Уровень доверия украинцев к судам оставляет желать лучшего / фото: УНИАН

Двойные стандарты украинской Фемиды: Как Высший совет правосудия работает «для своих»

Уже пять лет в Украине проходит судебная реформа. Однако доверять судебной системе за это время украинцы больше не стали. Сами же служители Фемиды законсервировали свой статус неприкосновенной и влиятельной (возможно, самой влиятельной в стране) касты. И менять такое положение вещей, похоже, не в их интересах.

Уровень доверия украинцев к судам оставляет желать лучшего / фото: УНИАН

Хотя судебная реформа и называлась одной из главных реформ последней пятилетки, на самом деле глобальных изменений в этой сфере так и не произошло. Украинцы не стали доверять отечественной Фемиде, а увольнения недобропорядочных судей и наказания их за коррупционные деяния, если верить соцопросам, желает каждый третий житель страны. Об этом, к примеру, идет речь в недавно опубликованном исследовании, проведенном GfK Ukraine по заказу Центра демократии и верховенства права.

Конечно, можно сослаться на другие данные (довольно часто озвучиваемые на «не имеющим никакого отношения» к экс-президенту Петру Порошенко телеканалам) о том, что судам стали доверять вчетверо больше. Но здесь важен порядок цифр. Так, согласно исследованию USAID, в 2015 году судам доверяло только 5% населения, а сегодня таких украинцев уже 20%.

К тому же, следует брать во внимание и тот факт, что и эти 20% убеждены: окончательный успех судебной реформы и возвращение доверия граждан к отечественной Фемиде зависит от того, как быстро обновится судебный корпус, станут ли судьями компетентные и добропорядочные люди, или судебная сфера так и останется неприкосновенным кастовым наростом на теле Украины.

Одна из проблем неэффективного обновления системы – работа Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета правосудия. К примеру, согласно исследования GfK Ukraine, большинство респондентов (77% и выше) убеждены, что в вопросе квалификационной оценки судей важнейшую роль должна играть общественность. Причем, формировании комиссии, которая проводит конкурсный отбор судей, граждане больше всего готовы доверить экспертам и представителям общественных организаций (54%), журналистам (30%), правозащитникам (28%) и ученым (24%). Меньше всего в таком деле опрошенные доверяют прокурорам, действующим судьям и судьям в отставке (10-14%). Собственно, 63% украинцев не верят в возможность проведения ВККС и Высшим советом правосудия (ВСП) независимой и справедливой оценки работы своих коллег, а также в то, что судьи за свои правонарушения будут наказаны.

Обновление судебной системы, в частности, тормозит Высший совет правосудия / фото: vru.gov.ua

О перекосах в работе ВСП неоднократно сообщали участники общественной организации – Фонда DEJURE. К примеру, о том, как члены ВСП создают искусственные преграды для увольнения судей в случаях, когда для этого имеются все основания. Так, два года назад ВККС рассмотрела жалобу против главы Апелляционного суда Черкасской области Владимира Бабенко (его обвиняли в давлении на коллег при вынесении судебного решения) и приняла решение об увольнении. Далее дело пошло в ВСП, где оно пролежало почти два года! За это время судья подал в суд на ВККС, проиграл в первой инстанции, но выиграл в апелляции. А Высший совет правосудия на этом основании… отказался его увольнять.

Адвокат Павел Богомазов соглашается, что ВПС сознательно затягивают рассмотрение дел, когда «своим» судьям это нужно. «Например, мы не согласны с решением судьи. Опротестовываем его, но вопрос рассматривается два года. Неадекватные сроки рассмотрения не гарантируют, что мы вообще можем защититься», - сетует юрист.

К тому же, по его словам, даже если журналисты найдут информацию о недоброчестности судьи, а Совет доброчестности определит, что это действительно так, в Высшем совете правосудия могут сообщить: вы ничего не доказали. И судья продолжит работать, как ни в чем не бывало.

Интересным выглядит и дело главы Окружного административного суда Киева Павла Вовка - 20 августа ВСП будет рассматривать ходатайство временном его отстранении от работы в связи с привлечением его к уголовной ответственности. Несмотря на то, что и фамилия Вовка, и название суда, который он возглавляет, давно у всех на слуху, да и компромата на него можно нарыть – выше крыши, нынешнее дело, увы, выглядит шитым белыми нитками.

Адвокат Вовка, управляющий партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Михаил Ильяшев отмечает, что в ходатайстве приводятся «странные аргументы» относительно того, почему его подзащитный не может осуществлять правосудие, пока идет всестороннее расследование. «Хотя это будет означать приостановление с дальнейшим перераспределением на других судей дел, которые уже находятся на рассмотрении», - говорит он.

Что же касается обвинений, выдвигаемых Павлу Вовку, Михаил Ильяшев не раскрывает карт, ссылаясь на ограниченные возможности комментировать предварительное расследование. «Речь не идет о получении судьей неправомерной выгоды. Речь идет о принятии конкретных судебных решений по ВККС. Именно эти решения, по мнению стороны обвинения, являются неправосудными», - отмечает он.

Однако тут, по словам адвоката, есть два важных момента. Во-первых, в украинском законодательстве не установлены критерии того, что такое «неправосудное решение». И Верховный суд относительно «неправосудных решений» выносит оправдательные решения. Во-вторых, дело Вовка сейчас выглядит как некий «привет» судам высших инстанций – апелляционной и кассационной – где принятые по ВККС решения Окружного админсуда Киева только должны будут опротестовываться. «То есть решения Окружного админсуда не отменены судами высших инстанций. Поэтому происходит некое давление на судей апелляционной и кассационной инстанций. Мол, решение админсуда – неправосудное. Если не хотите проблем, то отменяйте это решение», - говорит адвокат.

При этом он подчеркивает, что ставить вопрос о правосудности решения можно только тогда, когда есть вывод, что оно – незаконное. Пока же Вовка хотят обвиняют в чем-то виртуальном.

Проблема с судами кроется в особенностях украинского законотворчества и нормотворчества / фото: ombudsman.gov.ua

Другими словами, по сути, судебная реформа не коснулась Окружного админсуда Киева, его судьи не прошли переаттестацию, а лично Вовк отбился от всех претензий и, если судить по опубликованным недавно аудиозаписям, влияет на важные политические, государственные вопросы. Однако правоохранители, вместо того, чтобы провести более тщательное расследование, вести долгое наблюдение за Вовком, все документировать, чтобы доказать разнообразные коррупционные связи судей и влияние их на те или иные события и дела, пошли простым путем – опубликовали данные оперативного наблюдения, чтобы сформировать «правильное» общественное мнение. После этого, действительно, Вовк может быть отстранен от работы. Но потом он, опираясь на формулировки, озвученные его адвокатом выше, пойдет в Верховный суд и… будет оправдан. Такое вот «правосудие по-украински».

Эксперт ОО «Фонд общественной безопасности» Юрий Гаврилечко отмечает, что проблема таких историй не столько в самой судебной реформе, сколько в особенностях украинского законотворчества и нормотворчества. «Судьи – во многом заложники системы принятия законов и написания нормативных актов под них. Нормы законов могут противоречить друг другу: когда нормативка в одной сфере не сочетается с нормативкой из соседней сферы. Один и тот же термин может иметь в законах разное определение. У нас это - нормальная история, к сожалению», - говорит он.

По его словам, часто дела длятся годами, в том числе, потому, что не понятно - на основании чего судье делать однозначный вывод. «И эта неоднозначность закреплена законодательно. Поэтому в одном случае судья руководствовался одним законом, в другом - другим. Законы имеют одинаковую силу, а вопрос, каким руководствоваться – выбор судьи. Но почему судья должен быть виноват в том, что принимает то или иное решение? Тут нужно обратить внимание на парламент, который делает судью заложником некачественного законодательного процесса», - отмечает Гаврилечко.

Кроме того, по его мнению, не следует говорить о независимой судебной системе. Во-первых, потому, что каждая власть, так или иначе, выписывает законы под себя, чтобы удобнее было обогащаться. И судьи вынуждены работать с теми законами, которые есть. Во-вторых, судей назначает Рада и президент, а финансирует – Кабмин. «Если судья идет в разрез с желанием власти обогащаться, у него могут начаться проблемы. Поэтому в Украине нет независимой судебной власти.

По мнению политолога, директора социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко, этой проблемы не было бы, не пытайся Петр Порошенко провести судебную реформу «под себя». «Нынешний шум вокруг судебной реформы необходим, чтобы отвлечь внимание от того, что 70% судей остаются подконтрольными предыдущей власти. Реформа, которую проводил Порошенко, привела к феодализации законодательной сферы Украины. Высший совет правосудия - первый полузакрытый нелегальный профсоюз работников правосудия, который прикрывает не только себя, но и действенность всей судебной машины, сильно оторванной от украинского общества. Порошенко понимал, что ВПС занимается защитой коррумпированных судей от общества, но его это устраивало. Произошло совпадение интересов президента и судейской касты. Он был уверен, что переизберется на еще один срок и они будут стоять на его стороне, поэтому они получили неограниченные полномочия, за которые будут агрессивно сражаться… Сегодня люди, которые управляют судебной реформой, не просто заинтересованы в быстром падении Зеленского, а и в том, чтобы на них никто не влиял. Не в смысле независимости, а в смысле автономии. И это очень опасная тенденция», - говорит он.

В этой связи, говорить о независимости отдельных судей или органов, которые должны карать и миловать судей, к сожалению, не приходится. Нужна не переаттестация своих своими, а полная перезагрузка.

Татьяна Стежар

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter