Глава Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергей Дьяченко / ru.slovoidilo.ua

Эксперт по энергетике: Веерное отключение света – плоды деятельности "семьи" Януковича

Украинцев ожидает веерное отключение электроснабжения. Почему это происходит, кто является истинным виновником дефицита света, а также о том, что нужно сделать, чтобы в дальнейшем подобного избежать, какие меры необходимо предпринять населению для снижения вероятности сгорания бытовой техники рассказал в интервью УНИАН глава Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергей Дяченко.

Глава Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергей Дьяченко / ru.slovoidilo.ua

- С 26 августа 2014 года вступило в силу распоряжение Кабинета министров «О принятии временных чрезвычайных мер на рынке электрической энергии». Министерство энергетики и угольной промышленности уже направило областным энергоснабжающим компаниям сообщения о возможном веерном отключении электроснабжения населения, как это было в 90-х годах. Основной причиной называется дефицит мощностей в объединенной энергосистеме Украины. Что происходит?

- Проблема в дефиците топлива. В середине 90-х он был из-за глубочайшего экономического кризиса – объем платежей за электроэнергию в то время составлял около 70% от необходимого, из них деньгами – 15%, остальное – денежным суррогатом (векселями, бартером). Как следствие – финансовое положение генерирующих станций было кошмарным –  просто не было денег на закупку топлива. Поэтому и было введено ограничение на поставки электроэнергии.

Сейчас же дефицит топлива возник вследствие войны на востоке Украины, из-за чего практически прекращена работа шахт. Кроме того, вскормленные Россией боевики автомобильными колоннами вывозят уголь с Донбасса в РФ. Но главное в другом. То, что сейчас происходит, является следствием затягивания реформы угольной отрасли. Вернее, следствием курса, которому следовало предыдущая власть, ей реформирование углепрома было невыгодно. Уголь в Донецкой и Луганской областях – глубоко дотационный. В то время при курсе 8 грн/доллар себестоимость угля с востока составляла 120-140 долларов за тонну. А в Амстердамском порту австралийский и американский уголь обходился в 71-72 доллара за тонну – то есть, вдвое дешевле, и это с транспортными расходами. А все потому, что там он добывается открытым способом, а у нас – на километровых глубинах. Страна в прошлые годы тратила примерно 2 млрд долларов из бюджета на дотации шахт, чтобы снизить себестоимость угля до приемлемых размеров.

- А в чем заключалась выгода «семьи» Януковича?

- Согласно рассказам в экспертном сообществе, действовала следующая схема. На востоке существует кустарный способ добычи угля - так называемые копанки, где уголь намного дешевле в силу несоблюдения техники безопасности. Часть действующих официально шахт уменьшало добычу формально, уголь покупали с копанок, но при этом получали дотацию. Грубо говоря, шахтерам какую-то зарплату платили, а миллиарды шли в карманы «имитаторов процесса».

- Сейчас есть надежда, что все изменится?

- 23 года ничего не менялось, так как боялись прежние руководители тронуть шахтеров, что могло спровоцировать социальный взрыв в регионе. А тем, кто был у власти, бюджетные потоки на дотацию угольной отрасли были очень выгодны. Сейчас мы переживаем результат такой деятельности.

Давно нужно было провести реформу отрасли, закрыть откровенно нерентабельные шахты, и вложить деньги в развитие новых угольных месторождений, к примеру, в Червоноградском районе, и модернизацию тех шахт, у которых есть потенциал. Расчет Европейской комиссии свидетельствует, что сократив в два раза число нерентабельных шахт и вложив в развитие перспективных можно было перекрыть временное падение добычи и даже увеличить производство угля.

- То есть, веерное отключение электроэнергии – плоды работы «семьи» Януковича. Но что же сейчас можно сделать для разрешения ситуации?

- В принципе, можно было решить эту проблему импортом угля, но, судя по всему, просто не успели. Плюс есть нюансы, связанные с маркой топлива. Не думаю, что это – концептуальная проблема, но для ее решения нужно время.

- Польская Rzeczpospolita пишет, что угледобывающие компании страны рассматривают возможность поставок своей продукции в Украину. В РП сейчас находится на складах около 8 млн тонн нереализованного угля, поставки его в нашу страну будут выгодны и для польских компаний.

- Купить можно, но просто не успевают – отопительный сезон на носу, нужно принимать быстрые решения. Украина в разные периоды импортировала уголь, как правило, он был польский или российский. Понятно, что российский уголь никто покупать не собирается, а по поводу польского угля – надеюсь, что можно наладить его поставку «с колес» – не в резерв, хотя, может быть даже можно немного поднакопить. Это – вопрос объемов и пропускной способности железной дороги. Хотя,  напряжение мгновенно не спадет. Но импорт угля будет 100 процентов.

- Почему веерное отключение электроэнергии касается только населения?     

- Есть такая штука как работа энергосистемы. Потребление неравномерно во времени, причем проблему создает население. В утренние и вечерние часы, когда все включают различную бытовую технику, потребление резко возрастает. Атомные электростанции не могут покрывать пик в виду того, что у них очень низкие маневровые характеристики – диапазон практически нулевой. А ТЭС могут менять мощность подачи (почти вдвое), поэтому именно они покрывают «качели» нагрузки в течение дня, а пики снимают ГЭС. Но сейчас у ТЭС нет угля «с колес», то есть, они срабатывают то, что накапливали на зиму (нужно иметь согласно нормативам не менее 2 млн тонн угля в резерве), а гидростанции вследствие очень жаркого лета, что спровоцировало низкий уровень воды в реках, не могут покрывать пики. Поэтому и стал вопрос веерного отключения, причем только населения.

То есть, отключая население, выравнивают график нагрузки под атомные электростанции. Промышленность не трогают, так как она потребляет электроэнергию более равномерно.

- Веерное отключение даст ожидаемый эффект?  

- Конечно. Если есть разница в нагрузке и потреблении (потребляется больше, чем производится) – резко скачет частота. По нормативам она должна быть 50 Гц, при 49 Гц уже начинает автоматика отключать блоки атомных электростанций. То есть, из сети выходит часть производителей, и разрыв между подачей и потреблением электроэнергии еще больше увеличивается. Это называется системная авария. То есть, начинается развал энергосистемы. Частота в системе падает еще ниже, а в домах вся техника – холодильники, телевизоры, а также оборудование на предприятиях - начинает гореть. Это – миллиардные убытки для страны. Веерное отключение дает возможность этого избежать.

- Но при веерном отключении может произойти тоже самое. К примеру, работает холодильник или бойлер, а их по несколько раз в день отключают неожиданно. Как результат – техника выходит из строя. То есть, бытовой потребитель страдает…

- Но сейчас в технике есть стабилизаторы, как и в счетчиках.

- Но на периферии, вероятнее всего, такая техника отсутствует…

- Вы правы, при включении и выключении повышается нагрузка на электроборудование. Конечно, есть вероятность того, что техника может перегореть. Но поскольку веерное отключение будет вестись по графику, то этого можно избежать. А уточнить время отключения нужно в любом облэнерго, или горэнрго. Хотя, бывает непредвиденная ситуация, когда диспетчерская фиксирует резкий разрыв в сети, и тогда возможно экстренное отключение электроснабжения, чтобы избежать системной аварии.

- Так как же людям себя обезопасить?

-  Если вы знаете, что днем будет выключаться свет, то нужно заранее вытащить все штекера из розетки. И это намного больше вас обезопасит, чем оставить электрооборудование включенным в сеть.

- Украина является 22 страной в мире по экспорту электроэнергии. Это – достойный показатель. Может, нужно в такой критический момент приостановить на время продажу электроэнергии за границу. Думаю, основные партнеры - Венгрия, Словакия, Румыния, Молдова и Польша нас поймут, так как полностью поддерживают Киев в противостоянии с Россией.

- Есть техническая сторона проблемы – все-таки существуют договоры, и на их выполнение рассчитывают. Кроме того, Бурштынская ТЭС, с которой осуществляется физический экспорт, работает на угле, так что вопрос обеспечения экспорта тоже не снимается. Кроме того, так называемый «Бурштынский остров» выключен из энергосистемы Украины. То есть, даже если будет принято решение о прекращении экспорта и переходе на поставку электроэнергии в Украину, то это потребует времени.

- Много?

- Не скажу конкретно, так как практически не было прецедентов. Но мероприятий нужно будет провести достаточно много.  Но есть еще одна проблема – украинская энергосистема сейчас находится в том виде, в котором она создавалась при Советском Союзе. Концепция была следующей – в западной части Украины строились избыточные мощности для поставок на экспорт в страны Восточного содружества, а в перспективе и в западную Европу. Но при этом данное направление имеет недостаточную мощность электросетей для передачи электроэнергии в другие регионы Украины. Говоря проще, на западе страны 1,5 ГВт мощностей атомных электростанций просто закрыты. За 23 года независимости можно было уже решить эту проблему путем строительства ЛЭП. Даже были проекты Всемирного банка, провели тендеры, которые выиграли сербская и индийская компании. Но потом все кануло в Лету. А построить нужно всего два ЛЭП, то есть, завершить закольцовку системы.

В принципе, коэффициент использования мощностей в атомной энергетике составляет 82%. Это - самый низкий показатель в мире. И все из-за того, что у нас закрытые мощности. В мире «атомку» эксплуатируют более чем на 90%. Ведь это самая дешевая электроэнергия. У нас это сделать невозможно, так нельзя электроэнергию передать.

- В середине августа появилась информация в СМИ  о том, что в стране осталось угля на 40 суток работы ТЭС, другими словами, только на сентябрь. На днях глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец заявил, что запасов угля может хватить до середины ноября. Какие из данных правдивые?

- К сожалению, не располагаю данными по запасам угля. По всей видимости, дана команда их не обнародовать, чтобы не провоцировать ажиотаж и панику. И в этом есть логика.

Но нужно понимать, что Донецкая и Луганская области производят 70% угля. 30% добывается и в других регионах, в частности, в Червоноградском районе. Причем там есть месторождения, которые не разрабатывались, так как приоритет в этой сфере отдавался востоку. И по той причине, что министры топлива или их замы всегда были из этого региона, естественно, лоббировали свои интересы. Сейчас необходимо обратить внимание на этот вопрос, есть возможность увеличения добычи в западных регионах. Стоит отметить, что на Бурштын, которым сейчас распоряжается компания ДТЭК Рината Ахметова, везли всегда уголь из Донецкой области, хотя изначально именно Червоноградский район должен был осуществлять поставки – намного ближе и транспортные расходы, соответственно, ниже.   

- Сейчас экспортному «Бурштынскому острову» тоже поставляется донецкий уголь?

- Не знаю, как сейчас в виду войны на востоке, но раньше это было именно так. Компания ДТЭК строила корпоративную цепочку, как ей было выгодно, что выливалось в потери западных регионов в плане добычи и поставки угля.

- Реально сейчас начать более мощную добычу угля на западе Украины?  

- Там есть пласты, нужно строить шахты, для чего необходимы капиталовложения. Но это нужно делать по любому. В Украине угледобыча без донецких и луганских шахт не нулевая. Поэтому ситуация будет стабилизирована. Определенное количество угля мы будем получать «с колес», плюс определенный объем угля будет сэкономлен, плюс ограничим потребление. И дай Бог, начнем  накапливать резерв, который сейчас срабатываем.

Нана Черная (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter