Андрей Портнов / Фото УНИАН

Андрей Портнов: Высшие должностные лица Украины создали условия для возможной легализации украденных активов Украины и лиц, в отношении которых были введены санкции

УНИАН расспросил бывшего первого заместителя главы Администрации президента Украины времен Януковича о том, за счет чего ему удалось выиграть суд против Совета ЕС  и добиться отмены санкций, введенных Европой в его отношении по просьбе украинских властей.

Андрей Портнов / Фото УНИАН

Андрей Портнов первым из представителей высшего круга должностных лиц страны времен Януковича выиграл суд у Совета ЕС в связи с примененными к нему санкциями. В интервью УНИАН Портнов рассказал, какие последствия может иметь это решения для самого ЕС, для остальных украинских политиков, которые находятся в «черном списке», для украинской прокуратуры и конкретных должностных лиц. На выигрыше в Люксембурге он, по его собственным словам, не собирается останавливаться – публичные извинения от ЕС, исключение из списка лиц в Украине, находящихся в розыске МВД – это только малая часть того, что требует юрист Портнов.

В решении Суда ЕС сказано, что внесение вашего имени в список не соответствует критериям, которыми определяются лица, в отношении которых применяются санкции. Объясните простыми словами, кто и что сделал не так.

Для меня было важно на авторитетной правовой европейской площадке показать, что ЕС нарушил европейские стандарты, и что Евросоюзом можно манипулировать, как это сделали украинские власти. Доверив им, ЕС ввел санкции с формулировкой, которая была предложена в 2014 году в письме Генеральной прокуратуры, став, таким образом заложником Киева и инструментом для расправы с политическими оппонентами. Не со всеми из списка, а с некоторыми из них. Суд спрашивал представителя ЕС: "А если бы украинские власти написали, что Портнов - террорист, вы бы ввели санкции за терроризм?" Даже такой вопрос ставили представителю ЕС. Суд полностью отменил решение Совета ЕС по мне и обязал компенсировать все расходы, установив в мотивировочной части, что я имею право на новые требования о возмещении морального ущерба.

Я не подавал исков к Украине. Моя принципиальная позиция - не спорить со своей страной. Поэтому я обжаловал действия ЕС.

Вы относите себя к категории тех, с кем борется украинская власть?

Да, я отношу себя к этой категории. Я считаю, что в отношении меня была организована целенаправленная работа по дискредитации с фальсификацией уголовных дел.

Суд ЕС определил, что вы можете выдвигать новые требования. Намерены ли вы это делать?

Такое решение я приму немного позже. Оно зависит от нескольких факторов. Я публично обратился к украинским властям с требованием в течение десяти дней исключить мое имя из списка лиц, которые находятся в розыске. Если этого не будет сделано, то мы продолжим работу на европейской правовой площадке по привлечению к ответственности украинских должностных лиц. Этот срок истекает на днях, после выходных. Я также обратился к европейским властям, направив письмо на имя Высокого представителя ЕС Федерики Могерини, в котором указал, что если Совет ЕС официально принесет мне публичные извинения, то в этом случае я не буду ставить вопрос о компенсации со стороны ЕС.

Я даю возможность выйти из этого кризиса. Как, собственно, я давал такую же возможность, когда говорил, что лучше не доводить до решения европейского суда, потому что оно станет прецедентным, и им смогут воспользоваться недобросовестные люди, у которых, действительно, есть проблемы с законом, которые причастны к отмыванию средств, к хищению государственных активов. Поэтому я сначала публично предупреждаю, довожу до сведения широких масс, говорю о последствиях профессиональным языком. А когда это кому-то не понятно, как в моем случае, то тогда приходится действовать.

Андрей Портнов / Фото УНИАН

В отношении прецедента. Можно ли предполагать, что, основываясь на решении, которое было вынесено по вашему делу, остальные фигуранты этого списка тоже получат такие же решения? Я говорю о Януковиче, Арбузове, о других.

К сожалению, вы совершенно правы. Лица, которые, действительно, причастны к хищению государственных средств, могут воспользоваться этим решением. Как, собственно, им могут воспользоваться и представители других государств, чиновники, в отношении которых ЕС вводил санкции. Фактически, этим решением было установлено, что политический механизм применения санкций должен основываться на европейских стандартах, на принципах презумпции невиновности и на основных международных нормах взаимоотношения гражданина и государства.

Украинские власти должны были это прогнозировать! Целое Министерство юстиции с евроинтеграционной риторикой, руководитель международного подразделения Генпрокуратуры Виталий Касько, которого многие ошибочно считают реформатором и который завизировал все письма в ЕС, из-за которых есть сегодня это решение Суда – они все должны были это прогнозировать.

Ведь таким образом получается, что высшие должностные лица Украины создали условия для возможной легализации украденных активов Украины и для возможной легализации лиц, в отношении которых были введены санкции.

Сейчас мы говорим о мартовском письме 2014 года. На самом деле, это письмо является лишь малым элементом, так как основная работа пришлась на начало июня, после того, как Порошенко стал главой государства. Тогда из Генпрокуратуры в ЕС пошли новые письма, хотя к этому моменту уже было видно, что по ряду людей нет доказательств, что в основе лежат сфальсифицированные материалы уголовных дел. У Генпрокуратуры была возможность изменить ситуацию, но они только усилили переписку. Потому основные претензии у меня будут в международных инстанциях уже к периоду президентства Порошенко и ко всей переписке, которую вверенные ему органы вели в период, когда он стал главой государства.

А что было в этом письме?

Судя по всему, в ЕС тоже поняли сложившуюся ситуацию и хотели из нее выйти, а потому задавали дополнительные вопросы. В ответе на них восьмого июня замгенпрокурора Баганец [Алексей Баганец, назначен на должность замгенпрокурора в феврале 2014 года] подписал письмо, которое касалось только меня. Украинские власти продолжали настаивать на моей виновности! Но в конечном итоге, они получили за обман, да, именно за обман: ЕС сам снял с меня санкции! Ведь судебный процесс в Люксембурге проходил уже тогда, когда санкции с меня были сняты. Это была моя принципиальная позиция - довести этот процесс до конца.

Андрей Портнов / Фото УНИАН

Соответствует ли действительности информация о том, что вы наняли самых дорогих брюссельских юристов, услуги которых стоят 300-350 евро в час?

Эта информация полностью не соответствует действительности. К сожалению, сложился стереотип, что нужно обязательно нанимать дорогих адвокатов. Это заявление сделали мои оппоненты с целью моей дискредитации. Я хочу, чтобы мы не забывали, что я сам являюсь юристом. И не просто по образованию. Это моя ежедневная профессиональная деятельность. Поэтому мои расходы на этот процесс были: переводчик-юрист, который переводил на французский и юрист из небольшой французской юридической компании, без которого нельзя участвовать в процессе – нужен лицензированный адвокат в мантии и так далее. По правилам Люксембургского суда я не имею права сам обращаться к суду. Поэтому там нельзя без международного адвоката. Вот он стоил около 14 тысяч евро.

Возможно, другие заявители и платят большие деньги, во-первых, в силу того, что у них они есть, а во-вторых, в силу того, что они ничего в этом не понимают. А я же, напоминаю, работаю не слесарем.

В отношении компенсации. Если не будут принесены публичные извинения, как вы на этом настаиваете, о каких суммах можно говорить?

Это могут быть - я говорю "могут быть", потому что решение вступает в силу через два месяца и десять дней с момента принятия, это могут быть: компенсация за перелеты в Люксембург, за адвоката и проживание в отеле. Это может быть до 20 тыс. евро, но, так как Суд установил, что я могу требовать возмещение морального и материального ущерба, то, возможно, при определенных обстоятельствах, я включу в этот список и весь период моего проживания за рубежом. Моя иммиграция - это последствия политики украинских властей, которая привела к международным санкциям и моей дискредитации. В связи с этим, возможно, я попытаюсь провести связь между этими событиями. Это может быть очень внушительная сумма.

Я также считаю, что между этими событиями и деятельностью главы украинского государства есть прямая связь: назначение им своего кума прокурором, проведение этим кумом ряда уголовных процедур, которые, как оказалось, были сфальсифицированными, информационная дискредитация на принадлежащих президенту Украины телевизионных каналах. Воспользовавшись решением Люксембургского суда я, возможно, попытаюсь доказать, что за этим всем стоит действующий президент Украины.

Какие мотивы?

Личные мотивы, личная месть. Острая постоянная критика в адрес президента Украины, жесткие антипрезидентские тезисы за весь период его работы.

Андрей Портнов / Фото УНИАН

Какими могут быть последствия для украинской прокуратуры в случае, если в европейском суде будут вынесены аналогичные решения по другим делам?

Для конкретных прокуроров первые последствия – это судебный процесс, который происходит в уголовном суде Бельгии, в Брюсселе. 18 ноября мы ожидаем либо оглашения заключительного решения, либо, если явится мой оппонент...

Два.

Я отозвал заявление по Махницкому [Олег Махницкий исполнял обязанности генерального прокурора с 25 февраля по 18 июня 2014 года].

Поэтому последствия могут быть такими. Это суд уголовный. Суть обвинений в Брюсселе состоит в том, что господин Баганец, зная, что нет реальной вины и реальных подозрений всё же составил сообщение о подозрении и на основе полностью сфальсифицированных данных и моих сфальсифицированных подписей направил в ЕС письмо, которое и было сейчас полностью разгромлено решением Суда ЕС. Я исхожу из того, что это преступление начиналось на территории Украины господином Баганцом, а закончилось на территории Бельгии, где расположена штаб-квартира ЕС. Прокурор Бельгии утвердил этот документ и направил в уголовный суд. Уже было три судебных заседания, на которые оппоненты не явились. Закон позволяет в случае, если они были уведомлены, а они были уведомлены, рассмотреть вопрос без них. Сначала было два подозреваемых лица, но в последствии господин Махницкий публично заявил, что он не причастен к инициированию введения санкций против меня. При этом он назвал уголовное дело в отношении меня комедийным, сказал, что к этому причастны уже последующие генеральные прокуроры, сказал, что действия в отношении Портнова являются дискредитацией государственной системы власти и выразил по этому поводу сожаления, предложив считать конфликт исчерпанным. В связи с этим я считаю, что преследовать человека, который пошел на такой шаг и, фактически, все признал, нецелесообразным.

Более того, письмо Махницкого переведено на французский язык, заверено и направлено в уголовный суд Бельгии для преследования господина Баганца в качестве дополнительного доказательства его причастности к фальсификации уголовных дел и к фальсификации документов, направленных в ЕС.

Автором всего, что направлялось в ЕС, были два лица - Баганец и Касько.

У фигурантов санкционного списка практически та же история, что и у вас…

У нас разные истории. По мне суд исследовал все и ничего не нашел, а у кого-то были обнаружены офшорные счета, факты хищения. Поэтому говорить, что все остальные тоже могут получить такое же решение, будет слишком оптимистично. Я просто думаю, что, как один из аргументов, попробуют использовать это решение суда, но это не значит, что суд на это пойдет. Кроме того, против ряда людей санкции введены повторно. Сейчас они обжалуют санкции 2014 года. Допустим, они их обжалуют, но у них же есть новые, от 2015 года.

Портнов и Лукаш / Фото УНИАН

По вашему мнению, если говорить о процентном соотношении, как много или как мало людей, которые фигурируют в этом списке, могут быть исключены, основываясь на вашем прецеденте.

Я полагаю, что они могут быть причастными к хищению бюджетных средств. По некоторым лицам я просто не знаю, почему они включены в список, но точно могу сказать, кто там лишний. Это Елена Лукаш.

Я вернусь к вопросу об ответственности для прокуратуры. Если следовать букве закона, какими могут быть последствия для прокуратуры?

Их я вижу несколько. Во-первых, этим решением европейского суда украинская прокуратура дискредитировала себя на международном уровне. Теперь у ЕС должен возникнуть вопрос к украинским властям - а почему из-за вас мы получили против себя решение суда? Решение суда получил ЕС и платить мне тоже доложен ЕС! А из-за кого? Из-за генпрокуратуры. Это - железный материал для того, чтобы причастные прокуроры понесли уголовную ответственность. И это - вполне реальная перспектива.

То есть вы не исключаете, что можете инициировать заявления в отношении уголовного преследования этих лиц?

Выиграв европейский суд, сейчас в Украине начать уголовное преследование против них невозможно. Потому что сами себя они расследовать не могут. Это вопрос времени.

Вы уже подали заявление в прокуратуру Вены в отношении Порошенко и Кличко? [ранее сообщалось о том, что Портнов обвиняет президента Порошенко и мэра Киева Кличко в тайном сговоре с целью незаконного передела власти]

Я работаю в этом направлении. Мой последний визит туда был на прошлой неделе. В результате своей деятельности в Вене я обнаружил новые офшорные компании, аффилированные с президентом Порошенко, которые причастны к отмыванию средств. В ближайшее время я об этом сообщу. О части из них уже заявлял бывший глава СБУ (Валентин Наливайченко, подал в отставку 18 июля 2015 года), но есть еще одна часть компаний, находящихся на Британских Виргинских островах, в Панаме, со счетами в Австрии в Райфайзен банке.

По вашим прогнозам, в какие сроки может быть готово такое заявление?

В ноябре. Я хочу, чтобы на основании этого заявления были заморожены счета этих компаний в Вене.

Портнов / Фото УНИАН

26 марта Химкинский суд вынес приговор украинскому милиционеру Юрию Спасских за попытку вашего похищения, организатором которого, по его словам, был мэр Киева Виталий Кличко. Намерены вы продолжить эту историю?

Придет время, когда решение этого суда по заказчику перейдет в юридическую плоскость. Для этого вся доказательная база собрана – исполнитель находится в колонии, приговором зафиксирована его SMS переписка с Виталием. Он обязательно будет допрошен. По международной конвенции Украина, Россия, Беларусь и Казахстан признают юридические решения друг друга. Неотвратимость наказания должна быть. Каждый должен жить с понимаем того, что, если он совершил что-то, будет ответная юридическая реакция. Все это будет в нужное время.

Я считаю, что сейчас все деловые люди, политики разных политических сил, начиная от патриотического крыла и заканчивая теми, кого это патриотическое крыло критикует, должны объединить усилия для конституционной смены власти в стране. Действующий президент - самое большое сегодня зло: инвестиционного бума в стране мы не наблюдаем, реформ не наблюдаем, видим борьбу как кланов внутри правящей коалиции, так и кланов между собой, видим коррумпированного генерального прокурора, коррумпированные правоохранительные органы, полное отсутствие реформ в судебной системе.

Моя деятельность связана, в основном, с анализом и раскрытием коррупционной деятельности президента и его администрации, их зарубежных активов. Самое главное, что это раскрытие должно быть на европейской площадке.

Что вы имеете в виду?

Именно в европейских судах и в европейских правоохранительных органах нужно раскрывать коррупционные механизмы окружения президента. Именно там нужно бороться в судебных институциях для того, чтобы устанавливать это в авторитетных учреждениях Европы, а не в украинских или российских. Поэтому Вена, Люксембург, Брюссель. Только поэтому. Чтобы никто не смог сказать, что Портнов выиграл суд в Украине, потому что он его контролирует. Про Люксембургский суд так сказать нельзя.

Ирина Сомер, Брюссель

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter