В Украине планируют создать межведомственный координационный орган для формирования претензий к России / фото УНИАН

Осудить преступника: новые повороты в исках против России

В Украине планируется создание межведомственного органа для консолидации исковых претензий к России о возмещении ущерба за агрессию на Донбассе и аннексию Крыма. Эксперты считают такие действия властей своевременными и верными, но предупреждают – тяжбы в международных судах будут длительными, а взыскания с России – принудительными, и к этому нужно стратегически готовиться.

В Украине планируют создать межведомственный координационный орган для формирования претензий к России / фото УНИАН

В Украине в кратчайшие сроки планируется создать межведомственный координационный орган для формирования претензий к России о возмещении нанесенного ущерба агрессией на Донбассе и аннексией Крыма. С таким поручением президент Петр Порошенко обратился в Кабинет министров.

«Продолжающаяся вооруженная агрессия России ежедневно приносит на украинскую землю новые неизмеримые человеческие страдания, уничтожается инфраструктура, разрушаются предприятия и экономический потенциал Донбасса и Крыма. Поэтому мы не должны медлить ни минуты по формированию консолидированной претензии Украины к России для возмещения нанесенного ущерба», - подчеркнул президент.

Зачем Украине отдельная структура по контролю за исками к России

Создание межведомственного органа предусмотрено «реинтеграционным» законом, принятым Верховной Радой еще 18 января 2018 года, которым действия России на оккупированных украинских территориях признаются незаконными, противоречащими нормам международного гуманитарного права. Поэтому ответственность за моральный и материальный ущерб, нанесенный государству Украина, физическим и юридическим лицам, возлагается на Российскую Федерацию.

Эксперты считают создание нового ведомства правильным шагом, способствующим сделать качественным исковой процесс Украины против

России, но вот только в целом он проблему не решит, да и выплата ущерба от агрессора – головная боль для Украины.

Так, по мнению партнера международной юридической фирмы Kinstellar Константина Ликарчука, межведомственный орган необходим, так как на сегодня процесс подачи исков против России разрознен – им занимаются самостоятельно сразу несколько государственных ведомств, в частности, МИД, Минюст, а также представители госкорпораций.

«Координация бы не помешала, особенно учитывая, что появляются первые решения международных судов. Речь идет о десятках, сотнях миллиардов долларов. Нанесенный ущерб огромен. Насколько мне известно, предварительная стадия процессов - вопрос юрисдикции - уже завершается. Основная стадия – рассмотрение исков - не менее 3 лет. И Россия все уплатит, если последовательно заниматься взысканием», - считает эксперт.

Юрист-международник Виталий Власюк разделяет мнение коллеги, но при этом уточняет ряд деталей: «Идея создать единый орган – верная. Если он будет объединять все иски Украины в международных судах, гаагском трибунале, и всех юристов, которые ими занимаются, то это - только плюс. Но нужно понимать, что этот шаг наши дела не выиграет. По каждому из исковых направлений – своя юрисдикция, своя экспертиза. Но в целом, единый орган, который займется этими процессами и сведет воедино специалистов Минюста и МИДа, госкомпаний, подавших иски против России, - очень разумная идея, которая позволит, как минимум, качественно координировать все процессы».

По его словам, сами судебные процессы в международных юрисдикциях – очень продолжительны по времени и ожидать, что они на 100% будут проукраинскими, не стоит.

Иллюстрация / REUTERS

«Ждать решений придется долго. И на сто процентов проукраинскими эти решения не будут, потому что ни один суд никогда не признает правоту только одной стороны. Исключения бывают очень редко. Если даже одна сторона на 100 процентов права, то это не значит, что она получит 100-процентное удовлетворение всех ее требований. Именно по этой причине всегда тщательно просчитывается тактика и стратегия. Если суд скажет, что Крым - украинский, то это не значит, что Россия его вернет. Но это поставит точку в международных правовых колебаниях. Ведь сейчас ряд стран позволяют себе заявлять о том, что не уверены в принадлежности Крыма Украине. После решения суда в нашу пользу ни одна страна, ни один политик не позволят себе подобных заявлений», - подчеркнул Власюк.

По его мнению, практического результата в виде добровольной уплаты Российской Федерацией нанесенных Украине убытков, скорее всего, не будет. К тому же, Россия, путем принятия закона о неприятии решениях зарубежных судов, сам факт разбирательств на уровне международной Фемиды не признает. Вместе с тем, какую-то часть присужденной репарации принудить РФ выполнить получится. Да и само обращение в суд - положительный сигнал для Запада и огромные риски для России.

«Принудительно оплатить ущерб по ряду исков выйдет по примеру стокгольмской истории «Нафтогаза», который так поступил в отношении «Газпрома», не пожелавшего выплатить судебный долг. Но под большим вопросом - взыскание убытков по международным публичным спорам в отношении Крыма и Донбасса. Тем не менее, обращение Украины в суды – очень верный шаг, цивилизованный. Запад поддерживает нас во всех наших начинаниях, связанных с тем, чтобы решать спор с Россией в судах. А поддержка Запада для нас – ключевая. Это большие плюсы для нашей репутации, в то же время, большие проблемы для репутации РФ. Все наши обращения в суды направлены на то, чтобы показать западному миру готовность Украины решать все проблемы цивилизованным способом и при этом руководствоваться нормами международного права. Это огромный позитивный сигнал для Запада, в том числе для инвесторов», - сказал Власюк.

Такого же мнения придерживается профессор политологии Киево-Могилянской академии, научный директор Фонда «Демократические инициативы» Алексей Гарань: «Создание межведомственного органа по претензиям Украины к России – необходимый шаг для консолидации нашей исковой политики против РФ. Конечно, Россия будет отказываться выполнять решения судов, это и является позицией агрессии. Но когда есть решения международных судов, то, так или иначе, она будет вынуждена с этим считаться. Причем, какое-либо имущество России может быть арестовано за рубежом во исполнение решений судов, как это происходит по делу «Нафтогаза» в Стокгольмского арбитраже. Россия уже начала маневрировать в этой ситуации, предлагает мировое соглашение, новые условия договоров, другие варианты. В любом случае, суды – действенный метод давления на РФ».

Несколько иного мнения придерживается старший юрист ЮФ «Evris» Максим Замиховский. Он считает, что для оценки решения о создании такого единого органа на данный момент существует слишком мало информации о его функциях и компетенции.

«Возможно, создание органа со своим штатом, структурой и бюджетом несколько преждевременно, поскольку с поставленными задачами, при надлежащей организации работы, может справиться и межведомственная сводная группа, в которой будет консолидироваться поступающая из отраслевых ведомств информация. Также все будет зависеть от задач, которые будут поставлены перед новой организацией. Ведь, кроме сбора и анализа огромных массивов фактических данных, необходимо оперировать экономической оценкой утраченных объектов, а иногда и целых отраслей, обосновать размер упущенной выгоды для экономики страны от потери активов, при этом подтвердить свои выводы убедительными расчетами. Кроме того, было бы полезно использовать имеющейся международный опыт в разрешении подобных споров, и корректировать расчеты с оглядкой на подходы международных судов в оценке доказательной базы», - отметил эксперт.

При этом он, как и его коллеги, не исключает, что рассмотрение исков в международных судах будет долгим и кропотливым процессом. Причем продолжительность будет зависеть от тактики сторон. А взыскать с России репарацию будет непросто.

«Как показывает опыт ЮКОСА и других международных процессов с участием РФ, Россия просто отрицает компетенцию суда на рассмотрение спора против суверенного государства. А взыскание непосредственно с государства - это самый сложный аспект всего спора. Основные активы принадлежат отдельным обособленным юридическим лицам - корпорациям, обществам, которые не отвечают за долги государства, даже если оно и является их учредителем. Поэтому, вслед за решением международных судов, последуют не менее напряженные судебные разбирательства о возможности взыскания убытков и источника их погашения», - подчеркнул Замиховский.

Иллюстрация / REUTERS

Какие иски объединят под крышей нового органа

Украина, начиная с 2014 года, подала множество исков в различные международные суды против РФ.

Пять исков были поданы в Европейский суд по правам человека относительно нарушений Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод на оккупированных украинских территориях. 26 июня 2018 года ЕСПЧ удовлетворил ходатайство официального Киева от октября 2016 года и объединил четыре иска в два производства - по Крыму и Донбассу, в отдельном производстве осталось дело о вывозе детей из Донбасса в Россию.

Данный шаг ЕСПЧ серьезно усложняет жизнь представителям России, которым теперь гораздо труднее будет добиваться приостановки рассмотрения отдельных дел. Между тем, в марте 2018 года в РФ заявили, что изучают возможность денонсации Европейской конвенции по правам человека и прекращения сотрудничества с ЕСПЧ.

Госхолдинг «Нафтогаз Украины» подал иск в Международный трибунал при Постоянной палате Третейского Суда в Гааге против России за захват активов в оккупированном Крыму: наземной и транспортной инфраструктуры, в частности, газотранспортной системы полуострова с Глебовским подземным хранилищем газа, в котором, на момент аннексии, находилось 600 млн куб. м газа; 90 морских газовых и нефтяных скважин; восьми морских стационарных платформ; восьми блоков-кондукторов; 70 км морских газовых трубопроводов; 31 плавсредства, из которых четыре – буровые платформы. Общая сумма претензий – около 8 миллиардов долларов. Решение суда ожидается до конца 2018 года. «Уже в этом году мы можем выиграть до 8 миллиардов долларов. Но затем станет вопрос - как их забрать», – отметил коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко.

В 2016 году Украина также подала иск против России в Международный суд ООН относительно Конвенции по морскому праву. Он вмещает такие фундаментальные вопросы, как использование морского пространства, нарушение экологической безопасности и завладение объектами культурного наследия. Размер компенсации со стороны России определит Международный трибунал ООН. По мнению экспертов, он будет значительным.

В 2018 году Украина подала иск против России в Международный арбитражный суд в Гааге по Конвенции ООН по морскому праву в связи с нарушением

Российской Федерацией суверенных прав Украины в Черном и Азовском морях и Керченском проливе. Сумма иска не разглашается.

Война между Украиной и Россией идет и на экономическом фронте. Обе стороны подали иски во Всемирную торговую организацию, которая призвана регулировать споры в вопросах международной торговли. Всего в ВТО находится четыре украино-российских дела. По двум из них уже приняты решения, и не в пользу нашей страны. Еще два спора остаются на рассмотрении. Суммы претензий не озвучивались.

В 2014 году Украина также подала иск в Международный уголовный суд (Гаагский трибунал) относительно военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных на востоке Украины и в Крыму. Согласно предварительному отчету трибунала, ситуация на территории Крыма и Севастополя была признана равнозначной международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией. В РФ на это ответили, что оспаривать выводы не будут, так как не признают юрисдикцию Международного уголовного суда.

В 2017 году наша страна подала иск против России в Международный суд ООН, обвиняя РФ в поддержке терроризма на востоке Украины и дискриминации этнических украинцев и крымских татар в оккупированном Крыму. Суд счел доказательную базу несовершенной, то есть не признал финансирование Россией терроризма на Донбассе, но обязал РФ обеспечить право крымчан получать образование на украинском языке, а также право крымских татар представлять свои интересы в Меджлисе. Решение суда Кремлем не выполняется. Украина, со своей стороны, передала в суд новые доказательства. Конечного решения трибунала пока нет.

Что касается общей суммы ущерба, нанесенного Россией в следствии аннексии Крыма и оккупации Донбасса, то в июньском исследовании «Цена Кремлевской агрессии в Украине: материальное измерение» от Eurasia Center Atlantic Council она оценена в 100 миллиардов долларов. Подсчет велся по принципу – доля потерянного ВВП умножалась на четыре. «Донбасс был источником 10% ВВП Украины, Крым - 3,7%. В МФВ оценили ВВП Украины в докризисный 2013 год на уровне 179,6 млрд долл. Таким образом, общая стоимость активов Крыма и Донбасса составила 13,7% от этой суммы, умноженные на четыре, или 98,4 млрд долларов», - говорится в отчете Eurasia Center Atlantic Council.

Не беря в расчет будущий размер репарации со стороны России, решение о которой, несомненно, примут международные суды, главное – осуждение действий агрессора на мировом уровне на основе международного права. Что повлечет за собой поддержку нашей страны в глобальном масштабе и полную изоляцию РФ.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter