Дело Станик: в украденном документе пропущена фамилия владельца

Дело Станик: в украденном документе пропущена фамилия владельца

По адресу Нестеровский, 6 находятся квартиры, которые приписывают Сюзанне Станик. В руки журналистов попали платежные квитанции на электроэнергию в этих жилищах. На кого они записаны?.. Репортаж

СтаникСегодня все связанное с именем Сюзанны Станик с каждым днем вызывает все больше интереса. В самый раз перед началом судебного процесса «над парламентом» руководитель СБУ сливает информацию о том, что ей подарена недвижимость по адресу: Киев, Нестеровский переулок, 6, квартиры №№ 27–28, стоимость каждой – миллион долларов. Затем стали говорить об имуществе ценой в двенадцать миллионов, которое она будто бы переписала на имя своей матери. Дескать, матери была передана квартира в Массандре, Ялте, земельные участки в столице и в области. СБУ также утверждает, что ей (75-летней матери) принадлежит квартира ценой в восемь миллионов в Киеве по адресу Лютеранская, 10-а. Кроме того, мама стала владельцем гаража № 17.

Вместе с тем Сюзанна Романовна пообещала отдать половину недвижимости тому, кто найдет ее, эту недвижимость (не всю, однако, а только половину). «СБУ оценивает меня в 12 миллионов – я стою 120 миллиардов», – добила Станик.

Удивительно ли, что дом по адресу Нестеровский переулок, 6 стал объектом пристального внимания со стороны представителей СМИ. Журналисты пытаются хоть что-то узнать о квартирах №№ 27–28, расположенных на одиннадцатом этаже дома. Пока бесполезно. Известно только, что этим домом активно интересуются риэлторы. Во всяком случае, на дверях квартир здесь висят объявления "Куплю квартиру у владельца".

Совместно с журналисткой сайта «Обозреватель» Татьяной Черновол я тоже двинул на Нестеровский. Мы поставили перед собой задачу: завладеть платежными ведомостями, адресованными жителям квартир №№ 27–28. Естественно, эти документы нам никто предоставлять не собирался, ведь, по правилам, в них должна стоять фамилия плательщика. Если бы в платежках стояла фамилия Сюзанна Станик или Оксана Антошко (так зовут мать судьи), это было бы подтверждало информацию, распространенную СБУ. Ясно было, что просто так эти ведомости нам давать никто не собирался, поэтому мы решили их попросту выкрасть из почтового ящика.

Это было не так легко. Мы пришли к указанному дому, типичной киевской «свечке». На входе в подъезд сидел охранник, человек уже измученный всеми журналистами Киева и Татьяной Черновол в частности.

– Ну, что вам еще нужно? Вы ничего здесь больше не найдете. Я не знаю никакой Сюзанны Станик, мое дело – охрана. Я не знаю, кому принадлежат эти квартиры, – раздраженно сказал он.

– А кто может знать? – спросили мы.

– Это могут знать в прорабской.

– Покажите, пожалуйста, где она находится.

Охранник принялся показывать мне, как пройти к прорабской, для чего вышел со мной из подъезда. Я долго тупил, еще о чем-то подробно расспрашивая его. В это время Черновол вытащила несколько платежных документов из почтового ящика, после чего мы быстро ретировались.

Разбирая мятые бумажки, мы увидели документ от «Киевэнерго» на имя Цвик Г.О. В квитанции указывалось, что тариф за электроэнергию составляет 0,1872 гривни за киловатт-час. Клеточки «показания счетчика», «потреблено», «начислено» были пустыми. Внизу – подпись: «Просим Вас самостоятельно снимать показания и осуществлять расчет суммы». Но нас интересовало не это, а только фамилия того, к кому пришла платежка. И все бы ничего, но в документе была указана другая квартира: не 28, из ящика которой мы вытащили бумажку, а 43. Похоже, почтальон ошибся. Но была у нас и другая платежка, та, что действительно предназначалась жителям квартиры № 28. Здесь все то же самое: «тариф за электроэнергию составляет 0,1872 гривни за киловатт-час» плюс пустые показания счетчика. Но отличало эти два документа то, что во втором не была указана фамилия того, кому он предназначался. Пусто.

В документе также указан адрес, по которому можно навести справки относительно оплаты. На Волошской, 42 оказалось районное отделение «Киевэнерго». Под видом простого потребителя я подошел к ответственной работнице и спросил, что значат все эти документы и почему тут не указана фамилия плательщика. Сотрудница «Киевэнерго» стала «пробивать» через компьютер информацию о жителях квартиры, но не нашла ничего. Тогда я попросил посмотреть соседнее жилище. Графа: «Нестеровский, 6, квартира 27» тоже пустовала.

– Что это значит? – спросил я у работницы.

– Не знаю... Я не знаю, что это за платежки, не знаю, кто живет в этих квартирах, не знаю, кто вы такой.

– Ну, в этом мы с вами одинаковы: я тоже всего этого не знаю.

Действительно, установить что тут кому принадлежит, могут только следственные органы, в частности СБУ. Журналистским расследованием здесь не обойтись.

На этом расследование «дела Станик» мы пока прерываем, но не прекращаем. Читайте УНИАН.         

Антон Зикора

P.S. «Газета по-киевски» сообщает, что их корреспонденту удалось все из тех же почтовых ящиков извлечь платежные квитанции, только это были квитанции за жилкомуслуги. «В 27-ой и 28-ой квартирах, согласно квитанции, живет Антошко О.Т. Квитанция была нетронутой», – пишет «Газета».

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter