востоке страны, в одном украинцы едины: Донбасс – это Украина. УНИАН выяснял, о чем говорят и о чем «молчат» жители временно оккупированных территорий через два года после начала войны.  

 / questrum.livejournal.com

Отъявленных сторонников существующего «режима» на оккупированном Донбассе осталось мало. Даже среди тех, кто еще пару лет назад мечтал о присоединении региона к России, все чаще ведутся ностальгические разговоры о прошлой жизни под контролем Украины. Несмотря на то, что добыть информацию с «той» стороны бывает довольно трудно, некоторые особенно животрепещущие для местных темы просачиваются в информпространство – шило в мешке не утаишь. Люди, проживающие в оккупации, все чаще выражают свое недовольство в социальных сетях, а с мая протестуют и на улицах.

Бюджетные места для «воевавших за республику»

Главным образом, не играют на руку князькам «ДНР» «реформы», которые они взялись проводить на Донбасе. К примеру, реформа в системе образования. Когда в школах отменили украинский язык и историю Украины, а вместо них в учебных программах появился новый, обязательный к изучению, предмет – уроки патриотического воспитания «гражданственность», родители школьников это спокойно «проглотили». Многие выпускники «ДНРовских» школ тешили себя сладкими обещаниями получить «дипломы российских ВУЗов». Сегодня эти «розовые очки» разбиты вдребезги.

Так, в одной из групп в социальной сети Facebook - «Хроники ДНР» - была опубликовано история студента, завершившего свое обучение о оккупированном ВУЗе в Донецке. Молодой человек рассказал, как учащихся, не переехавших с ВУЗом в Винницу (с сентября 2014 ДонНУ Министерства образования Украины работает в эвакуации – УНИАН) обманули с обещанными российскими дипломами. «Я — один из тех, кто, в силу обстоятельств, не смог перевестись со всеми бывшими одногруппниками в Винницу, и кто остался в Донецке. Помнится, два года назад, а именно в сентябре 2014 года, тогдашняя заведующая кафедрой журналистики Артамонова Инесса Михайловна призывала оставшихся студентов продолжить обучение в Донецке. Теперь, чтобы поехать в ЮФУ (Южный федеральный университет – УНИАН) за российским дипломом необходимо иметь оценку «отлично» по всем предметам. Это, во-первых. Во-вторых, ЮФУ значительно сократил количество человек, и поехать за дипломом (попутно сдавая академическую разницу) в этом году мог всего лишь один человек с филологического факультета, который отказался. В-третьих, в конце мая Артамонова посещала Воронежский Государственный Университет (ВГУ) с рабочим визитом. О чем был разговор не понятно, но вопрос получения бакалаврами российского диплома в этом году уже не стоял», - написал студент и добавил, что для «филфака вопрос (продолжения обучения в российских ВУЗах – УНИАН) отложен до 2018 года».

Более того, по словам жителей оккупированного Донбасса, нередки случаи, когда абитуриентов из «ЛДНР», приехавших в Россию, возвращают назад. «У вас есть свои университеты, вот там и учитесь», – приблизительно такие «аргументы» слышат 11-классники и их родители.

Вместе с тем, и в «ДНР-овских» учебных заведениях немало «сюрпризов» для абитуриентов. По словам дончанки Татьяны (фамилия не названа из соображений безопасности – УНИАН), которая столкнулась с проблемой получения высшего образования для ребенка, бюджетные места в донецких университетах, в первую очередь, выделяют «студентам, воевавшим за «республику» или же детям «военных». 

Отметим, что, на фоне сложившейся ситуации, Минобразования Украины пошло навстречу детям с оккупированных территорий, пожелавших получить высшее образование в Украине. Выпускники школ, которые проживают на неподконтрольных территориях и на линии разграничения, получили право поступать по модели вступительных экзаменов, а не ВНО. Для этого, по словам министра образования Лилии Гриневич, на базе ВУЗов, которые были эвакуированы с неподконтрольной территории, а также тех учебных заведениях, которые находятся на подконтрольной Киеву территории Донбасса, 1 июля были открыты образовательные центры «Донбасс Украина», подробный перечень которых предоставлен на сайте Минобразования.

«Прививка» от сепаратизма

«Налоговая реформа» в «ДНР» приводит к еще более интересным метаморфозам среди местного населения. Когда весной 2014 года, захватившие власть сепаратисты заявили о своей «независимости» и в городе Снежное Донецкой области должен был состояться псевдореферендум, 25-летний местный житель Дмитрий (фамилия не названа из соображений безопасности, – УНИАН) с радостью раздавал всем своим знакомым напечатанные на принтере приглашения посетить это «мероприятие» и отдать свой голос. Спустя два с лишним года он глубоко разочаровался в своем выборе.

Дело в том, что молодой человек около десяти лет занимался предпринимательской деятельностью – его семья владела небольшой сетью продуктовых магазинов. А реалии «ДНР», которую, на этапе создания, Дмитрий поддерживал, существенно усложнили условия для бизнеса. Предприниматели, и Дмитрий в их числе, жалуются, что ЧП-шников облагают непомерными налогами, вынуждающими попросту сворачивать свою деятельность. Кроме того, мелким предпринимателям тяжело конкурировать с низкими ценами в так называемых «первых республиканских супермаркетах», переманивающих даже постоянную клиентуру.

А демпинговать бывшей сети «АТБ» (в помещениях которой ныне действуют «первые республиканские»), по слухам, позволяет тот факт, что магазины, подконтрольные главарю донецких боевиков Александру Захарченко, реализуют большое количество российских продуктов из «гумконвоев» РФ, когда таковые имеются, а также контрабандный товар из Украины.

Не удивительно, что подобные действия вызвали шквал недовольства местных жителей. «Отжимают все. Раньше можно было «на лапу» один раз дать, и работай себе дальше спокойно. А сейчас каждый месяц тянут», – возмущается Дмитрий.

Учитывая ситуацию, в которой находятся жители оккупированных территорий, возмущаться они предпочитали в социальных сетях. И все чаще их сетования можно прочесть даже в антиукраинских группах ВКонтакте.

 / gentlemanstory.net

Вместе с тем, в последнее время те, кто рискнул продолжить заниматься своим нехитрым бизнесом в городах, подконтрольных «ДНР», стали выходить на митинги. Так, в мае на протесты выходили в Донецке и Макеевке, а в начале июля к ним присоединились горловские предприниматели. Не остановило людей даже то, что несанкционированные массовые акции караются в Донецке изолятором временного содержания. «Задолбали мелких предпринимателей проверками, штрафами несусветными», - написал в одной из соцсетей известный донецкий сторонник «ДНР» Роман Манекин.

И, похоже, будут продолжать делать это и дальше – в «ДНР» активно идет процесс так называемой национализации: все рынки, ранее принадлежавшие частным лицам, возвращаются в «государственную» собственность – под контроль новосозданного «предприятия» «Рынки Донбасса». По информации, размещенной во ВКонтакте в одной из сепаратистских групп, уже «национализированы» Центральный рынок Макеевки и рынок «Меркурий-сити-маркет» в Донецке. Местные князьки объясняют это тем, что, мол, возврат рынков в «госсобственность» позволяет «снизить арендную плату и освободить предпринимателей от поборов, которыми их регулярно обкладывали прежние владельцы рынков».

Тяжелый быт: все дорого и очень скудный выбор

Однако такие заявления не вызывают у жителей оккупированных территорий ничего, кроме скепсиса. Тем более, если учесть, что на Донбассе остается немало проукраински настроенных граждан, по разным причинам не сумевших выехать в другие регионы. Среди них – жительница Тореза Донецкой области Оксана (фамилия не названа из соображений безопасности, – УНИАН). По ее словам, труднее всего, к примеру, с продуктами, было летом 2014 года: «Магазины пустовали. Машины с продовольствием не проезжали сквозь линию огня. Семьи начали печь хлеб, съедать запасенную консервацию, неоднократно готовили суп прямо на костре, потому что электричества не было. В подвале, на случай обстрелов, лежали теплые вещи, документы, деньги. Был отдельный пакет с продовольствием «на первое время».

Постепенное уменьшение интенсивности обстрелов привело к тому, что на полки магазинов начали возвращаться привычные продукты. Сегодня магазины «ДНР» и вовсе не страдают от дефицита, но бытовая химия, лекарства, большинство продуктов питания – российского производства. Если же говорить об одежде, то ею на Донбассе не разживешься – скудный выбор и очень дорого.

По словам местных жителей, с началом военных действий цены на товары непомерно выросли. Оксана рассказывает, что год назад стоимость продуктов в «ДНР» была в несколько раз выше, чем аналогичных товаров в Украине. Сейчас цены немного выравниваются. Так, если, согласно данных Госстата, средняя цена на свинину в Украине – около 68 гривен, то, к примеру, в оккупированном Торезе - 76 (в рублях – 290). Куриные тушки в Украине – около 40 гривен, на неподконтрольной Украине территории – 47. Сахар – 14 гривен против 14 (приблизительно). Такие же близкие цены на картофель, лук, некоторые крупы. Дешевле, разве что, хлеб: раной, в пересчете, стоит 2,6 гривен, пшеничный – 3,4 гривны.

Вместе с тем, и такие цены не позволяют местным жителям шиковать. Дело в том, что на оккупированных боевиками территориях цены на прилавках устанавливается в российских рублях. Но если стоимость продуктов в рублях по отношению к гривне колеблется по курсу 1:3-1:4, то заработную плату люди получают по курсу 1:2. Другими словами, купить можно вдвое меньше, чем люди планируют. Такую «зарплату» централизовано получают, в основном, госслужащие - шахтеры, учителя, медицинские работники, сотрудники коммунальных предприятий, уточняет Оксана.

По ее словам, что жить в оккупации довольно трудно, поскольку два года назад даже говорить о своих проукраинских взглядах было смертельно опасно. «Но за это время у меня изменился круг друзей – сформировалось «проукраинское подполье», - отмечает она.

Авторитет Захарченко стремится к нулю

Кроме того, Оксана считает, что к сегодняшнему третьему лету «с глаз у людей падает белена». А это приводит к тому, что авторитет главаря «ДНР» Александра Захарченко близится к нулю. Об этом свидетельствует и реакция жителей оккупированных территорий на решение Захарченко в очередной раз перенести «выборы в ДНР» (с 24 июля на 30 октября). «В каком году это сбудется? Каждый год бывает 30 октября…», «а 30 октября перенесут на 2017-й год», «а Захарченко и дальше будет языком трепать, какая же плохая Киевская власть и что мы обязательно победим», «правь сколько хочешь, назначай кого хочешь, выборы можешь никогда не проводить и всегда переносить, все списывай на укров и минский сговор…», - пишут пользователи сообщества «В Макеевке|Донецк|Макеевка|Новороссия» ВКонтакте.

REUTERS

Действительно, такие «новости» от главарей «ДНРровских» банд выглядят смешно, считает директор Института глобальных стратегий, политолог Вадим Карасев. «Вокруг даты «своих местных выборов», которые были объявлены на 24 июля, существовала «война нервов» между Украиной, «ДНР» - «ЛНР» и Россией. Они считали, что, под конец сессии Верховная Рада Украины примет закон о выборах. А она не приняла. Поэтому, понятно, что эту «войну нервов» они проиграли, и местные марионеточные представители теряют авторитет, - отмечает он. - Это уже выглядит смешно. Они вроде как угрожают Украине, но, тем не менее, вынуждены играть в нашу, украинскую игру. Потому что перенос даты выборов – это игра по нашим, а не по их правилам».

Естественно, это подрывает авторитет боевиков среди местного населения, уставшего от политики марионеточной «местной власти».

Они вроде как угрожают Украине, но, тем не менее, вынуждены играть в нашу, украинскую игру

Вместе с тем, по мнению политолога, несмотря на увеличение протестного потенциала временно оккупированного региона, «дальнейшая судьба этих территорий зависит от долговременной игры России».

Пассивное большинство

Однако жители оккупированного Донбасса не могут знать, когда «карлик-кукловод» наиграется. Да, о политике здесь стали говорить мало. Политика переменчива, а жизнь у каждого – одна. Поэтому люди хотят очень простых вещей: иметь возможность купить палку колбасы и приличные брюки, поехать в отпуск и отдать ребенка в хороший университет…

Вместе с тем, по словам руководителя центра «Третий сектор», политтехнолога Андрея Золотарева, вероятно, что таких же простых вещей жители Донбасса хотели и два года назад, к тому же, могли все это иметь. Но, к сожалению, оказались в сегодняшнем положении из-за своей пассивности. «Согласно социологии, приверженцев «русского мира» на Донбассе было меньше, чем, к примеру, в Харькове. Но главным недостатком донбасской общины была пассивность. Фактически, если брать события весны 2014-го, то действовало активное меньшинство. Большинство было пассивное, и из-за этой пассивности они оказались в сегодняшнем положении», – отмечает он.

Золотарев не отрицает: у населения временно оккупированной территории действительно есть ностальгия по прошлой жизни. Однако, по мнению эксперта, люди привыкают жить в «серой зоне». И это, по его словам, дает основания утверждать, что Украина этих людей теряет: «Хуже всего, что сейчас Украина, фактически, этих людей теряет. Они привыкли к жизни между Украиной и Россией, в «серой зоне». И если шанс вернуть территорию за два года мы не потеряли, то сможем ли мы «вернуть» людей?»

Это, пожалуй, главный вопрос.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter