Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Рабинович предсказывает теракты

"Меня иногда спрашивают, а почему напали на синагогу Бродского, а не на Центральную. А я откуда знаю? Вот побываю в террористическом центре - спрошу..."  Почти интервью с Вадимом Рабиновичем

Уважаемые, вопросов нет? - спросил Вадим Рабинович.

На брифинге Вадима Рабиновича, тема которого не была заранее объявлена, возникло неловкое молчание. Журналисты застыли в ожидании вступительного слова, полагая, что президент Объединенной Еврейской Общины Украины и Всеукраинского Еврейского Конгресса Вадим Рабинович сам объяснит, о чем он хочет сказать. А Вадим Рабинович ждал вопросов, справедливо полагая, что его приход сам по себе достаточный повод для вопросов. В итоге, брифинг свелся едва ли не к интервью Вадима Рабиновича и журналистов УНИАН.

- Как здоровье Владимира Кацмана? (Последним публичным и нашумевшим событием,  к которому косвенное отношение имел и Вадим Рабинович было избиение Владимира Кацмана, главного редактора газеты «Столичные новости», фактическим владельцем которой  и является господин  Рабинович).

- Владимир Наумович здоров, вышел из больницы, чувствует себя пока неважно. Милиция ничего не раскрыла. Но, что вам действительно интересно и что я постараюсь рассказать такими словами, чтобы потом меня не судили, то я вам скажу: нам абсолютно точно известно, кто заказал и осуществил нападение на Кацмана. Более того, я думаю, что это только первое звено, и что в дальнейшем речь может идти о нападении на целый ряд журналистов. Я утверждаю, что милиция тоже об этом знает. Я беседовал с министром внутренних дел, с руководителями различных ведомств, я не понимаю, почему имея абсолютно все данные о том, кто это сделал (а это событие оказалось намного серьезнее, чем я думал и это связано  даже с гражданами иностранных государств) она бездействует. Непосредственно осуществлял это нападение гражданин Украины. И заказ у него был: убить Кацмана. Он получил половину денег, потому что вместо железного лома взял деревянную биту. Это – первая часть "марлезонского балета". И мне абсолютно непонятно, почему обладающая знанием система МВД-СБУ не приняла дальнейших шагов. Возможно, бояться, но если до конца праздников никаких мер не будет принято, то мы тогда опубликуем все материалы, которые  есть у нас. А я считаю, что есть абсолютно полная доказательная база. Более того, как оказалось, эта операция только первая часть достаточно серьезного хорошо финансируемого плана по дестабилизации обстановки, в том числе среди журналистов. Когда мы объявили премию за поимку исполнителя нападения, нашлись люди, которые захотели получить эту премию. При этом нам стало известно, что это только первая часть, что в одном из областных центров привезена крупная сумма денег. Запланировано, что двадцатого мая устроители акции приедут в Киев, устроят мирную демонстрацию, потом два-три нанятых бандита постараются, чтобы демонстрация переросла в силовое столкновение возле синагоги Бродского. Это все уже не шутки, а совершенно серьезное, криминальное дело, которые можно трактовать, как зачатки терроризма. Потому, что все это планируется и финансируется за пределами Украины.

УНИАН: А почему для такой  масштабной акции был задействован редактор далеко не самой тиражной газеты? В Киеве, есть более популярные издания, возглавляемые, кстати, евреями. Хотя мы знаем, что Владимир Кацман ваш старинный друг, и забота о нем вполне естественна.

- Меня иногда спрашивают, а почему напали на синагогу Бродского, а не на Центральную. А я откуда знаю? Вот побываю в террористическом центре - спрошу. С одной стороны, я думаю, что это достаточно последовательная позиция и холдинга и главного редактора. С другой стороны мы достали тех, кто за этим стоял. У нас в каждой области, в каждом регионе жители получают высокотиражную и высокоинтеллектуальную газету «Персонал плюс». Ее только в Харькове распространяется 39 тысяч экземпляров. Именно, наш редактор оказался на острие борьбы с подымающим голову фашизмом. Поэтому уже никто не сомневается, что «Персонал» и МАУП (Межрегиональная академия управления персоналом, известная своей антисемитской позицией. - Авт. ) действительно бандитские и фашистские структуры. Они открыто пропагандируют ненависть. Популярность этого движения можно измерить теми тысячными процента, которые набрала партия Щекина. При этом все-таки, я считаю, что в Украине сложилась уникальная ситуация,  когда общество здоровое по своей сути. Когда эти люди поняли, что общественной поддержки нет, что нет возможности широкому кругу обратиться с их «гениальными» идеями. Теперь остаются провокации, идеи, террористические акты.

УНИАН: Простите, но антисемитизм неактуален не только для современной Украины. В советское время евреи снимали фильмы, издавали книжки, уже не говорю о их вкладе в искусство. Поэтому вряд ли стоит апеллировать сейчас к теме антисемитизма. МАУП не более, чем маргиналы, проплаченные иностранными спецслужбами. И не складывается ни у меня, ни у некоторых моих коллег впечатления, что Владимир Кацман – жертва антисемитов.

- Что должно произойти, чтобы это впечатление сложилось? Ну не убили Кацмана, действительно это большая проблема – ну не убили его. А так бы все ходили, одели бы траурную повязку. Значит, вы сами журналист, да? Я думаю, что демократия в обществе начинается не с болтовни политиков, а с двух вещей. Первое, что один политик может что угодно наговорить на другого политика и, второе, журналисты могут все это написать. Действительно, вам сегодня не очень мешают реально написать, что вы – хорошая, а я плохой. Что происходит сегодня? Журналисты подходят и говорят, что я боюсь, что мне нужна охрана. И история, которая произошла с Гонгадзе, абсолютно ничему не научила общество. Вы говорите, это обычное бандитское нападение. Да журналист, которого избили и у него не взяли ничего, ни кошелек, ни деньги, ни часы, упавшие с руки. Ничего не взяли. И вы хотите рассказать, что это бандиты зашли в подъезд его бить. А если его били по профессиональному признаку, то это проблема номер один.

УНИАН: А за какие публикации его били?

- Вот когда бандита арестуют, ему устроят брифинг, и вы тогда спросите. Но я точно знаю, кто заказал нападение на Кацмана, что это связано с его профессиональной деятельностью, что его хотели убить как журналиста совершенно не по национальному признаку. Его убивали за то, что он – журналист. Более того, я точно знаю, что исполнителям не заплатили все деньги, потому что они не убили его. Что касается маргинальности или немаргинальности МАУП, я расскажу простую историю. В 1936 году Гитлер считался абсолютно маргинальной силой, над которой все смеялись. И поднялся он не потому, что был сильный, а потому, что так сложилась ситуация. В Украине сегодня ситуация мне не представляется политически и экономически стабильной. А в нестабильной системе всегда возникает желание найти виноватого. И если проанализировать «Персонал» в последние годы от резко маргинальной ниши "во всем виноваты евреи", он перешел к серьезным обвинениям: министр внутренних дел – преступник, министр образования -  преступник, страной правят преступники. Это уже не маргинальность, это структура, которая формирует мнение 35 тысяч студентов. А ведь это молодые люди с неоформившейся головой. Так ведь, это 35 тысяч в центральном офисе, а ведь есть отделения в Днепропетровске, Харькове, Ровно. Сегодня  финансирование МАУП лучше, чем финансирование ЕС для Украины. 

МАУПу дали набрать силу. И если у вас есть юридическая возможность сидеть за столом якобы вуза, есть мешок денег, средства массовой информации и студенты, это реальная сила. Потому что он просто снимет молодежь, три тысячи студентов и поведет их на улицу. Это – опасность намного более серьезная, чем представляется.

УНИАН: А вы заплатили те деньги, которые обещали в награду за сведения о нападающих?

- Я не могу комментировать. Но я никогда не обманываю людей.

УНИАН: А можно подробнее о вашей встрече с министром Луценко?

- Мы обменялись информацией. Я был уверен, что еще несколько дней и мы узнаем не только имена преступников, но и заказчиков. Но праздники вредно влияют на раскрываемость преступлений.

УНИАН: Вы его предупреждали, что если до конца праздников не будет объявлен виновник преступления, то вы опубликуете все имеющиеся материалы?

- Нет. Это я через вас передаю.

УНИАН: А вы могли бы намекнуть, где родина заказчиков?

- Не могу. Я бы сам с удовольствием сказал и считаю, что это правильно, но обещал подождать… 

- Это преступление связано с МАУП?

- Да. Очень опосредованно. Но они стали осторожнее. У нас есть  данные, что даже исполнителей тех провокаций, которые готовятся, семнадцать раз предупреждали, что нельзя ссылаться на МАУП,  называть МАУП и говорить, что они читают их прессу. Пока МАУП шел вперед, обличая собственную глупость, было легче. А сегодня они получили очень серьезнее финансирование. И я совершенно не понимаю, почему службы безопасности не занимаются этим. Я как-то говорил, что у меня есть пленка. Это – выступление главы ку-клус-клана, приехавшего в МАУП, где собран полный зал студентов и истекающий слюной Слисаренко переводит: дети, слушайте, что он говорит, революцию сделали евреи и негры. Но ведь это украинский вуз, кто его вообще сюда пустил. Что происходит?

УНИАН: А каков статус МАУП, разве этот вуз не закрыли?

- Я слышал и читал заявления, начиная от посла Соединенных Штатов и заканчивая министром внутренних дел и секретарем СНБО, где говорилось, что с МАУП покончено еще вчера. Но я знаю, что власти не сумели даже изъять документ. Официальную проверку выгнали, мы, мол, вуз и не пустим сюда никого. Следовательно, на территории Украины возникло экстерриториальное образование. Все их боятся. Ну что значит: выгнали милицию и налоговую? Когда Николаевский глиноземный забирать – там милиции не досчитаешься. А законные дела по МАУПу не решены, они продолжают смеяться.  Реально никаких шагов против МАУП не сделано, все врут. Они развиваются и провели новый набор студентов. Они продолжают расширять сеть периодической печати. Абсолютно все, что сказано по борьбе с МАУПом – вранье. Каждый отчитывается, посольство – перед своими руководителем, украинские чиновники – перед вышестоящими чиновниками.

УНИАН: Вы сказали, что за исполнение заказа была заплачена только часть денег. А сколько планировалось полностью заплатить?

 - Я не в курсе. Меньше всего я интересовался, сколько за Кацмана дали. Меня больше всего интересует, чтобы было раскрыто преступление против гражданина Украины Владимира Наумовича Кацмана, профессионального журналиста. И я хочу, чтобы преступление против журналистов стало вопиющим фактом, а не расхожим, обычным бытующим делом. Убили еще одного и ладно. Вы против?

- Нет.

- Это радостное совпадение наших взглядов.

Маша МИЩЕНКО

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение