Важно взрастить коммерческую жилку и у самих служителей муз / Фото УНИАН

Бюджеты – союзам! Заживет ли отечественная культура по-новому?

17:02, 25 апреля 2017
24 мин. 3459 1

Национальные творческие союзы Украины, существующие под эгидой Министерства культуры, из года в год жалуются, что выделяемых из бюджета средств им едва хватает на «поддержание штанов». Но переходить на хозрасчет не спешат. Поэтому рискуют лишиться последнего, что имеют – собственных помещений и земли, доставшихся им в свое время бесплатно.

Еще каких-то три десятка лет назад существование разнообразных национальных союзов писателей, художников, композиторов и хореографов оправдывалось двумя факторами. Первый был связан с необходимостью поддержки творческих людей, так как в условиях социализма, стремящегося к коммунизму, товарно-денежных отношений, особенно, в творчестве, не предполагалось. Таким образом, у служителей муз, которые не могли официально продавать результаты своего труда на свободном рынке (картины, скульптуры, театральные постановки, музыкальные и литературные произведения) – не было шансов выжить без содержания государства (меценатам-то в социалистическом обществе тоже неоткуда было взяться). Именно государство (и его структуры) выступало основным заказчиком и покупателем результатов труда творческих личностей, а разного рода творческие «союзы» занимались бюджетным лоббированием для добывания денег на зарплату, гонорары и прочие материальны блага своим членам.

Собственно, с этим и связан второй фактор – идеологическая составляющая любого творчества. Так как «музыку» заказывало государство, оно и диктовало условия: участники разнообразных национальных творческих союзов, помимо непосредственно творчества, должны были помогать стране с разнообразным пропагандистским инструментарием («правильные» стихи, песни, картины, скульптуры, постановки, фильмы и марши), а также контролировать, чтоб не просочилась в массы «вредная» культура, произведенная какими-нибудь «свободными художниками». В рамках этого симбиотического взаимодействия тоталитарного государства и тотально некоммерческого искусства (задача коммерциализировать свой труд перед культурными деятелями советской эпохи никогда и не стояла), обитатели цеховых бараков культурного сектора социалистического агитпропа получали «заслуженные» и «народные» звания, как следствие – надбавки к жалованью, награды и премии, льготы, жилье. Все это позволяло музыкантам, художникам, режиссерам и прочим воспевателям соцреализма жить и творить. Разумеется, даже во времена СССР под линию партии прогибались не все деятели искусств – но эти исключения из правил, традиционно, подвергались «общественному порицанию» со стороны «коллег», преследованиям и даже гонениям в «свободной стране», где «так вольно дышит человек». Большинство «создателей прекрасного» из совковой эпохи (как правило, породившие весьма посредственное культурное наследие), вполне комфортно себя чувствовали в рамках разного рода «союзов», обеспечивавших своих членов нужными справками (для получения жилья, участков под дачи и виз на выезд из страны) и жалованием.

Именно такая парадигма существования национальных творческих союзов, как и они сами, досталась Украине в наследство от канувшего в Лету СССР.

«Эффективное» существование

К сожалению, вместо того, чтобы заявить людям творчества нечто вроде – ребята, учитесь зарабатывать самостоятельно, а государство, со своей стороны, поддержит ваш труд законодательно, создавая льготные налоговые условия для меценатов и продвигая вас на международной арене, – Украина, с одной стороны, предпочла вообще игнорировать творческий бизнес как составляющую экономики, а, с другой, продолжила совковую традицию выделять нацсоюзам в области искусства деньги из государственного бюджета, не особо интересуясь дальнейшей судьбой этих средств. Если вам интересно, с какой целью эти деньги вообще выделяются, то оговоримся сразу – понять это не просто. Официально в соответствующей бюджетной программе Министерства культуры сказано, что ведомство ставит себе такие задачи: «подготовка и проведение культурных мероприятий национальных творческих союзов, их региональных отделений с целью поддержки музыкального, хорового, оперного и симфонического жанра, творчества украинских композиторов, хореографов, писателей, художников и фотохудожников, развития деятельности мастеров народного искусства, возрождение кобзарских традиций, культурно просветительской деятельности, освещение и распространение произведений украинской и мировой литературы, обеспечение условий для творчества и поддержки выдающихся артистов преклонного возраста, ветеранов сцены».

На деле такие «концерты для отчетности» нисколько не способствуют развитию творческой молодежи в той или иной сфере – потому что молодежь в союзы не идет, либо же денег не хватает, чтобы довести до ума (и до финала) хотя бы один проект поиска и поддержки талантов.

Лучшей иллюстрацией первого утверждения может служить состав Национального союза композиторов. По состоянию на декабрь 2015 года (наиболее свежая информация на сайте организации), возраст большинства членов союза (230 человек из 452) – 50-70 лет. Еще почти сотня членов союза уже разменяли восьмой десяток. При этом композиторов и музыковедов 25-40 лет – всего 66 человек, 40-50-летних – 60 человек.

Почти сотня членов Национального союза композиторов уже разменяли восьмой десяток / culture.dp.ua

Что касается второго утверждения, его характеризует, к примеру, история из Национального союза хореографов. Так, на проведение пятого Всеукраинского фестиваля-конкурса народной хореографии им. Павла Вирского, из бюджета они получили… 40 тысяч гривен. «Конкурс начался в прошлом году. Сначала проходили областные туры, за счет местных, а не государственных средств. Сейчас проходит второй, региональный, тур. И в этом году должен пройти третий тур, когда лучшие из лучших приезжают в Киев и показывают здесь свое искусство. Затем запланированы еще два гала-концерта для профессиональных коллективов… А мы на все это получили 40 тысяч», - рассказала УНИАН замглавы союза Валентина Масленко, по мнению которой подобные мероприятия вообще должны входить в госпрограмму Минкульта.

Как бы это цинично не звучало, но, если изучить бюджетную программу Министерства культуры «1801100 Финансовая поддержка национальных творческих союзов в сфере культуры и искусства и мероприятия Всеукраинского общества «Просвита»», сумма в 40 тысяч на проведение мероприятия может показаться вполне… внушительной. Так, несмотря на увеличение финансирования Минкульта (с 2,6 млрд гривен в 2016 году до почти 4 млрд гривен в 2017-м), нацсоюзам в сфере культуры и искусства последние три года достается одна и та же сумма – около 5,5 млн гривен на всех. Но если в 2015 году проведение каждого из 266 мероприятий творческих союзов стоило около 20,7 тыс. гривен, то в прошлом году средний объем финансирования каждого из 318 мероприятий составлял уже 17,3 тыс. гривен, а в нынешнем и вовсе по 17,2 тыс. гривен на каждое из 322 запланированных событий.

Вряд ли стоит удивляться такой «внимательности» Министерства культуры к культурным мероприятиям, если даже количество национальных творческих союзов указать – проблема. Так, в подробном перечне на сайте ведомства их 11, в то время как в вышеупомянутой бюджетной программе – 10. К сожалению, разобраться, кого именно «потеряли» - фотохудожников или писателей с краеведами – узнать не представляется возможным. В программе нет детализации по финансированию каждого творческого союза, только общие цифры.

Но зачем же тогда вступать в национальные творческие союзы? Известный украинский музыкант и арт-менеджер Павел Гудимов не берется однозначно ответить на этот вопрос. «Я не владею стопроцентной информацией относительно того, зачем люди вступают в союзы. Но, на примере художников, могу сказать, что члену союза гораздо легче получить мастерскую [от государства]. «Книжечка» о членстве позволяет бесплатно посещать музеи – как украинские, так и мировые. Думаю, есть еще определенные льготы, о которых мне не известно», - отмечает он и добавляет: - «Я не являюсь членом ни одного творческого союза, поэтому все мои наблюдения основываются на каких-то внешних факторах, в частности, коммуникации по своим художественным проектам с представителями некоторых союзов».

Гудимов считает, что, в определенной степени, национальные творческие союзы могут помогать продвижению молодежи / Фото УНИАН

Павел Гудимов считает, что, в определенной степени, национальные творческие союзы могут помогать продвижению молодежи, «но это вопрос не к музыканту, который занимался оторванной от государства рок-музыкой, а к людям в системе государственных образовательных и концертных учреждений и тому подобное».

В свою очередь, один из самых активных и успешных украинских художников, представитель направления современного украинского искусства Антон Логов также рассказывает, что вступать в национальное творческое объединение «по профилю» не имел никакого желания. «Я лично не в союзе и это мое личное решение», - подчеркнул он.

По его словам, то, что выставляется национальными творческими союзами, направления, которые ими поддерживаются, ему не близки. «Я не вижу в этом современной реакции на происходящее в Украине и вообще в мире», - говорит художник.

Успешный писатель Андрей Кокотюха также отмечает, что членом союза писателей категорически быть не согласен, зато объяснил, зачем вступил в союз кинематографистов. «Членство в нем легализует меня как творческого работника. Кино я занимаюсь 19 лет и этот документ важен для меня сам по себе. Он как паспорт. Паспорт легализует меня как гражданина, а удостоверение союза кинематографистов легализует меня как работника сферы, в которой я хочу работать. Но книги я пишу, не имея членства в союзе писателей. Мне общество киношников симпатичнее чем общество писателей», - говорит он.

Что касается союза писателей, Кокотюха убежден, что это – абсолютно ненужная структура. «Это приют ветеранов труда, которые уже давно изжили себя. Несколько попыток сделать на базе союза писателей «что-то» превращались в «пшик», потому что союз давно не генерирует идеи. Если о и нужен кому-то из молодых, то исключительно молодым поэтессам из глубоких райцентров, для которых членство в союзе писателей является определенным статусом, и то сомнительным. Модернизировать эту структуру никто не хочет, и, по-моему, она обречена на самовымирание», - считает он.

Получается, что даже скудное финансирование творческих союзов из государственного бюджета, зачастую, никоим образом не связано с продвижением молодежи и развитием культуры в Украине. Выделяемые средства идут на «поддержание штанов» цеховых объединений и, фактически, оплату труда административных работников этих «союзов». А вступают в соответствующие организации отнюдь не для развития, а с расчетом на некие льготы, получение государственных премий и статусов, позволяющих, опять же, надеяться на прибавку к пенсии, не более того.

Как лишиться последнего – недвижимости

При этом, если исходить из неопределенного ответа на вопрос «зачем это налогоплательщикам вообще нужно?», вполне резонно также можно заметить, что различные союзы писателей и композиторов вовсе не нуждаются в денежной подпитке из бюджета, поскольку с тех же советских времен, как сами творческие союзы достались Украине, им перешла в наследство неплохая недвижимость (зачастую, в центре Киева, областных центров и прочих крупных городов) и даже земля в неплохих местах. Дескать, управляй – сдавай в аренду – и живи припеваючи, устраивай отчетные концерты, поддерживай одаренную молодежь и ваяй народу на радость. Но не тут-то было.

Зачастую, денег, вырученных за аренду, представителям творческих союзов хватает, чтобы, разве что, поддерживать более-менее приличный вид своих помещений. По словам ответственного секретаря Национального союза художников Константина Чернявского, согласно украинскому законодательству, такие нужды, как коммунальные платежи, зарплаты сантехникам, электрикам или уборщикам (обслуживающему здание персоналу) союзы не имеют права закрывать за госсчет. Не спасают в этом вопросе и членские взносы (в данном случае – 240 гривен в год с каждого из около 5 тыс. членов союза художников), поскольку их тоже нельзя тратить на коммунальные услуги. Собственно, поэтому часть помещений Центрального дома художника в столице на одной из центральных улиц Сечевых Стрельцов, сдается в аренду.

У Союза писателей государство может

Но самое обидное – имущество служителей муз и вовсе могут отобрать. Причем, схема отъема элитной недвижимости в центре Киева или в областных центрах страны вполне законна. Да и проводится… властью.

Прекрасной иллюстрацией вышесказанному служит история Союза писателей, у которых государство может «отжать» Дом писателя (по соседству с Администрацией президента на улице Банковой в столице), а также дома творчества в Одессе и Харькове, создав для этого все предпосылки заранее. Так, в столице с 1 января 2016 года Киевсовет установил для национальных творческих союзов максимальный размер земельного налога. Таким образом, только за участок на Банковой, где находится Центральный дом писателя (0,37 га), союзу насчитали 157 тысяч гривен обязательного ежемесячного сбора. В итоге, суммарный налоговый долг писателей по земельному налогу перед Государственной фискальной службой составил 1,5 млн гривен. «Это абсолютно неподъемная сумма для Союза писателей. После многочисленных обращений руководителей творческих союзов к столичным депутатам, с 31 мая прошлого года размер земельного налога уменьшили втрое, однако налоговый долг оставили, и оплатить его мы не имели возможности, и не имеем ее сегодня. В просьбе отсрочить долг налоговая отказала, и, таким образом, дома писателей в Одессе и Харькове, лакомые куски для коммерческих структур, описывают и через суд выставят на торги. Шансов сохранить имущество союза писателей, не уплатив долга, фактически нет. Никого не волнует, что союз является неприбыльной некоммерческой организацией», - заявил в комментарии УНИАН глава Национального союза писателей Украины Михаил Сидоржевский.

По его словам, организацию поставили в патовую ситуацию, так как налоговая нагрузка в разы превышает финансирование из бюджета. При этом, нет никаких гарантий, что по аналогичной схеме элитной недвижимости могут лишиться и другие национальные творческие союзы.

Отойти от бюджетной кормушки

Выход из этого глухого угла есть, но мы его уже упоминали, и вряд ли он понравится большинству национальных союзов: нужно уходить из-под государственной «крыши».

По этому пути пошел, к примеру, Национальный союз архитекторов Украины. По словам президента союза Владимира Гусакова, последний раз финансовую помощь от государства организация получила в 2013 году (целых 7,5 тысяч гривен в поддержку уставной деятельности). После этого, вопреки законодательству, предусматривавшему помощь творческим союзам, они не получали из казны ничего, но и просить не стали. «Мы не поднимаем этот вопрос, понимаем, ситуация в стране сегодня сложная. Да и зарабатываем сами. Обороты наших поступлений и расходов, которые мы должны оплатить на сегодняшний день – 3,5 млн гривен. Платим налоги на имущество, за землю, коммунальные платежи, плюс зарплаты. У нас в собственности в Киеве Дом архитектора, еще в пяти городах – Харьков, Днепр, Одесса, Кривой Рог, Черкассы – есть здания и помещения», - рассказал он.

Как и в других творческих объединениях, членские взносы не решают вопрос финансирования. По приблизительным подсчетам, если все члены союза архитекторов их заплатят, то за год эта сумма составит… 65 тысяч гривен. Держаться на плаву позволяет, во-первых, сдача в аренду помещений.

Во-вторых, адекватное количество работников, которым нужно платить зарплаты. В результате, пока, например, работники союза кинематографистов перешли на полставки, а в союзе художников люди вообще работают на 0,25% ставки, архитекторы планируют поднять зарплаты своим админработникам с «минималки» в 3500 гривен до 4200-4400 гривен. Не ахти что, конечно, но, как говорится, все познается в сравнении.

И, в-третьих, архитекторов выручает активный поиск меценатов, предоставляющих безвозвратную финансовую помощь. «У нас есть партнеры, спонсоры, прежде всего, компании по производству строительных материалов. У нас постоянно проходят презентации, и эти компании заинтересованы показать свою продукцию и новые технологии архитекторам. Есть постоянные соглашения с некоторыми фирмами», – объясняет Гусаков.

Еще не готовы перейти на хозрасчет, но уже самостоятельно ищут спонсоров и в союзе краеведов, у которых вообще нет своего здания – краеведы вынуждены арендовать себе офис. По словам заместителя руководителя организации Русланы Маньковской, меценатами выступают, преимущественно те, кто сами так или иначе связаны с краеведением. Поэтому, несмотря на скудное госфинансирование, союз ведет достаточно активную деятельность: проводит конференции, съезды, научно-краеведческие экспедиции, сотрудничает с университетами, занимается охраной памятников и памятных объектов, приложил руку к декоммунизации, издает книги и журнал «Краеведение». Пускай и не так часто, как должно быть и как хотелось бы, но все же.

Вышеупомянутые отечественные кинематографисты, оптимизировав затраты на админперсонал своего профсоюза, меценатов вообще не ищут. «Потихоньку, собственными силами справляемся», – говорит глава Национального союза кинематографистов Сергей Трымбач.

Отечественные кинематографисты меценатов вообще не ищут / photoshop-master.ru

В принципе, это не удивительно, так как союз выступает соучредителем Международного фестиваля актеров кино «Стожары», Международного фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA и прочих, на проведении которых союз неплохо зарабатывает. К примеру, Международный фестиваль анимационных фильмов «Крок» входит в тройку лучших аналогичных международных кинофорумов. А кинофестиваль студенческих и дебютных фильмов молодых кинематографистов «Молодость», для которого союз кинематографистов стал стартовой площадкой, уже давно обрел самостоятельность и, что немаловажно, получил международное признание и известность.

К слову, подобные фестивали – прекрасный пример того, что творчество можно и нужно коммерциализировать. Роль государства в подобных проектах может сводиться к минимуму – точечным грантам под реализацию конкретных идей, предоставлению площадок, находящихся, к примеру, в коммунальной собственности, для бесплатных выступлений или выставок и т.п.

«Союз кинематографистов, несмотря на все замечания к нему, был и есть открытой площадкой для всех. Прежде всего, для молодежи, - убежден Андрей Кокотюха. – Даже во времена, когда украинское кино уснуло, союз был определенной «крышей» для молодых людей (не всех, конечно – за всех не расписываюсь). К примеру, скажем, Владимир Тихий, который несколько лет назад придумал альманах «Мудаки. Арабески», затем «Украина, гудбай», объединив вокруг себя молодых кинематографистов, все это происходило в рамках творческого союза».

Государственный интерес

«Я четко понимаю, что это явление [национальные творческие союзы], на сегодняшний день, требует жесткого реформирования. Необходимо не просто переосмысление, а четкая артикуляция их роли как контролера определенного качества, как помощника профессионалам в развитии и коммуникации в профессиональной среде», - говорит Павел Гудимов.

По его словам, просто говорить о закрытии творческих союзов – легче всего. Но, на деле, необходима четкая государственная стратегия – зачем и почему мы будем делать это (если такое решение все же будет приниматься). «Легче всего сказать: закройте творческий союз, потому что нет реформирования, библиотеки, потому что нет денег, музеи, потому что нет обновления, закройте Министерство культуры, ибо оно не полностью выполняет свою роль. Но это – слабая позиция». Музыкант убежден, что гораздо важнее изучить проблему, найти ее решение и создать жизнеспособную модель взаимодействия государства и людей творческих профессий.

Правда, сделать это получится, скорее всего, не с подачи чиновников. Реформирование творческих союзов должно происходить не по приказу Министерства, а «снизу», и инициаторами реформ должны выступать сами люди искусства, если им их профсоюзы нужны.

Впрочем, просто дистанцироваться от культурных проблем государство тоже не должно. Нужно изменить вектор приложения усилий. Сами властьимущие признают, что в вопросе глобальной поддержки культуры и искусства в Украине придумывать велосипед не стоит – во всем мире это происходит путем разумной налоговой политики, поощряющей меценатство. В Украине об этом говорилось не единожды. Последний раз – около года назад. Тогда министр культуры Евгений Нищук в одном из интервью заявил, что намерен создать осенью 2016 года Украинский фонд культуры, а после этого «обязательно нужен закон о меценатстве, поскольку этот фонд необходимо наполнять не только средствами, которые имеются в бюджете министерства».

Впрочем, сроки несколько затянулись и соответствующий закон о культурном фонде был принят Верховной Радой только в марте 2017 года. 19 апреля, документ, вместе с законом о господдержке украинского кино, был подписан президентом Украины Петром Порошенко. «Надеюсь, благость этих законов когда-то станет заметной людям», - прокомментировала это народный депутат от «Самопомощи», первый заместитель председателя парламентского комитета по вопросам культуры и духовности Ирина Подоляк.

По словам Нищука, цель создания украинского культурного фонда – независимость искусства от прихотей чиновников. «Не чиновник должен определять, кому сколько денег давать», - сказал он в эфире одного из телеканалов.

Но радоваться пока еще рано. Старый закон о благотворительности не отвечает современным вызовам, закон о меценатстве, а также возможные изменения фискальной политики в сфере искусства и культуры, которые позволят не только развиваться этой сфере, но и выходить на международный уровень, еще не приняты.

По словам Нищука, цель создания украинского культурного фонда – независимость искусства от прихотей чиновников / Фото УНИАН

При чем здесь налоговая политика? Схема, популярная в ряде западных стран, проста: бизнесмен-меценат, увлекающийся каким-то направление искусства (и, как правило, знающий толк в своем хобби и могущий заметить талант), решает предоставить поддержку, например, начинающему художнику – платит стипендию, предоставляет мастерскую и материалы для работы. Потраченную сумму – стипендию, затраты на мастерскую и холсты – меценат списывает из налогов, которые должен заплатить в казну. Если художник оказался действительно самородком, его полотно можно выгодно продать – при этом, как правило, меценат имеет право на заранее оговоренную часть стоимости картины. С этой продажи уже выплачивается налог государству, и все в выигрыше: и страна, которая получила пополнение казны (не говоря о национальном престиже, если произведение снискало мировую славу), и спонсор, который заработал, и художник, который получает средства для своей дальнейшей деятельности.

Увы, до внедрения подобного механизма нам все еще далеко.

Кроме того, чтобы Украина стала современным культурным государством, недостаточно точечно воспитывать вкус общества к произведениям искусства или принять один-два – пусть и важных – закона. Необходимо еще прививать отвращение к схемам и лазейкам, позволяющим властьимущим отбирать у творческих людей их помещения, и искоренять кумовство, позволяющее «от балды» определять, какую книгу за выделенные из бюджета средства печатать, а какую – нет, какую картину выставлять или издавать в напечатанном за казенный счет каталоге, а какая этого не достойна, какой фильм может быть профинансирован при участии Госкино, а для какого – сами средства ищите.

Впрочем, и у самих служителей муз важно взрастить коммерческую жилку. Мировая практика свидетельствует, что искусство может быть финансово успешным (иногда – очень успешным). Продолжать же надеяться на подачки от государства – путь в никуда.

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Теги: Минкульт
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies