Хмиль: Хотим европейские дороги - нужно платить по рыном ценам / Фото УНИАН

Куратор автодорог: Штрафы за перегруз защитят дороги от грузовиков

Куратор в Мининфраструктуры дорожного хозяйства Украины Роман Хмиль в интервью УНИАН рассказал, когда будет повышен акциз на бензин, какие еще налоги и штрафы введут для финансирования дорожной реформы, а также о масштабной проверке «Укравтодора».

Хмиль: Хотим европейские дороги - нужно платить по рыном ценам / Фото УНИАН

УНИАН опубликовал 11 июня статью «Дороги отремонтируют дорогим бензином», в которой шла речь об инициативе Мининфраструктуры повысить в очередной раз акцизы на бензин и дизельное топливо. Ведомство объясняло необходимость такого шага катастрофической нехваткой средств на ремонт и строительство отечественных дорог. Тема вызвала широкий резонанс и массу дискуссий как в экспертной среде, так и в обществе в целом. Причем отклики на идею министерства в большей степени были негативными. Эксперты уверяли, что затея в кризисное время не к месту и, как показывает опыт прежних лет, рост акцизов на топливо никак не сказывается на качестве дорог. Люди в своих комментариях к статье, подсчитавшее, что при росте акциза бензин будет стоить 30 гривен литр, сразу напомнили – при подорожании топлива одновременно скачет вверх цена товаров, что негативно скажется на содержимом их кошельков. По мнению населения, новые чиновники, вместо борьбы с коррупцией в своих рядах, которая и тормозит обновление отечественных автотрасс, заговорили языком предшественников – акцентируют катастрофическую нехватку денег и необходимость очередного повышения акцизов на топливо. Мининфрастуктуры тоже прокомментировало статью УНИАН, обращая внимание на то, что повышение акциза - неотвратимо, именно таким образом можно спасти дорожную отрасль.

«Действительно, зачем признавать реальность, давайте продолжим кричать с дивана, что во всем виновата власть и коррупция. Ведь платить из своего кармана за качественные дороги так не хочется! Но давайте определяться, «мы халявщики, или партнеры», как в известном рекламном ролике «МММ» девяностых годов. Хочу прокомментировать статью, вышедшую на УНИАН, и расставить важные акценты... План реформ у нас публичный, дорожную карту реформ дорожной отрасли, расписанную на 2015-2017 годы, мы выставили на общественное обсуждение. Собираем замечания, учитываем то, что считаем целесообразным, выставляем окончательную карту и быстро по ней движемся», - написал на своей странице в Facebook ответственный в Минифраструктуры за реформу «Укравтодора» Роман Хмиль, пришедший несколько месяцев назад в ведомство из ІТ-сферы.

Учитывая важность акцизной темы, УНИАН обратился к чиновнику с рядом уточняющих вопросов, в том числе, и по дорожной реформе.

Хмиль: Без повышения акцизов денег на дороги не хватит

Роман, вы в Мининфраструктуры работаете уже два месяца. Какими первыми результаты можете похвастаться?

Сформировал новую команду, внедрены новые методы управления проектами, разработали две дорожные карты: по дорожному рынку и автотранспорту. Ну и пока ничего не рухнуло. Это - определенно успех и стоит он мне недешево, работаю без выходных.

Вы строите планы на долгосрочную перспективу?

У меня горизонт - два года. Думаю, это можно назвать долгосрочной перспективой, так как в министерстве команды меняются каждый год.

Сейчас самая дискуссионная тема – инициатива министерства повысить в очередной раз акциз на топливо. Почему так резко ведомством был поднят этот вопрос?

Вопрос был резко поднят как раз журналистами, а не министерством. Мы об этом говорили, как об одном из механизмов обеспечения финансирования дорожной сферы, на перспективу. А журналисты написали, что министерство уже собралось поднимать акцизы. Впереди - много дискуссий экспертов при участии общественности, будут проведены экономические расчеты – насколько нужно поднять акцизы, как это ударит по цене на бензин, сможем ли мы с Антимонопольным комитетом сдержать рост цен и так далее.

Но согласно дорожной карте министерства, повышение акциза запланировано на 2016 год…

Пока этот вопрос только на стадии обсуждения, решение по нему будет приниматься через несколько лет, после всех обсуждений, как экспертных, так и общественных.

По приоритетности способов наполнения Дорожного фонда повышение акциза сейчас стоит на последнем месте. Первым же стоит вопрос собираемости акцизов, которые уже есть. А также их целевого использования именно на дороги - для этого мы создаем государственный Дорожный фонд и территориальные Дорожные фонды в каждой области.

Сейчас акцизы приносят около 40 млрд грн, или чуть меньше, поскольку в 2015 году из-за кризиса сократился объем потребления. То есть, в этом году будет собрано 30-35 млрд. «Укравтодору» выделено лишь 3,4 млрд грн на ямочный ремонт, 700 млн грн - на программу «Дороги Карпатского края» и еще 19 млрд грн - на погашение ранее взятых кредитов. Очевидно, остальные деньги идут на финансирование других статей бюджета.

Все правильно, когда говорят - ребята, мы же уже платим акцизы, но где наши дороги? Нужно деньги от акцизов, которые уже есть, прозрачно перевести в государственный Дорожный фонд и пустить исключительно на дороги!

Какие еще варианты увеличения сбора средств на дороги?

Второй этап - борьба с теневым рынком нефтепродуктов. По оценкам экспертов, 30-40% этого сегмента рынка, а может и до 50%, находятся в тени и, соответственно, акциз с таких нефтепродуктов не уплачивается. Справедливо говорят - прежде, чем повышать акцизы, нужно вывести нефтепродукты из тени, чтобы не наказывать законопослушные компании, которые исправно платят все налоги и акцизы.

Третий этап – плата с грузовиков весом более 12 тонн и внушительные штрафы за перегруз.

Мы за год сделаем эти три первых шага, но уверен, увидим, что денег все равно не хватает, так как необходимо ремонтировать дороги быстрее, больше и лучше.

Только вдумайтесь. У нас 430 тысяч километров дорог, из них 97% в неудовлетворительном состоянии. Чтобы привести их в порядок за 10 лет, нужно выделять по 100 млрд грн в год.

Я задаю себе вопрос - где же мы возьмем эти средства? Даже если все меры, описанные выше, будут реализованы, при том уровне акцизов, которые есть, мы будем иметь в два раза меньше денег, чем нужно. Ведь наши акцизы гораздо ниже, чем во всех соседних странах.

И тогда общество должно будет определиться: ремонтируем дороги за 10 лет, поднимая акцизы, либо потерпим 20-25 лет, но платить больше не хотим.

Думаю, что люди будут готовы заплатить больше, если будут уверены, что эти деньги будут честно и прозрачно потрачены именно на дороги, которые простоят 30 лет и ими смогут пользоваться наши дети.

Вы озвучили один из приоритетов Мининфраструктуры – выведение нефтерынка из тени, хотя это - непрофильное направление. Что готово предложить ведомство для решения этой задачи?

Мы очень надеемся на плодотворное сотрудничество в этом вопросе, в частности, с губернатором Одесской области Михаилом Саакашвили. Именно через границу с Приднестровьем, через Одесскую область идет большая часть «серых» нефтепродуктов. Мы хотим перекрыть каналы таких поставок в Николаевской и Одесской областях. Мы будем обращаться к таможенникам, в налоговую, прокуратуру, к губернаторам для искоренения коррупции в этой сфере. Всем нужны дороги, а на дороги нужны деньги, и нам надо сообща эти деньги вывести из тени.

Вернемся к акцизам. Вы аргументируете их повышение тем, что в Украине они ниже, чем в Европе? Но и доходы украинцев в разы меньше, чем у европейцев…

Это как евроремонт в вашей квартире! Хотим европейские дороги – нужно платить рыночные деньги за них. Либо давайте возьмем опыт соседних, постсоветских стран. Акцизы у нас ниже, чем у белорусов, россиян, казахов. Эти страны ближе к нашим реалиям. Когда там начался бум дорожного строительства? Когда они подняли акцизы, направили деньги в дороги и начали строить транспортные коридоры.

В России такая же проблема, как и в Украине - огромная коррупция в дорожной сфере. Поэтому не думаю, что приведенный вами пример удачный…

Возможно. Но километры новых дорог, которые там появились – как в Беларуси, так и в России, стали возможными с момента повышения акциза. Не исключено, что тот акциз, который собирался до повышения, разворовывали, но новый акциз стал жестко контролироваться. Вероятно, эффект в этом.

В Украине акциз повышался по нескольку раз в год, но на качестве дорог это никак не отразилось. К тому же, уровень отечественного акциза не очень отличается от уровня акцизов в соседних странах...

Мой аргумент в следующем: мы должны определиться – вывести из тени рынок нефтепродуктов, создать дорожный фонд целевого финансирования, побороть коррупцию, реформировать «Укравтодор», и у нас появится эффективная машина, которая будет честно и качественно строить дороги.

Но мы потом будем говорить, и я уже знаю, о чем, - денег все равно мало. И это - вопрос для национального диалога: готовы ли мы скинуться, чтобы получить дороги быстрее?

Вы считаете, что сейчас украинцы недостаточно платят акцизов, этих денег мало для выполнения первых этапов дорожной реформы?

Нет. Этих денег, если бы они тратились целевым образом на дороги, было бы достаточно для первых шагов.

Продолжая тему акцизов: вы в предыдущих интервью говорили, что оцениваете доходы от местного «пистолетного» 5% акциза в 10 млрд, плюс бюджетные 3 млрд - получается 13 млрд, чего вполне хватило бы на содержание украинских дорог. Какова сейчас ситуация с поступлением налогов?

Мы запросили в Минфине статистику собираемости местного акциза в 5% за первые три месяца этого года – было собрано 1,5 млрд грн. То есть, с такими темпами показатель составит 6-7 млрд в год. Единственная проблема с этими деньгами, что они заходят в местные бюджеты и не являются целевыми. Ошибка, которая была допущена при принятии соответствующих изменений в законодательство, в том, что данные деньги не выписаны как целевые на дороги. Минфин говорит - да, деньги идут, а местные советы используют их на различные цели.

У экспертов иное мнение. По их подсчетам, этот налог платят меньше половины операторов АЗС. Но в стоимость топлива он входит и составляет около 1 грн на литр…

Как это не платят АЗС? Все отчеты в налоговую идут согласно чекам. Возможно, есть какие-то махинации на заправках, когда человек чек не берет, его забирают. Затем в базе данных эту операцию удаляют, отсюда и махинации. Это - вопрос к фининспекции. Но продать бензин «в белую» и не заплатить налог, невозможно.

Откуда уверенность, что власть пойдет на создание Дорожного фонда и средства из него будут использованы по назначению, если даже местный налог не идет на дороги? Озвученные вами 40 млрд от акцизов - существенные деньги, которыми государство в такой кризисный момент закрывает дыры в других секторах экономики…

Закон принимает Верховная Рада. Поэтому народные депутаты, представляющие интересы всех громад Украины, должны данный вопрос решить. Тема дорог ​​болезненна для всех. Если вы спросите у людей на местах - что вас больше всего беспокоит, то дороги войдут в тройку самых главных проблем.

На дорожном вопросе перед выборами, а на местах они пройдут нынешней осенью, особо активно спекулируют. Хотя на деле никаких изменений не происходит…

Да, спекулируют. И пусть спекулируют. Все, что говорят политики, - это спекуляция в определенной мере. Но на них давит общество, и политики вынуждены что-то обещать, а потом выполнять. Спекуляция - когда сказал и не выполнил, вот тогда надо избирать другого депутата, или дожимать того, который есть - в этом наша гражданская ответственность. Поэтому я верю, что депутаты за законопроект проголосуют (о создании Дорожного фонда – УНИАН).

То есть, ответственность за создание фонда вы полностью возлагаете на парламент?

Да. Сейчас создана рабочая группа. Ее возглавил глава Мининфраструктуры Андрей Пивоварский. В нее вошли депутаты от всех фракций коалиции. Ее задача – скорейшее продвижение законопроектов, связанных с дорожной отраслью. Все фракции заявили, что готовы задачу выполнить, так как дорожный вопрос особенно важен.

В министерстве рассматривают сценарий, если цена на нефть восстановится на предкризисном уровне - более 100 долларов за баррель? Как это повлияет на стоимость топлива и на экономику Украины в целом?

Давайте мы дойдем до вопроса повышения акциза - через пару лет, тогда будет более понятно, что происходит на рынке.

Карта развития дорожной отрасли предполагает разработку законопроектов для внедрения в 2017 году платы за проезд грузового транспорта весом более 12 тонн, так называемый tolling. Также планируется ввести штрафы за перегруз автомобилей. С чем связаны эти инициативы?

Это - наш третий источник пополнения дорожного фонда. 80% объема акциза сейчас платят легковые автомобили, лишь 20% - грузовые. А 95% ущерба дорогам наносится именно грузовиками. Поэтому будет справедливо ввести плату за проезд для автомобилей весом более 12 тонн.

Штрафы за перегруз автомобилей не являются существенным источником поступления средств, зато хорошо защищают дороги от перегруженных грузовиков. Опыт западных стран продемонстрировал - как только начинается жесткий весовой контроль, через три месяца нет нарушителей. Штраф в Польше за перегрузку на 1 тонну - 1,5 тысячи евро, Германии - 10 тысяч евро. Как только они были введены, а там инспекция на дорогах некоррумпированная, то через три месяца осталось максимум 5% нарушителей, а перегруз составил не более 10% от норматива. У нас сейчас доходит до 100% превышения норматива. Поэтому в первые три месяца мы получим неплохие доходы, но потом этот источник поступлений будет просто окупать затраты на содержание систем контроля веса. Тем не менее, этот контроль крайне необходим, чтобы защитить наши дороги.

Сколько планируете привлечь средств от введения платы за проезд для тяжелых грузовиков?

Пока есть только предварительные оценки экспертов. Но плату будем вводить не на всех дорогах сразу, только на тех, которые в нормальном состоянии - сначала на дорогах первой категории. Затем отремонтируем дороги второй категории и введем плату на них. Поэтому поступления будут расти. Точные цифры станут понятны через 3-4 года. Если tolling будет введен хотя бы на 30% отечественных дорог, то сумма поступлений составит от 5 до 10 млрд грн в год - до 10% Дорожного фонда.

Мининфраструктуры был презентован пилотный проект Дорожного фонда в Николаевской области. Когда его планируется запустить, как он будет функционировать?

Проект в целом приняли положительно, но есть много рабочих вопросов. За две недели мы доработаем его и встретимся вновь для обсуждения деталей. Но это не столько наш проект, сколько региональный. Мы вышли с идеей, как это можно сделать в условиях отсутствия финансирования. По сути, предложили создать Николаевский территориальный дорожный фонд как дочернее предприятие Мининфраструктуры или областной государственной администрации, или как коммунальное неприбыльное предприятие. В случае успешной реализации Николаевского проекта, мы рассматриваем возможность запустить подобные в Одесской и Львовской областях.

Министерство готово контролировать этот процесс?

По проекту должен быть создан наблюдательный совет фонда, в котором будут представлены общественность, фининспекция, представители заинтересованных сторон. Вот они и будут друг друга контролировать.

Каким вы прогнозируете дорожный бюджет на 2016 год?

Если будет принят закон о Дорожном фонде, то бюджет составит 40 млрд грн, из которых 14 млрд грн пойдут на погашение долгов, накопленных в прошлом. На дороги останется 26 млрд гривен против 4 млрд в этом году.

Ведутся ли переговоры с международными фининститутами о предоставлении кредитов на дорожные цели?

Ведутся. Думаю, около 1 млрд долларов мы получим от банков, которые уже работают с Украиной, – ВБ, ЕБРР, ЕИБ.

И в этом году идет финансирование. В 2015 году мы  получим около 4 млрд грн. На эти деньги выполняется ремонт трассы Киев-Харьков, части трассы Киев-Одесса, а также участка дороги из Киева на Яриловичи в Беларусь, содержится дорога Киев-Чоп. Подробный план трат этих денег мы недавно разместили на сайте министерства.

Согласно реформе «Укравтодора», за ним останутся только функции заказчика, а подрядчики будут отбираться на конкурсной основе. Но и сегодня есть негативный пример таких конкурсов. Так, печально известная донецкая компания «Альтком», которая прославилась теневыми операциями во время строительства инфраструктуры к Евро-2012, возглавляемая учительницей йоги с Кипра, в 2015 году получила подряд на строительство участка трассы Киев-Одесса общей стоимостью 22 млн евро. Министерство проводит проверки таких подрядов?

Фининспекция две недели назад начала комплексную проверку «Укравтодора» и дорожного хозяйства в целом. Будут проверены все контракты, начиная с 2010 года.

То есть, можно надеяться, что нанесших ущерб государству привлекут к ответственности?

Безусловно. Уровень задолженности, который мы унаследовали, на сегодня составляет около 3 млрд грн. Это - долги «Укратводора» и Службы автомобильных дорог, которые тянутся перед подрядными организациями с 2011-2013 годов. И часть этих долгов - дутая. Поэтому будет проведен аудит всех актов сдачи-приема работ на дорогах. Хотя, это проблемный вопрос, так как проверить воочию работы на дороге, которые закончились еще в 2012 году, очень трудно. Тем не менее, проверка будет проведена. Это - прямая функция фининспекции, и мы всячески стимулируем данный процесс.

На чем основывается расчет министерства стоимости ямочного ремонта? Предыдущими реформаторами озвучивались разные суммы...

В среднем один квадратный метр ямочного ремонта в зависимости от технологии, которая используется, обходится в 400 гривен. Главная проблема ямочного ремонта - он не имеет смысла. Если мы объявляем тендер на проведение ямочного ремонта, то иностранные компании сразу заявляют – он будет стоить в 10 раз дороже. Потому что такого вида ремонта в Европе нет. На Западе он называется аварийным ремонтом – вырезается часть поврежденной дороги и полностью переделывается, участок затем эксплуатируется год-два. А у нас ямочный ремонт держится 3-6 месяцев.

В Украине 160 тысяч километров дорог нуждаются в ремонте, на это нужно 10 млрд грн, а выделено 1,7 млрд грн. И что нам делать? Можно сделать пятую часть объема работ так, как это делают в Европе, и дорога продержится два года. Но тогда у нас оставшиеся 80% дорог будут в ямах. В этом году мы еще используем ямочный ремонт, так как некоторые дороги в аварийном состоянии, по ним вообще сложно проехать. Чтобы системно изменить ситуацию, нужен Дорожный фонд, тогда все деньги с акцизов на топливо будут идти исключительно на строительство, ремонт и эксплуатацию дорог. Сейчас делаем все, чтобы уже с 2016 года этот механизм заработал.

А во сколько обходится строительство одного километра новой дороги?

Строительство одного километра автомобильной дороги первой категории, с четырьмя полосами движения, может стоить от 50 до 100 миллионов гривен. Кроме строительных работ и стоимости материалов на цену влияет количество искусственных сооружений, развязок, пешеходных переходов, которые необходимо построить, фактор местности, необходимость устройства и переноса коммуникаций.

Какая сейчас ситуация с проектом первой в Украине концессионной дороги Львов-Краковец? На каком этапе находится отбор претендентов на ее строительство?

Первый этап тендерного отбора по этому проекту закончится 24 июля. После подачи всех документов и рассмотрения всех предложений будет понятно, кто потянет проект, а кто нет. Потом будет второй этап, где уже будут озвучены предложения по сумме строительства, источникам финансирования и другим дополнительным деталям.

Уже есть приблизительные расчеты, сколько для автомобилистов будет стоить проезд по этой дороге?

Пока этих данных нет. Подсчет цены - как раз предмет конкурсных торгов, и поэтому на данном этапе сказать, во сколько обойдется проезд, мы не можем.

Владислав Швец (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter