Четверг,
24 августа 2017
Наши сообщества

Кодексом против коррупции, или Чужих денег нам не жаль

Еврокомиссия дала Украине почти 2 млн. евро. Деньги европейских налогоплательщиков пойдут на благородное дело – искоренение в Украине такого позорного явления как коррупция...

Еврокомиссия дала Украине почти 2 млн. евро. Деньги европейских налогоплательщиков пойдут на благородное дело – искоренение в Украине такого позорного явления как коррупция. Об этом в начале недели на пресс-конференции в Киеве сообщил председатель комитета по вопросам технического сотрудничества Генерального директората Совета Европы Александр Сегер.

За европейскую часть программы, рассчитанной до мая 2009 года, будет отвечать Совет Европы. Ответственным за украинскую часть проекта выбран министр юстиции Роман Зварич.

"Кто-то должен взять на себя лидерство в деле борьбы с коррупцией. Мы обратились ко многим организациям - и все указали на министра юстиции", - объяснил журналистам этот выбор Александр Сегер.

Увы, в ходе пресс-конференции так и не возник вопрос, каковы полномочия у министра юстиции (безотносительно к конкретному лицу) для борьбы с коррупцией. Осталось также невыясненным, какими силами вполне гражданское министерство собирается бороться с правонарушителями-коррупционерами.

Сам Роман Зварич в ходе той же пресс-конференции не смог детализировать смету на выделенные 1,75 млн. евро. Зато уточнил, что готов проявить "максимум политической воли" для выделения бюджетных средств на борьбу с коррупцией. Также он объяснил, что европейские деньги будут потрачены на совершенствование законодательной базы.

"Мы введем кодекс поведения для госслужащих и наказания за его нарушение", - рассказал журналистам глава Минюста.

Ой, не тот ли это "кодекс поведения госслужащих ", который уже год как разработан, но никак не выйдет за стены подведомственного Зваричу министерства? Причем, есть подозрения, что не выйдет никогда, - слишком уж концептуальный. В духе трудов Платона.

Впрочем, господин Зварич намерен также вовлекать общественность в мероприятия по предотвращению коррупции. Повторимся, ни полномочий, ни кадровых ресурсов министерство юстиции для этого не имеет.

Хотя, конечно, правые будут и те, кто скажет, что главное деньги. А как потратить - не проблема. Украинская казна благополучно переваривала и не такие финансовые вливания с запада. С этой точки зрения проблем не предвидится и в данном конкретном случае.

Зато многие юристы выражают серьезный скепсис по поводу очередного проекта борьбы.

„Программы такого рода по своей природе не могут решить проблемы коррупции. Их задача, скорее – заложить основы для перемен в правосознании и правовой культуре как граждан, так и представителей власти. С тем, чтобы в дальнейшем целый комплекс мер (социально-экономических, правовых, политических и др.) позволил постепенно сокращать это негативное явление во всех сферах общественной жизни в Украине. Программа – не панацея, за ней должны быть осуществлены конкретные шаги”, – считает Виталий Касько, адвокат юридической фирми „Пукшин и Партнеры”.

Оценивая в целом положительно попытки власти подойти к более-менее системному решению коррупционных проблем в стране, юрист отмечает, что хотелось бы все же обратить внимание на определенную декларативность предпринимаемых шагов.

Касается это, по его мнению, не только упомянутого антикоррупционного проекта Совета Европы, но и Концепции преодоления коррупции в Украине „На пути к добропорядочности”. Последняя, как известно, была подготовлена все тем же Министерством юстиции Украины и утверждена 11 сентября нынешнего года Указом Президента Украины.

Виталий Касько, в частности, вполне справедливо отмечает, что эффективность такого рода актов зависит от последующих документов, которые наполняют их конкретным содержанием, и от действенности механизмов контроля за их реализацией. Как видно из текста самой Концепции, конкретные меры по ее реализации определяются в плане действий, который утверждается Кабинетом Министров Украины. Какие это будут меры и как именно они будут реализовываться на практике? Как говорится – читай выше.

Например - „устранение недостатков в процедуре привлечения к ответственности за коррупционные деяния. В частности, дисбаланса возможностей доказывания по делам о коррупционных правонарушениях между органами досудебного следствия и лицами, подозреваемыми в коррупции”. В чем именно заключается этот дисбаланс и в чью он пользу? Подобных вопросов много. А вот ответы на них не планируются даже в средней перспективе.

Касаясь реализации Концепции и соответствующих Программ Совета Европы и США, юрист также не преминул напомнить о хорошо известных и „Плане действий УКРАИНА-НАТО”, и общих программах с Советом Европы и Еврокомиссией как на уровне государства, так и на уровне государственных ведомств. Все они частично или целиком были посвящены вопросам предотвращения и борьбы с коррупцией в Украине. Но их реализация, к сожалению, фактически не изменила ситуации с этим негативным явлением в государстве.

Так на уровне ли гражданского министерства юстиции такие задачи нужно решать. Да и компетенция ли это министра юстиции.

Но чья тогда?

Логично было бы, если бы этот вопрос поставило перед собой государство. Хотя бы перед тем, как брать деньги на очередной этап бессмысленной доныне борьбы с коррупцией.

Ольга Гроссман

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение