Всеволод Ковальчук: Вторая половина лета для энергосистемы Украины будет непростой

Всеволод Ковальчук: Вторая половина лета для энергосистемы Украины будет непростой

Временно исполняющий обязанности главы НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук в интервью УНИАН рассказал, почему вторая половина лета будет непростой для энергетической системы Украины, каких успехов компания достигла в борьбе с коррупцией и как проходил конкурс на руководителя «Укрэнерго».

Национальная энергетическая компания «Укрэнерго» - стратегическое предприятие, которое эксплуатирует магистральные электросети и передает электроэнергию от электростанций до облэнерго. Диспетчера «Укрэнерго» следят за стабильностью работы энергосистемы, а также за балансом производства и потребления электроэнергии. Именно они фиксируют малейшие изменения в энергосистеме и затем дают указания атомным, тепловым и гидроэлектростанциям увеличивать или уменьшать производство электроэнергии.

Недели две назад специалисты ГП «НЭК «Укрэнерго» сигнализировали – в Украине со второй половины июля может возникнуть дефицит производства электроэнергии. Благодаря мерам, предпринятым Министерством энергетики и угольной промышленности, ситуация стабилизировалась. Возобновились поставки антрацитового угля из зоны АТО, что обеспечило увеличение выработки на электростанциях.

Тем не менее, компания призывает промышленные предприятия и население к осознанному и рациональному потреблению электроэнергии, особенно в жаркую погоду.

В интервью УНИАН временно исполняющий обязанности главы «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук рассказал, из-за чего возник дефицит производства электроэнергии летом-2016 и какие существуют пути выхода из сложной ситуации, в каком состоянии находится сама компания и что не так с конкурсом на пост руководителя стратегического предприятия.

Ковальчук: Вторая половина лета для энергосистемы будет непростой / Фото УНИАН

Всеволод Владиславович, первый вопрос, который интересует потребителей, - будут ли отключения электроэнергии летом? Ведь лето-2015 было нелегким для энергетической системы Украины…

Лето-2016 тоже непростое. Наверное, слышали о том, что в июне не осуществлялись поставки антрацитного угля из зоны АТО. Поэтому на некоторых станциях запас угля близок к минимальному. К примеру, на Славянской ТЭС. И это при том, что сейчас тепловой генерации угля нужно даже больше, чем зимой. Сейчас меньше электроэнергии могут дать атомные электростанции. В силу разных обстоятельств затянулись сроки ремонтов атомных блоков. В первую очередь, первого и второго Запорожской атомной станции.

Возобновление поставок антрацитового угля из зоны АТО позволило стабилизировать угольные склады и увеличить состав работающего оборудования на электростанциях, сжигающих антрацитовый уголь. Так, на Криворожской ТЭС сегодня работают пять энергоблоков (а не 1), на Приднепровской ТЭС – 3 энергоблока (а не 1).

А что случилось с атомными станциями?

В этом году произошла совершенно недопустимая ситуация с графиком ремонтов атомных блоков. Никогда такого не было, чтобы сразу такое количество блоков одновременно находились в ремонте. Это произошло из-за того, что «Энергоатом» вовремя не провел процедуру закупок, а потом еще попал в ситуацию, когда его счета арестовали. Поэтому все нормативные сроки ремонтов были просрочены.

Сейчас ГП «НАЭК «Энергоатом» скорректировал вывод в плановые ремонты энергоблоков АЭС и выстроил их в линию. Так, энергоблок №4 Запорожской АЭС отключается на капитальный ремонт после включения со среднего ремонта энергоблока №5 (а не раньше), энергоблок №1 Хмельницкой АЭС выходит в средний ремонт после включения с ремонта энергоблока №3 Ривненской АЭС. Такой вывод в плановые ремонты энергоблоков АЭС не приведет к ухудшению баланса мощности, что имело место при старом графике. Скорректированный график ремонтов энергоблоков существенно улучшит баланс электроэнергии Украины в июле–августе.

Я не могу сказать, что стоит ждать отключений электроэнергии. Пути выхода из сложной ситуации всегда есть. Есть вопросы, которые может решить «Энергоатом» со своим регулятором. В случае необходимости есть вариант импорта электроэнергии, и речь не обязательно идет о России. Можно импортировать из Беларуси и Молдовы.

Но ведь еще весной рассматривался вариант экспорта электроэнергии соседям?

Абсолютно верно. Но это - рынок в условиях параллельной работы энергосистем соседних стран. Есть моменты, когда мы можем экспортировать, а когда необходимо - импортировать. Но импорт - не единственный вариант. Также не стоит забывать, что есть большое количество газомазутных блоков, которые уже давненько не функционируют, но они находятся в работоспособном состоянии. Цена на газ сейчас гораздо ниже, чем ранее. И не исключен вариант, что это тоже может быть одним из путей выхода из ситуации – возобновить производство электроэнергии на газомазуте. То есть, вариантов решения проблемы много. Плюс не исключается вариант, что не будет проблем с поставками угля из зоны АТО. И станции самостоятельно смогут покрыть существующий дисбаланс угля. Таким образом, ситуация еще не критическая. Но она непростая, требующая принятия срочных решений.

Но если вопрос с дефицитом мощностей производства электроэнергии не удастся решить, отключения будут?

Опыт работы в 2014-2015 годах свидетельствует, что даже если дефицит мощностей будет, то тогда пойдет речь о плановых ограничениях, краткосрочных, совершенно небольших, которые, по большому счету, не повлияют существенным образом ни на социальную сферу, ни на промышленность. То есть, это небольшие ограничения. У нас возможный дефицит мощностей на уровне 1млн кВт.

В последнее время наметилась еще одна острая проблема – кризис неплатежей на рынке электроэнергии. Сейчас общая сумма задолженности участников рынка достигла порядка 29 млрд грн. Такая ситуация сказывается на работе «Укрэнерго»?

Расчеты за электроэнергию – это не наши полномочия.

Но ситуация на «Укрэнерго» все равно влияет?

Конечно. Мы же получаем деньги с распределительного счета по алгоритму, как и все остальные, - пропорционально фактическим расчетам облэнерго за поставленную Энергорынком электрическую энергию. Процент расчетов Энергорынка неуклонно падает, начиная с начала этого года. Если на стыке 2015-2016 годов мы были со стопроцентными расчетами Энергорынка, то по итогам первого квартала они были на уровне 93%, сейчас – в районе 89-90%. При составлении финансового плана «Укрэнерго» мы закладывали процент расчетов рынка в диапазоне 93-95%. Фактически сейчас меньше, чем 90%.

Компания ощущает дефицит денег?

Нет. И в прошлом году и в этом мы приняли очень много мер, связанных с экономией на закупках. У нас достаточные остатки на счетах сохраняются до сих пор. Поэтому компания не испытывает дефицита денежных средств. Возможно, мы даже в ближайшее время обратимся с инициативой снизить тариф «Укрэнерго». Пока не выходим с таким предложением лишь потому, что до конца не можем точно спрогнозировать процент недорасчета. Не хотим иметь дефицит на конец года. Когда сделаем более точный прогноз, тогда и поймем, насколько мы можем снизить наш тариф.

А снижение тарифа «Укрэнерго» может повлечь за собой снижение цен на электроэнергию? Ведь сейчас НКРЭКУ ввела формулу определения цены на донбасский уголь «Роттердам+доставка», что, по мнению экспертов, приведет к существенному повышению цен на электроэнергию для потребителей…

Чтобы все понимали - наша доля в цене электрической энергии достаточно небольшая. При оптовой рыночной цене июня 1237 грн/мегаватт-час наша цена составляет 99 грн. Даже если мы снизим тариф на 10%, то это всего 0,9-0,8%. Так что обрадовать конечных потребителей не могу – снижение тарифа «Укрэнерго» мало повлияет на цену электрической энергии.

Хочу спросить - как оценить работу любого руководителя? Может ли быть критерием прибыльность предприятия? Или отсутствие масштабных аварий, сбоев и так далее?

Интересный вопрос. Как по мне, то на большинстве крупных государственных предприятий отсутствуют четкие ключевые показатели эффективности работы руководителей. К примеру, у меня нет контракта с министерством. А вот у моих предшественников был. Но в контракте выписаны совершенно обтекаемые формулировки, такие как выполнение инвестиционной программы, финансового плана. Я не знаю ни одного случая, чтобы какого-то руководителя отстранили из-за невыполнения условий контракта. По крайней мере, в «Укрэнерго». Хотя у нас никогда не было стопроцентного выполнения плана. Были даже годы, например, 2015-ый, когда компания вообще прожила без утвержденного финансового плана.

Хорошо, я уточню вопрос – были срывы поставок электроэнергии по вине «Укрэнерго»?

Отключений по вине персонала «Укрэнерго», либо аварий в сетях компании пока я исполняю обязанности директора не было. Но вовсе не значит, что это моя персональная заслуга. И я хочу, чтобы все это четко понимали - компания имеет достаточно высокий запас прочности. Я готов дискутировать с любым человеком на эту тему -  если мы на протяжении 2-х лет не будем инвестировать ни копейки, то ничего с нашими сетями трагического не произойдет. Это, во-первых.

Во-вторых, работа без отключений и аварий не может быть единственным параметром оценки руководителя. Мы должны снижать затраты, должны более эффективно инвестировать деньги, должны обеспечивать снижение потерь электроэнергии в сетях. То есть, наши инвестиции должны быть направлены не только на повышение надежности, они должны иметь еще и экономический эффект.

Но инвестиционный план «Укрэнерго» существует, и в нем заложена приличная сумма - 6,22 млрд грн. Кстати, как идет его выполнение? Ведь в 2015 году инвестплан полностью не был выполнен…

Выполнение инвестиционной программы в 2015 году в процентном выражении было одно из самых худших, наверное, за всю историю существования «Укрэнерго». Есть несколько факторов, почему так произошло. Один из них -  инвестиционная программа была одна из самых больших, собственно, за всю историю. Во-вторых, первые полгода практически не проводились закупки. К сожалению, в 2016 году мы тоже пока не можем похвастаться очень высоким результатом выполнения инвестиционной программы.

А все потому, что при проведении закупок мы продолжаем бороться за экономию. Соответственно, процедуры проходят более тщательную проверку, многие даже пересматриваются. Кроме того, вводился в действие новый закон о закупках, который изменил процедуры. Из-за этого произошла пауза на месяц-полтора. И только со второй половины мая мы возобновили закупочную кампанию.

Не будете сокращать свою инвестиционную программу?

Планируем. Посмотрим на итоги первого полугодия. В 2016 году тоже рассчитываем достичь экономии на закупках, потому что запланированные цифры по-прежнему остаются выше рыночных, с нашей точки зрения. Взять хотя бы те же трансформаторы. Мы опять рассчитываем на снижение цены относительно плана, как это произошло в 2015 году.

Но если быть откровенным, то инвестиционная программа в краткосрочной перспективе, в принципе, не очень сильно влияет на надежность электрической сети. Куда большее значение имеет выполнение так называемого приказа предприятия №1, в котором выписаны ремонты и эксплуатационные мероприятия, план подготовки к следующему осенне-зимнему периоду. Вот здесь мы идем строго по графику и даже немного опережаем его.

Ковальчук: При оптовой рыночной цене июня 1237 грн/мегаватт-час наша цена составляет 99 грн / Фото УНИАН

Кстати, «Укрэнерго» полностью перешло на закупки в системе ProZorro?

Мы перешли еще с 1 января и в добровольном порядке. А с первого апреля - полностью на электронный формат закупок.

Но ранее вы говорили, что у системы ProZorro были определенные недоработки…

Там постоянно идут доработки. Каждую неделю у нас возникает какая-то закупка, которая требует изменения регламента, способа размещения информации на порталах и т.д. К примеру, сейчас мы готовим новый тендер на покупку трансформаторов. Чтобы расширить конкурентную среду, мы в течение месяца отрабатывали механизм, кто и как может принять участие в торгах. Ведь зарубежные компании готовы участвовать в тендере, но с доставкой на базисе ДАФ (без уплаты таможенных сборов). Не хотят иметь контактов с нашими доблестными таможенными органами. Но в таком случае система должна автоматически высчитывать справедливую цену на трансформаторы.

Вопрос относительно финансовых показателей работы «Укрэнерго». В 2014 году – убытки. В 2015 – прибыль, хоть и небольшая. Чего ожидать в текущем году?

Первоначально мы запланировали получить 2,9 млрд грн прибыли. Но после того, как реализуем нашу инициативу по снижению тарифа и сокращению инвестиционной программы, – прибыль снизится, но все равно останется значительной.

В первом квартале мы получили убыток. В основном из-за операционных курсовых разниц. Но потом ситуация с курсом выровнялась и по итогам первого полугодия прибыль будет в районе миллиарда гривен.

Получение прибыли компанией может быть заслугой менеджмента?

Применительно к «Укрэнерго», как и к любому другому предприятию, которое получает тариф по принципу «затраты +», очень тяжело оценивать по показателю прибыльности эффективность работы менеджмента. Я по этому поводу веду дискуссию с Министерством экономического развития и торговли. Мы свою прибыль можем запланировать с абсолютной точностью, кроме курсовых разниц, когда не можем спрогнозировать курс национальной валюты на период реализации инвестиционной программы и установления тарифа.

Но после перехода на стимулирующее тарифообразование, к чему я стремлюсь, очень верю, что это случится в 2017 году, прибыльность действительно станет важным показателем, по которому можно оценивать эффективность работы менеджмента и компании в целом. Однако на данный момент для «Укрэнерго» и при действующей системе тарифообразования прибыльность не может служить объективным показателем эффективности работы менеджмента.

Вопрос по поводу подключения киевского энергокольца к Хмельницкой и Ривненской АЭС - как идет строительство захода на подстанцию «Северная»?

Одна из очередей строительства – заходы от подстанции «Киевская» на «Новокиевскую-Северная». И здесь огромный прогресс достигнут за последние месяцы.

Дело в том, что эту линию начали строить еще в 2007 или 2008 году. Но практически сразу работы были остановлены по инициативе ряда землесобственников. Все это время проходили трудоемкие процедуры, связанные с выкупом земельных участков. Они до сих пор не завершены. Но, по крайней мере, вся разрешительная документация у нас уже есть. Задержка последнего года была связана с позицией буквально 3-х землесобственников, которые блокировали на протяжении более 6-7 лет все процессы.  В начале июня была поставлена финальная точка. Получено нотариальное согласие землесобственников. Это - большая победа моего периода работы и нового руководителя Центральной электроэнергетической системы. Когда процесс будет завершен, я постараюсь этого руководителя максимально отметить, потому что несколько предыдущих руководителей энергосистемы не смогли решить проблему.  

Насколько мне известно, «Укрэнерго» была проведена большая работа по пересмотру контрактов в сторону их удешевления. Из всех госкомпаний аналогичная работа была проведена разве что в «Укргазвыдобування»…

Кроме как об «Укрэнерго» и «Укргазвыдобування» я действительно не имею информации, какие еще государственные предприятия эффективно боролись с коррупцией и пошли на пересмотр ранее заключенных контрактов. В целом, если судить по конкретным результатам экономии, то из ТОП-20 крупнейших государственных предприятий, считаю, что мы на первом месте, а «Укргазвыдобування» - на втором.

А как высшие эшелоны власти оценили вашу работу, в частности, в Минэкономразвития?

Минэкономразвития оперирует макроэкономическими показателями. Для них гораздо важнее показатель получения прибыли в размере 840 млн против убытка в 1,2 млрд годом ранее. Точно также для налоговой - для нее объем фактически увеличившихся отчислений в бюджет является более важным показателем, чем экономия на затратах или на вложениях. Поэтому я не уверен, что на данный момент в достаточной степени оценены мои действия, связанные с уменьшением стоимости закупок. Если говорить об экспертной среде, то мне очень понравился тезис одного блогера после нашумевшего, но очень значимого для нас тендера, на котором трансформаторы были куплены за 928 млн грн при стартовой цене 2 млрд грн. Так вот, блогер писал: «Что ж вы так гордитесь тендером? Имели возможность украсть и не украли – это нормально. Это не является экономией».

Даже вот такое мнение присутствует. Причем я не отвергаю его. Оно имеет право на жизнь в любой нормальной стране с нормальными устоявшимися процессами. Не воровство – это не добродетель, а нормальное состояние. К сожалению, мы живем в таком извращенном мире, когда не воровство возводится в рамки величайших достижений. Но как бы там ни было, я не вижу пока какой-то существенной оценки моим действиям. К примеру, не так давно прошел конкурс на главу «Укрэнерго», в котором я не победил. Думаю, что это тоже свидетельствует о том, что достигнутые мной результаты либо не в полной мере воспринимаются людьми, принимающими решения, либо не являются для них определяющими.

Кстати, как проходил этот конкурс? Чувствовалось, что с ним происходит что-то не так?

Конечно. Мне не дали выступить. Я не смог презентовать себя.

То есть как?

Вот так. Нас пятерых финалистов пригласили на финальное собеседование. Регламент предусматривал презентацию своего конкурсного предложения. Мне не предоставили такой возможности.

А в конкурсной комиссии были только министры или еще представители международных организаций?

Я могу точно сказать, что в комиссии был Шевки Аджунер, директор  представительства ЕБРР в Украине. Как мне сказали, он является одним из самых активных членов конкурсных комиссий из числа независимых. На конкретно моем собеседовании, которое было индивидуальным, я общался с господином Аджунером. Отвечал на его вопросы. Другие независимые члены комиссии, если они присутствовали во время заседания в зале, никакой активности не проявили. Визуально я не могу даже подтвердить, что они присутствовали, как и сказать гарантированно, что их не было. Там было достаточно большое количество людей. Но активная позиция была только у представителя ЕБРР.

Ходят слухи, что победителя конкурса никто в глаза не видел, а конкурсная комиссия, вроде бы, общалась с ним по скайпу. Лично вы его видели? Он там был?

Собеседование началось в 17:00. Я был там в 18:40. С этого времени и до завершения процесса его там не было. Был ли он до этого - мне неизвестно. Исходя из публикаций в СМИ, не было. Возможно, собеседование было по скайпу и это является приемлемым. Мне, по крайней мере, когда звонили и приглашали на финальное собеседование, секретарь комиссии сказала, что присутствие личное является крайне желательным. Но не прозвучало, что это строго обязательно.

У вас сейчас есть понимание, как дальше будет развиваться ситуация? Тем более, после такого скандала…

Я не знаю. Есть обязательная процедура. Победитель конкурса должен быть официально представлен Кабинету министров для утверждения. Это следует из постановления правительства от 3 сентября 2008 года №777.  Я продолжаю исполнять обязанности директора «Укрэнерго», как и ранее.

Николай Бабич (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter