Взрыв в жилом доме прогремел воскресным утром 21 июня 2020 года \ фото УНИАН

Киевлянка Марина Писаненко: "После взрыва нашего подъезда на Позняках, мы год привыкали жить без дома и своих вещей, "в гостях""

19:20, 18 июня 2021
8 мин. 2225 Интервью

Киевлянка Марина Писаненко – жительница злополучного подъезда дома на Позняках, который год назад обрушился после неизвестного взрыва. Тогда власти и города, и страны обещали пострадавшим решить проблемы с жильем до осени. Марина рассказала УНИАН, как они выполнили свои обещания и наказаны ли виновные.

Взрыв, прогремевший воскресным утром 21 июня 2020 года, разрушил целый подъезд столичной многоэтажки по улице Соломии Крушельницкой 1/5 на Позняках. Пять человек погибли. Молодая девушка Анастасия Недашковская лишилась мамы, отца, брата. Татьяна Хмелевая и ее сын Анатолий потеряли главу семейства – мужа и отца. Погибла и пенсионерка, в квартире которой был эпицентр взрыва.

Практически сразу речь зашла о том, что произошла утечка газа – накануне в подъезде забирали счетчики на поверку, ставили вместо них перемычки.

Сто пятьдесят человек оказались на улице, и власти тут же пообещали пострадавшим новое жилье. Слова об этом звучали и от мэра, и от премьер-министра, наконец, президент Владимир Зеленский вручил некоторым пострадавшим ключи от квартир. Одна беда - к отоплению тот новострой, в котором должны были осесть пострадавшие, не подключили, пришлось вновь выживать.

Даже спустя год жилье, а не документы на него, получили лишь две семьи, у части пострадавших нет и этого. О том, как руины старого дома на Позняках превратились в стихийную свалку, новом жилье, в котором невозможно сделать ремонт, украденных вещах и том, что виновных в трагедии все еще нет, УНИАН рассказала одна из жительниц разрушенного подъезда Марина Писаненко.

Год назад вас обещали быстро расселить в новые квартиры, насколько правдивым были те слова?

В конце весны 2021 года без документов на квартиры оставалось 12 семей. Мы взбунтовались, записали видео, но и после него остаются без жилья семь семей.

Фактически в одном из столичных ЖК получили квартиры только две семьи, те, кто потерял близких. Живут, параллельно делают ремонт.

Вы знаете, как они пережили этот год?

Толя в свои 19 лет стал главой семьи (Анатолий Хмелевой потерял отца, - УНИАН). На него навалилось много всего и нужно разгребать. Он молодец. Их поселили в новый дом, ремонт там сделан поверхностный, такой, чтобы не было строительной пыли. Грубо говоря: "Очень дешево и сердито". Зимовали там единственными жителями на весь дом, который не был подключен к отоплению. Прожили холода с трудом - дорого из-за расходов на электроэнергию. Мерзли. В одежде, в шапках спали. Но год прожили в новой квартире. 

Настя (Анастасия Недашковская потеряла всю семью, - УНИАН) въехала уже позже, у нее такой проблемы не было. Но не скажу вам, как она. Я практически с ней не общаюсь, она держится несколько в стороне. 

Жители дома соберутся 20 июня, чтоі почтить память погибших при взрыве \ фото УНИАН

У остальных ваших бывших соседей такие же проблемы?

У нас целый ЖК не дает доступа к квартирам. Что это означает: дом огражден зеленым забором, это строительная площадка и никого туда не допускают. Когда запустят - четкой информации нет. Люди не могут ни начать ремонт, ни продать квартиру, чтобы купить хоть какое-то жилье.

В другом ЖК люди рассыпаны по первым этажам нескольких домов. И в некоторых этих многоэтажках - электроэнергия по часам. Поэтому люди тоже не могут начать делать ремонты. 

Несмотря на все обещания: "Месяц, максимум, полтора", "К отопительному сезону", "К новому году" мы устраиваемся своими силами.

Некоторых наших соседей, из общежития, где они жили в первые дни, расселили по гостиницам, хостелам, социальным квартирам и т.д. Сейчас так живет около 30 человек. Среди них многие пенсионного и предпенсионного возраста. И не все получили материальную помощь.

Мы год привыкали жить без своего дома, без личных вещей, без документов и семейных фото, без крыши над головой, быть гостями.

И что об этом думают чиновники, которые обещали быстрое решение чуть ли не всех проблем?

За этот год я осознала, что, за редким исключением, мы остаемся со своими проблемами один на один. Государство заботится до некоторой степени или до выборов.

У нас изначально был очень сложный контакт с народным депутатом. Сейчас она уже несколько месяцев, даже больше, не идет на контакт. Ни информации от нее невозможно добиться, ни о встрече договориться. На наши последние встречи даже ее помощники не приходили…

Теперь наши проблемы не интересны журналистам, а когда нет СМИ не приходят и представители власти. Но я уже поспорила с другими жильцами, что на годовщину - придут.

20 июня мы с бывшими соседями планируем собраться возле дома. Мы хотим почтить погибших, поддержать морально детей, которые остались сиротами из-за чужой халатности, которые весь этот год осознавали, что спаслись чудом. Хотим посмотреть на дыру, где были наши квартиры. Посадим деревья и надеемся, что они будут жить там вместо нас.

Удалось ли вам спасти хотя бы часть вещей из разрушенного дома?

Вещи, спасенные из родительского дома, для нас теперь "трофеи". В зависимости от степени повреждения квартир, у кого-то больше спасенных вещей, у кого-то меньше. Много поломано, побито, поцарапано. Много потерь. Но, с учетом того, что мои родители могли в то утро быть дома, и если бы были дома - сидели бы на кухне... У меня нет потерь.

Наши вещи разворовывали по полной программе: и деньги пропали, и украшения. Есть обращения в полицию, но точно не скажу, сколько семей обратилось. Дело в том, что с первого по четвертые этажи вещи выдавали спасатели еще в первую неделю после взрыва. Парни из районной службы заходили, по видеосвязи узнавали у жильцов, где искать ценные вещи и документы, выносили все, что могли на себе вынести. Пацаны отработали по-человечески на 500%. Потом, когда начали выносить с пятого этажа и выше, стали обнаруживать пропажу денег, драгоценностей. Не у всех, выборочно.

Но дом же охраняли?

Да. Там стояла Нацгвардия, которая якобы охраняла. С последним этажом все понятно – там могли залезть через крышу. Жильцы соседних домов неоднократно говорили, что видят по ночам фонарики в наших квартирах. Я и сама такое видела около 12 ночи. Но мы ничего не можем сказать, мы не знаем, были ли это мародеры или Нацгвардия, или исполнители демонтажа… У нас нет доказательств. 

Как проходит демонтаж вашего подъезда? Уже известно, что будет на этом месте?  

Тут у меня встречный вопрос: почему бетонные руины вывезены менее чем на один километр от дома и просто свалены на берегу озера без всякой утилизации? Я видела фотографии, на которых были обломки моей кухни - не перепутаешь. 

В первые дни тоже куда-то недалеко вывозили обломки, наши вещи, и это можно было понять - криминалисты должны были проводить какие-то следственные действия. С другой стороны, нас не подпускали к дому, хотя там были вещи, которые взрывной волной выбросило из квартир. Я тогда увидела, как ветер гоняет по улице фотографии, бросилась их собирать. Нацгвардия на меня за это накричала, но, когда я отдала те фото соседям, они рыдали навзрыд...

Демонтаж на уровне третьего этажа "заморозили" где-то с января. Несколько дней назад был всплеск активности. Зачистили три этажа до бетона и остановились, разобрали кран. Почему заморозили, какие будут дальнейшие действия? Ответов мы не получили.

Нам говорят, что решение еще не принято: "на рассмотрении". Явно место не оставят просто так. Могут вклепать что-то жилое. И я не удивлюсь если "уйдет" и баскетбольная площадка во дворе. К дороге выдвинуться некуда, а спортплощадка - мелочи жизни. Не хочу быть циником, но в какой-то момент вспомнят о трещине в соседней девятиэтажке, скажут, что она аварийная, и уклепают такую "красоту"... Вариантов много. Вопрос - на что наглости хватит. 

А что с уголовным делом, поиском виновных? О чем говорят результаты экспертиз?

Во всех наших сорока квартирах срезали остатки газовых труб, забирали на экспертизу перемычки, все те "шлангики" снимались, все опечатывалось. В первые дни брались образцы во всех квартирах. Я так понимаю, что был большой объем работ. И у нас был момент, когда готовились экспертизы, потом стадия, когда они были готовы, но у нас к ним не было допуска.

Знаю, что уже предъявлены подозрение пятерым людям из "Киевгаза", и мы ждем момента, когда, наконец, разрешат ознакомиться с экспертизой, когда ее сможет увидеть адвокат.

Мы рассчитываем, что уже скоро дело будет передано в суд. По закону, на ведение дела, на досудебное следствие, дается полгода. Но явно сроки продлевают. Сначала пеняли на экспертизу, а теперь не знаю на что. 

Представители "Киевгаза" общались или общаются с вами? Выходили они на контакт с пострадавшими?

Ни разу нигде я их не видела и не слышала. 

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies