Минэнерго решили разделить обратно на два ведомства / фото УНИАН

Купи козу, продай козу: зачем правительство снова разделяет Министерство энергетики и защиты окружающей среды

Правительство спустя девять месяцев после объединения в одно министерство сферы энергетики и окружающей среды приняло решение вновь разделить это ведомство. Это - признание провала реформаторской идеи поставить во главу угла развития экономики экологию. Двум самостоятельным министерствам нужно будет заново формировать кадровую политику и повестку дня, на что уйдут месяцы.

Минэнерго решили разделить обратно на два ведомства / фото УНИАН

В последнюю среду мая правительство одобрило постановление, согласно которому объединенное Министерство энергетики и защиты окружающей среды, которое существует меньше девяти месяцев, будет вновь разделено на два ведомства.

Решение формально было инициировано исполняющей обязанности главы Минэкоэнерго Ольгой Буславец, но несколько дней назад о его подготовке проговорился премьер-министр Денис Шмыгаль.

По словам чиновников, разделение министерства на два отдельных ведомства, одно из которых будет отвечать за развитие энергетики, а второе – за экологию, позволит комплексно упорядочить формирование государственной политики в этих сферах. 

«У нас сегодня колоссальный кризис в энергетике. И выбор - создавать сегодня новое Министерство экологии, как мы договаривались. Это было политическое решение – создание собственно Министерства экологии. У нас нет шести месяцев создавать Министерство энергетики, поэтому мы идем таким путем: мы выделяем Министерство экологии. Будем ускорять все процедуры, двигаться вперед. Критически важно обеспечить стабильность Министерства энергетики», - сказал в среду глава правительства на заседании своего Кабинета.

«Целью постановления является оптимизация системы центральных органов власти путем разделения полномочий в сфере охраны окружающей среды и энергетики, что даст возможность комплексно упорядочить процесс формирования государственной политики в этих сферах и избежать конфликта интересов в реализации государственной политики», - заявила в представлении на заседании Кабмина проекта решения и.о.главы Минэкоэнерго Буславец.

«Хочу отметить, что проблема имеет отображение в многочисленных обращениях со стороны призывов общественных экологических организаций по разделению указанных сфер один от другого», - добавила она.

То есть, и в первом случае, когда объединяли ведомства в одно министерство, были железобетонные аргументы в пользу этого шага, так и когда пришло время разъединять, у чиновников нашлись свежие аргументы в свою защиту. 

Все это означает, что двум создаваемым самостоятельным ведомствам нужно будет заново формировать кадровую политику и рабочую повестку дня, на что уйдут месяцы.

Энергетическая общественность эту инициативу правительства восприняли с иронической издевкой, сравнивая попытки объединения и разъединения министерств с анекдотом: «купи козу, продай козу». 

Реальные проблемы экологии и энергетики страны от этого реформаторского зуда не решаются, но на душе у чиновников, очевидно, становится легче. 

Разделение фактически означает признание Кабинетом министров провала реформаторской идеи объединить в одном министерстве вопросы энергетики и экологии, чтобы поставить во главу угла – именно защиту окружающей среды. Премьер, похоже, считает, что инициированный в августе 2019 года его предшественником и администрацией президента эксперимент по объединению ведомства не дал ожидаемого результата.

Иллюстрация / REUTERS

Кто в ответе за экологию? 

Возглавивший в начале марта правительство Украины Шмыгаль признает,  что был очень удивлен, когда на одном из первых для себя заседаний глава объединенного Минэкоэнерго докладывал о положении дел в атомной и угольной отраслях, а затем внезапно перешел на проблему краснокнижных растений и вылове мотыля.

Удивляться не стоит, ведь единое министерство отвечает сразу за все сектора энергетического комплекса страны, и за все сферы, касающиеся защиты окружающей природной среды. 

Например, за топливно-энергетический баланс в стране и за выдачу разрешения на ввоз из-за границы сумок из кожи питона и спасение завезенных слонов.

Минэкоэнерго в свое время также подчинили Госгеокадастр и Государственное агентство лесных ресурсов. Под его крылом оказался, так называемый, «зеленый» блок: природно-заповедный фонд, охрана биоразнообразия и водных ресурсов.

Трудно себе представить уровень компетенции, которым должен обладать человек, чтобы эффективно управлять  этой сложной энерго-экологичной махиной. 

И существует ли он? Практика показала, что нет. И даже создание десятка должностей заместителей министра, которые курируют отдельные направления, очевидно, не помогло оправдать надежд на создание современного министерства на европейский манер.

Кстати, премьер-министр Шмыгаль уже пообещал в ближайшее время назначить исполняющего обязанности нового министерства, отвечающего за экологию. Очевидно, это надо читать таким образом, что Буславец продолжит руководить Министерством энергетики в статусе исполняющей обязанности.

«Мы идем таким путем: выделяем министерство экологии и будем ускорять все процедуры, двигаться вперед, и критично важно в кризисное время обеспечить функционирование Министерства энергетики. Это важно, поскольку кризис может привести к непоправимым последствиям. Экология сейчас работает, будет назначен исполняющий обязанности», - сказал в среду на заседании правительства премьер Шмыгаль.

двум создаваемым самостоятельным ведомствам нужно будет заново формировать кадровую политику / pixabay.com

Хорошая идея, плохая реализация

А все начиналось с хорошего. Идея объединить два министерства, которые в Украине исторически работали самостоятельно, новому руководству страны пришла в конце лета прошлого года, глядя на европейских преуспевающих собратьев. Действительно, ряд стран - Франция, Швеция, Австрия, Бельгия, Хорватия и другие, объединили портфели энергетики и экологии в один. Далее в зависимости от приоритетов государственной политики, одно из направлений доминирует.

Пример Украины в очередной раз оказался нетипичным для европейской страны: реальное положение дел в экономике со временем перевесило реформаторскую политическую задумку и хорошие мысли об экологически чистой Украине.

В сентябре бывший тогда премьер-министром Алексей Гончарук объяснял, что именно энергетическое министерство присоединяется к нынешнему Министерству экологии и природных ресурсов, поскольку решения в энергетике должны «просеиваться через сито» экологичности, которое должно быть в приоритете. 

Спустя несколько месяцев стало ясно, что ворох  проблем, которые годами накапливала энергетическая отрасль, полностью перетянул министерское внимание и ресурсы.

Совсем скоро экологи забили тревогу, заявив, что их сферой в объединенном министерстве занимаются только десятая часть чиновников. Активисты считают, что объединение министерств изначально заложило конфликт интересов и создало базу для злоупотреблений со стороны энергетических предприятий-загрязнителей. В то время как деятельность органа в направлении защиты природы была парализована.

Объединенное Минэкоэнерго, во главе со вторым по счету и.о. министра Буславец, вместо того, чтобы стать лидером преодоления климатических вызовов, еле-еле сводит баланс работы энергосистемы, отдавая большую долю рынка загрязняющим окружающую среду угольным теплоэлектростанциям и снижая мощности нейтральных для экологии атомных блоков.

Коронавирус и спровоцированный им экономический кризис окончательно отодвинул вопросы защиты окружающей среды в списке правительственных приоритетов. И стало ясно, что в нынешнем формате работа Минэкоэнерго не эффективна.

Новому министерству, которое будет заниматься защитой окружающей среды, необходимо оперативно сформировать четкую экологическую повестку дня. Экологи просят обратить внимание на приоритетные проблемы, которые отражены в Соглашении об Ассоциации между Украиной и ЕС: качестве атмосферного воздуха, промышленном загрязнение, охране природы, изменении климата и сохранении озонового слоя.

А, энергетический сектор страны, который находится в состоянии самого острого за время независимости страны кризисе, и сам требует разумных менеджеров и продуманной политики.

Для того, чтобы реформы в Украине действительно работали на благо страны, недостаточно слепо следовать примеру европейских стран. Для энергетики и экологии откат назад к двум независимым министерствам в середине 2020 года - вынужденный шаг, который означает необходимость заново формировать ворох вопросов, что значительно затормозит не только развитие, но и решение критических проблем двух отраслей.

К слову, та же участь – нового разделения под реформаторским соусом, скорее всего, ждет и объединенное Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины.

А как же тогда наша экономика будет возрождаться после удара коронавируса, когда ключевые министерства находятся в постоянном состоянии реформирования и кадрового поиска.

Анна Бредихина

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter